Топ лот
Цена: 160 000.00 руб
100 рублей 1978 г. ММД, Олимпиада-80, гребной канал в Крылатском, золото, в слабе NGC PROOF 69 ULTRA CAMEO
подробнее
   

Нумизматическiй магазинъ "Старая Монета"
Вопросы: shop@staraya-moneta.ru
Ваша корзина пуста



"Ефимок с признаком", талер 1621 г. швейцарского кантона Цуг с двумя надчеканами времени денежной реформы царя Алексея Михайловича 1654-1662 гг.

Цена:   320 000.00 руб

Купить  В корзину  Заказ в 1 клик  Задать вопрос по лоту

Царь Алексей Михайлович Тишайший
Правление царя Алексея Михайловича Тишайшего

"Ефимок с признаком", талер 1621 г. швейцарского кантона Цуг с двумя надчеканами времени денежной реформы царя Алексея Михайловича 1654-1662 гг. Серебро. Сохранность очень хорошая. Спасский И.Г. "Русские ефимки. Исследование и каталог." с. 166, № 1490-91 (другой год). Очень редкий, надчеканы на швейцарских талерах особенно редки. С экспертным заключением Центра исследований культурных ценностей (ЦИКЦ) за подписью Зайцева В.В., старшего научного сотрудника Отдела нумизматики Государственного исторического музея:
"Ефимок с признаком", талер 1621 г. швейцарского кантона Цуг с двумя надчеканами времени денежной реформы царя Алексея Михайловича 1654-1662 гг.

"Ефимок с признаком", талер 1621 г. швейцарского кантона Цуг с двумя надчеканами времени денежной реформы царя Алексея Михайловича 1654-1662 гг.

Денежные реформы царя Алексея Михайловича Тишайшего.

"Более широкой по масштабу, но очень неудачной и тяжелой по последствиям оказалась попытка пере­строить русское денежное хозяйство, которую предпринял отец Петра, царь Алексей Михайлович.

В начале 1654 г. было решено, оставив в обращении старые серебряные копейки, в дополнение к ним выпустить неполноценные рублевые монеты, перечеканивая в рубли талеры, на которых предварительно сбивались изображения и надписи. Кроме рублей, выпускались полуполтины (1/4 рубля — 25 копеек), которые чеканились на секторах разрубленных начетверо талеров. Таким образом, серебряный рубль 1654 г. фактиче­ски равнялся 64 старым копейкам (выше указывалось, что из талера выде- лывалось именно это количество копеек), а полуполтина — 16 копейкам. Одновременно была начата чеканка «медных ефимков» — круглых полтин­ников (50 копеек). Пытаясь превратить медь в серебро, авторы реформы 1650-х гг., поверхностно знакомые с обращением медной монеты в других государствах, находили опору в наивной «теории» о всемогуществе царя. Не металл, — утверждали они, — а царское имя дорого: оно дает ценность монете! В интересных записках свидетеля реформы, архидиакона Павла из Алеппо, приезжавшего в 1650-х гг. в Москву с антиохийским патриархом Макарием, рассказывается, как их русские собеседники, преимуще­ственно духовные лица, почтительно целовали изображение царя, когда им показывали только что появившиеся рубли; обычный же талер или лЕвок брезгливо отбрасывали, не преминув плюнуть на него!

Кроме медных полтин пытались чеканить круглые медные монеты низ­ших достоинств, кончая алтыном и грошем, но они даже не дошли до нас.

Налоги за прошлые годы должны были выплачиваться обязательно старой монетой — серебряными копейками. Обращение медной монеты допускалось только в европейской части России, а в Сибири любые платежи требовалось производить в серебре — хотя бы и нового образца. Нетрудно представить, какую растерянность на рынке вызывали новые неполноценные и вовсе лишенные внутренней ценности монеты, особенно, когда делались попытки расплачиваться ими на Украине или в Белорус­сии! А именно там-то деньги и требовались правительству острее всего.

Московский денежный двор с его отсталой ручной техникой не сумел освоить производство крупных монет. Устроенные для этого «молотовые снаряды» быстро ломались и выходили из строя; очень скоро разбивались и штемпели. Чеканку любых круглых монет, серебряных и медных, тре­бовавшую применения машин-«станов», пришлось оставить. После этого из меди выделывали только алтыны и гроши, но испытанным старым спо­собом — на расплющенной проволоке.

К началу 1655 г. правительство убедилось в нереальности расчета внедрить в обращение неполноценный рубль. Монетная система вернулась к единой метрологии старой серебряной копейки. Начался выпуск в обра­щение «ефимков с признаком». Талер с выбитыми на Денежном дворе двумя клеймами (обыкновенный круглый лицевой штемпель копейки и прямоугольное клеймо с датой «1655») получил официальную оценку в 64 копейки. Таким образом, клейменый ефимок становился полноценной монетой: он уравновешивался на весах именно шестьюдесятью четырьмя копейками. Впрочем, клеймились и получали указанную цену не только полноценные старые талеры, но и новейшие нидерландские патагоны, хотя государственная закупочная цена их различалась (талер покупали за 50 копеек, патагон — за 48).

Судя по некоторым документам, в течение 1655 г. в обращение могло быть выпущено до 800 тысяч талеров-ефимков. Оставшиеся в обращении рублевые монеты 1654 г. также были приравнены к ефимкам, т. е. должны были цениться в 64 копейки. На Денежный двор в партиях тале­ров иной раз поступали обрубки монет. Их тоже клеймили и ценили в поло­вину ефимка, т. е. в 32 копейки. Надчеканка талеров прекратилась в том же 1655 г. или в самом начале 1656 г. Среди тысячи четырех­сот известных ефимков многие талеры датированы 1655 г., т. е. были от­чеканены где-то за границей и контрамаркированы в Москве в одном г том же году, но нет ни одного с более поздней собственной датой. Однако ефимки оставались в русском обращении до начала 1659 г., когда были запрещены и после этого выкупались у населения на медные деньги. Вместе с ними были выкуплены рублевики 1654 г. и полуполтины. Последние до конца сохраняли условную оценку в 25 копеек и, следовательно, оста вались монетами неполноценными.

Вскоре после выпуска в обращение ефимков возникли опасения, что их будут подделывать за границей. Находившимся в России иностранцам было запрещено пользоваться ефимками при торговых расчетах на внутреннем рынке; единственно законной монетой для них оставалась cepeбряная копейка. Известно и несколько типов довольно редких ефимков с фальшивыми клеймами. Большинство фальшивых ефимков сделано с использованием так называемых левендальдеров — крупных серебряных монет, по размеру и внешнему виду сходных с полноценными талерами, но значительно уступающих последним по содержанию серебра. Русское правительство их тоже закупало за границей, но только в целях ювелир­ного производства. Ценились они около 38 копеек за штуку и имели особое название «лЕвок» (по находившемуся на них изображению льва). От «ле­вой» происходит русский термин «лЕвковое серебро» — серебро по­ниженной пробы. Население же, впервые встретившееся с крупной иностранной серебряной монетой, легко могло впасть в заблуждение".


Спасский И.Г. "Русская монетная система".



 
 

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Топ лот
Цена: 100 000.00 руб
Один полтинник 1925 г. (ПЛ), Федорин VI № 19 (п) (2000 у.е.), в слабе NGC PROOF 58
подробнее
Мы рекомендуем