Аукционный дом Нико

Аукционный дом Гермес
   


Русское нумизматическое грейдинговое агентство
Выбрать дату в календареВыбрать дату в календаре

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 ... 14 След.
Посоветуйте литературу по пятакам Екатерины Великой, Каталоги, статьи, очерки
 
Издатель выложил журнал в общий доступ, поэтому можно показать статью здесь.
Посоветуйте литературу по пятакам Екатерины Великой, Каталоги, статьи, очерки
 
[QUOTE]wwww1111 пишет:
Безо всякой там нудятины "К вопросу о проблемах подкладывания заготовок под монетный пресс"![/QUOTE]

На тему подкладывания кружков написана отличная статья: [I]Мещеряков В.Н. О смещении оттиска штемпелей на российских медных монетах второй половины XVIII в. // Нумизматика. М., 2010. № 3. С. 21-23: ил.[/I] В частности, можно узнать, почему отпечаток гербового орла на пятаках смещен в основном вправо (относительно наблюдателя).

Вообще, у этого автора есть ряд публикаций по пятикопеечникам, основанных на грамотном анализе как нумизматического материала, так и архивных данных. Например, [I]Мещеряков В.Н. О возможности отнесения пятикопеечников "павловского перечекана" с датировкой "1791" к продукции Нижегородского монетного двора // Нумизматический сборник [Московского нумизматического общества]. № 18. М., 2013. С. 83-91: ил.[/I]

[QUOTE]Апатит пишет:
Очень хотелось бы почитать о технологиях производства медных монет того времени, перечеканах, в том числе и павловских, особенностях чеканки разных монетных дворов, типах орлов и т.д. и т.п.[/QUOTE]
Начните с монографии [I]Шунин А.А. "...Дабы поставить государство в благом и спасительном состоянии". Монетная реформа по проекту князя П.А. Зубова (1796-1797). Н. Новгород, 2005.[/I]
Нумизматы и "нумизматери", Повесть
 
[B]Союз нерушимый (Полуйко Евгений Георгиевич)[/B]

Идея создания всесоюзного объединения нумизматов для защиты прав и популяризации своего увлечения весела в воздухе, пропитанном ароматом перемен, объявленных Михаилом Горбачевым. Созданные на местах клубы только ожидали клич из центра, и они последовали, причем сразу два. Первыми заявили о себе коллекционеры из Калининграда, собравшие учредительную конференцию и, принявшие устав ВОКН (Всесоюзное объединение клубов нумизматов) под эгидой Научно-методического центра народного творчества и культурно-просветительной работы Минкультуры СССР. Вторым его соучредителем стало СП «Межнумизматика», основной задачей которого являлась продажа монет за рубли. Это очень важное уточнение, поскольку до того коллекционные монеты продавались в специальных магазинах «Березка» за валютные чеки. Из созданного центра во все концы страны полетели письма с программой деятельности на ближайшую пятилетку с лозунгом «Коллекционеры всех стран, соединяйтесь» и призывом вносить членские взносы. Председателем ВОКН избрали члена Союза журналистов СССР возглавлявшего Калининградский клуб коллекционеров Дворецкого Евгения Ильича. Полный идей и оптимизма он прилетал в Киргизию агитировать нас вступать в объединение, наобещав «золотые горы» и Фрунзенские нумизматы дружно проголосовали «за».

В том же году осенью Советский фонд культуры, у основания которого находилась Раиса Максимовна Горбачева, пригласил председателей клубов прибыть в столицу на съезд учредителей Всесоюзного общества коллекционеров. Командировочные расходы оплатил местный Фонд Культуры, и я отправился в Первопрестольную.

Съезд проходил в знаменитом, напоминающем раскрытую книгу здании СЭВ (Совет экономической взаимопомощи, ныне мэрия столицы). Самое сильное впечатления произвело на меня мозаичное декоративное панно из разноцветных камней, украшавшее стены цилиндрического конференц-зала. Прогуливаясь по коридору, я как бы невзначай прикасался к полированным плитам, наслаждаясь блеском крупных друз самоцветов, заполняющих розетки. Душа геолога пела от созерцания такой красоты. Вокруг ходили такие же небрежно одетые провинциальные собиратели, с серьезными выражениями лиц и повышенным самомнением от возложенной на нас миссии.

Огромный зал заседаний делегаты, собранные со всего Советского Союза отличающиеся по возрасту, образованию и социальному статусу, заполнили на треть. Однако проблемы коллекционирования волновали далеко не всех, некоторые преследовали свои меркантильные интересы. Еще до начала съезда и в его перерывах повсюду возникали стихийные мини-рынки. Обычный коллекционный ширпотреб и иностранная мелочь преподносилась как раритеты, продавцы шумно нахваливали свой товар, называя сумасшедшие цены. Среди полированной роскоши и ощущения исторической судьбоносности проводимого съезда мелкое торгашество его лучших представителей казалось мне неуместным и даже кощунственным.

Не вызывало восторгов и само заседание. Отсутствовала реальная программа действий, а озвучивались лишь пожелания из мероприятий, финансовое обеспечение которых планировалось осуществить за счет мифических членских взносов. Сплошным потоком лились жалобы на несправедливость закона, отсутствие информационного издания, необходимость открытия нумизматических магазинов и прочие насущные проблемы, которые предстояло решать избранным членам правления. Выступающие ратовали за нерушимый союз собирателей по всем направлениям, не допуская деления на фракции, хотя сразу же возникли трения по поводу недавно созданного объединения нумизматов.

Евгений Дворецкий зачищал свое детище, цитируя классика: – «В одну телегу впрячь не можно, коня и трепетную лань…», намекая на различие интересов собирателей экслибрисов, монет, минералов, бон и бабочек или даже автомобилей. Что общего между ними кроме названия «коллекционер»? Но организаторы съезда его просто игнорировали. Стало обидно за моего знакомого и я, подняв руку, выступил в его защиту, сказав, что на местах неважно, кому платить членские взносы, и не беда, если уже созданное объединение нумизматов вольется в ряды общества коллекционеров. Когда шло выдвижение кандидатов в члены правления, кто-то предложил кандидатуру «миротворца» из Киргизии.

Шумная толпа участников съезда, покидая заседание, пересеклась в фойе с потоком светского мероприятия, проходившего в здании СЭВ. Молодые дамы в вечерних платья, отсвечивая обнаженными плечами и спинами, и сопровождающие их джентльмены во фраках, вежливо расступились, пропуская идущую на пролом орду коллекционеров. Под взглядом этих милых дам из параллельного мира, знакомого лишь по голливудским фильмам я почувствовал всю пропасть, разделяющую людей находящихся на вершине успеха и тех, кто находится у её основания. И как— то сразу радость от участия в этом форуме объединивших мелких коммерсантов, надеющихся получать дивиденды от своего увлечения, сменилась большим разочарованием.

В правление ВОК вошли около тридцати коллекционеров, но пообщаться на проводимых два раза в год заседаниях удалось не со всеми. С председателем правления народным артистом РСФСР Лазаревым Александром Сергеевичем было о чем поговорить, у нас совпадала тема увлечения «Фауна на монетах мира». Спокойный интеллигент, для которого сбор монет являлся своеобразной отдушиной в суетной артистической деятельности, попал в председатели правления из-за своей популярности. Кто-то посчитал, что решать в высоких кабинетах многочисленные проблемы коллекционеров гораздо проще человеку широко известному. Александра Сергеевича такая дополнительная общественная нагрузка не радовала, беспросветность переполняла его годовой отчет с перечислениями, почему почти все пункты из намеченного плана не выполнены. Ратовавшие за объединение клубы коллекционеров не спешили перечислять членские взносы, а ручеек спонсорской подпитки от Фонда Культуры постепенно пересыхал.

Запомнилось мимолетное знакомство с коллекционером из Нижнего Новгорода Евгением Георгиевичем Полуйко, подарившим мне свою книгу «Рубль Анны Иоановны». Евгений Георгиевич оказался незаурядной личностью, ходячей энциклопедией, почти коллега, хорошо разбирающийся в вопросах геологии и минералогии, поскольку учился он в Баку в нефтехимическом институте. Но говорили мы о восточной и античной нумизматике, хоть главной темой его исследований оставалась русская история. Своим учителем по нумизматике Полуйко называл профессора Пахомова[6], широко известного по книгам и статьям.

Самой необычной причудой, недоступной пониманию, казалась выбранная Полуйко тема коллекционирования – рубли периода царствования неприятной и одиозной императрицы Анны, племянницы Петра Великого «царицы престрашного зраку». Чем привлек его мрачный отрезок в отечественной истории, когда заподозренных в неблагонадежности тысячами ссылали в Сибирь, а иные бесследно исчезли в пыточных казематах или оставили головы на плахах? Полуйко рассказывал о работе медальеров и разработанной им системе классификации портретных монет Анны Иоановны взамен существующих любительских определений, таких как «хмурая», «обиженная», «лошадиная морда», «ведьма», «Анна с длинным носом» или наоборот «лирический» или «идеализированный» портреты. Его коллекция насчитывала более 1000 различных вариантов и оценивалась по тем временам как миллионное состояние в долларовом эквиваленте.

Через год после нашего знакомства по всей стране разлетелось шокирующие известие о крупной квартирной краже монет в Нижнем Новгороде из дома, необорудованного сигнализацией и даже не имеющего телефона. Местные власти оставались глухи к просьбам коллекционера хоть как-то обезопасить поистине народное достояние. Дело взял под контроль министр МВД СССР генерал-полковник Б. К Пуго и вскоре рецидивистов задержали, коллекцию вернули владельцу, а нижегородскому горисполкому предписали установить в квартире Полуйко телефон.

– Нет худа, без добра, – с сарказмом повествовал Евгений Георгиевич о своих злоключениях на очередном заседании правления.

В конце 90-х до Кыргызстана дошла печальная новость, Евгений Георгиевич погиб. Коллекционер постоянно совершал утром длительные пробежки по обочине дороги, спасался от давления. Если верить милицейским расследованиям, его сбила грузовая машина, перевозившая негабаритный груз, выступающий далеко за борт. Печально, по нелепой случайности ушел из жизни исследователь-нумизмат в рассвете творческих сил. Где сейчас находится коллекция Полуйко – никому не известно. Кроме Аннинских рублевиков, по разным сведениям, в коллекции находилось примерно чемодан восточных монет и еще полчемодана антики, средневековой Европы, Китая и Византии.

Сразу приходят на ум аналогии с коллекцией уже упомянутого крупнейшего московского коллекционера Мошнягина, которую грабители вынесли из дома, крепко ударив по голове хозяина, опрометчиво открывшего дверь незнакомцам. Вынесли всё, даже боевые награды Давида Исааковича. Вскоре на английском аукционе «Сотби» объявили о распродаже коллекции монет Северного Причерноморья. Фотографии монет из рекламного аукционного проспекта до последней щербинки повторяли снимки украденных уникумов. Ну, а поскольку коллекция частная большого шума поднимать не стали. «Отношения наши с Великобританией и так натянуты, о частных ли коллекциях сейчас вести речь», – ответил на запрос посол СССР в этой стране. Возможно, и уникальная коллекция рублевиков Анны Иоановны однажды всплывет на одном из престижных аукционов.

Всесоюзное общество коллекционеров распалось с развалом СССР. В его актив можно записать ежемесячную газету «Вестник коллекционера», печатающую письма с мест, никому не нужные политические статьи, анекдоты, изредка познавательные заметки, в том числе и из Киргизии, но и это был прорыв в недоступном для нумизматов информационном пространстве. Тщетные потуги зарегистрировать общество потонули в рутине межведомственных проволочек, закончилась ничем и подготовка документов для правовой зашиты коллекционеров и их коллекций.

Из своей короткой общественной деятельности я вынес только одно: нумизматика – прежде всего наука, вотчина профессионалов или фанатов-любителей, исследующих тайны своеобразных памятников истории, а коллекционирование – её начальный накопительный этап, пройден еще в прошлых столетиях и полезен лишь школьникам. Собирать монеты без всестороннего их изучения для количества или удовлетворения собственного тщеславия – неразумно. Если рассматривать коллекционирование монет, в плане долгосрочных инвестиций, как это практикуется на Западе, то, безусловно, выгодно, но… скучно.

© Александр Камышев, 2016
Нумизматы и "нумизматери", Повесть
 
[B]Ракинцев Владимир Алексеевич[/B]

По семейным обстоятельствам в 1977 году я переехал во Фрунзе и устроился на работу в Институт инженерных изысканий Киргиз ГИИЗ. Почти сразу я влился в ряды клуба нумизматов, встречи которого проходили по воскресным дням в парке имени Панфилова, именуемый старожилами «Звездочка». На тенистой аллее одного из лучей на скамейках сидели маститые коллекционеры со своим товаром. Начинающие собиратели, прогуливались вдоль скамеек, рассматривая в самодельных кляссерах и на планшетах царские копейки и иностранные монетки, случайно залетевшие через «железный занавес». У коллекционеров со стажем еще не выветрились из памяти «Дела нумизматов», прокатившиеся по всему Советскому Союзу, когда владельцы крупных коллекций монет из драгоценных металлов попали под жернова закона, приравнявших валютчиков и нумизматов. В литературе того времени даже делалась оговорка «советские коллекционеры золотые и серебряные монеты не собирают». Тем не менее, такие монеты имелись в потайном кляссере почти у каждого, но их, завернутые в бумажку с определениями, не показывали новичкам и незнакомцам.

Когда я впервые попал в парк Панфилова, глаза у меня разбежались от обилия монет, хотя небольших сбережений, оторванных от семейного бюджета, хватало лишь на пару затертых пятаков, но и их купить оказалось проблематично. Продавать монеты никто не хотел, предпочтение отдавалось обмену. «Обмен – обман», – шутили между собой нумизматы. В коллекционировании, как и на бирже, выигрывает тот, кто больше знает и свободно ориентируется в ценах на нумизматическом рынке. Часто незначительная деталь, к примеру, рубчатый гурт на 3 и 5 копейках 1924 года увеличивает стоимость монеты в десятки, если ни в сотни раз.

В лучшие свои времена фрунзенский клуб нумизматов насчитывал около четырехсот активных членов, еженедельные встречи и общения с удивительными интересными людьми разнообразных профессий, сохранились в памяти множеством интересных и занимательных случаев. Упоминание одних и замалчивание других, может расцениваться как знак неуважения к моим друзьям, как коллекционерам, так и ученым-нумизматам. Потому, оставив эти воспоминания пока за скобками, расскажу лишь о самых близких и тех, кого уже нет рядом.

Мэтром среди Фрунзенских коллекционеров почитался Владимир Алексеевич Ракинцев по профессии инженер-энергетик, занимавший какой-то важный пост. Высокий, прямой, немногословный старец всегда садился на крайней скамейке у входа и на его место никто не покушался, даже если мэтр отсутствовал. Обменный фонд он носил в газетах или плотных листах свернутых в виде рулета, где начинкой выступали монеты на все вкусы. Купить их у него не представлялось возможным, только поменять. Полной его коллекции увидеть мне не довелось, но среди монет, приготовленных для обмена, насчитывались десятки рублевиков Петра I, его супруги Екатерины и дочери Елизаветы Петровны и увесистый пакет с трофейными серебряными монетами кайзеровской Германии, которые ценились невысоко.

– Покажите, что у вас есть, – повелевал Владимир Алексеевич, встречая всех заходящих в парк. Пользуясь непререкаемым авторитетом, он первым осматривал приносимые на продажу монеты. Новички также вытряхивали перед ним из спичечного коробка или из кармана разные монетки. Зажав их в свою огромную ладонь, Владимир Алексеевич восседал в полной задумчивости, и складывалось ощущение, что он забыл о твоем существовании и принял монеты в качестве невозвратной дани. Удивить профессионала сложно, но иногда как бы очнувшись ото сна, мэтр снисходил до короткой фразы:

– За все могу дать десять рублей.

Перед коллекционерами он разворачивал газетную колбаску с равноценными на его взгляд монетами. До торгов он не опускался, если выбрать на обмен из предложенного изобилия не удавалось, он возвращал приглянувшуюся ему монету. Иногда Владимир Алексеевич, находясь в хорошем настроении, раздавал любознательным подросткам по горсточке мелочи, под устные гарантии, что все найденные монеты они будут приносить ему.

– Это словно мелкая песчинка, подброшенная в раковину, глядишь, через несколько лет вокруг неё как жемчужина вырастит новая коллекция, – предрекал Владимир Алексеевич. Самое интересное, что он оказался прав, многие местные коллекционеры вспоминают его как основоположника своего увлечения.

Как ветеран нумизматического общества Владимир Алексеевич тщательно следил за соблюдением правил и традиций. При совершении купли-продажи все остальные коллекционеры не вмешивались в сделку и не перебивали цену, а терпеливо ожидали её завершения, а уж после этого, по очереди, осматривали оставшиеся монеты. Особенно нетерпеливым Ракинцев делал строгое замечание, а при повторном проступке общество игнорировало торопыгу, не вступая с ним в контакты.

Как-то раз желание положить редкую монету в коллекцию напрочь отключило способность к мышлению. В кляссере у заезжего паренька я увидел несколько «пантикопеек» – бронзовых монет из причерноморского античного города Пантикапей, на которых изображалась голова быка. Отличной сохранности, покрытые почти черной благородной патиной, как свидетельство их солидного возраста, монеты оценили недорого по три серебряных полтинника за штуку. Раньше я видел их только в книге «Античные монеты» А. Н. Зографа[4] и никогда не держал в руках. Совершив обмен, я поспешил к Ракинцеву похвалиться. Мельком взглянув на мое приобретение, Владимир Алексеевич зажал монетку в кулак, и попросил подвести к нему продавца.

«Хочет забрать все антику оптом» – подумалось мне, и довольный, что успел перехватить «паниткопейку», пригласил гостя пройти до мэтра, шепнув ему о своей догадке.

Владимир Алексеевич повел себя странно. Выбрав из кляссера античные монеты, он присовокупил их к моей в необъятную длань:

– Отдай, что ты взял в обмен у нашего парня.

Гастролер, как-то сникнув, вернул мои полтинники. Я прямо оторопел от такой наглости мэтра. Мало того, что он забрал всю антику у гостя, он покусился и на мой экземпляр. Обида чуть не вырвалась наружу, но пока я моргал, подбирая резкие слова для протеста, Ракинцев разжал свою ладонь, высыпав монеты прямо на асфальт:

– Забирай своё фуфло, и чтобы я тебя здесь больше не видел.

Современные копии древних монет или «фальшаки», как их называют коллекционеры, заполонившие нынешние нумизматические рынки, изредка попадались и в те благопристойные времена.

Лаконичность в общении старого нумизмата не допускала праздных разговоров, но порой так хотелось пообщаться с опытным коллекционером, больше узнать о предметах общей страсти. В период полулегального существования любительской нумизматики и дефицита как научной, так и справочной информации, сведениями о монетах коллекционеры делились между собой при встречах, хотя домыслов в них содержалось гораздо больше чем зерен истины. Хранить знания о монетах, собранных по крупицам из разных газетных и журнальных заметок, в отличие от Ракинцева, я не умел и стремился ими поделиться с окружающими. В газете «Вечерний Фрунзе» появились мои первые популярные заметки по теме «Фауна на монетах мира». На очередной встрече Владимир Алексеевич подозвал меня к себе и, порывшись в своих закромах, извлек треть германского талера 1673 года с изображением оленя. Дав возможность полюбоваться на раритет, Ракинцев снова упрятал его в бумажный рулончик.

– Читал, одобряю. Я придержу эту монету, поищи в обмен что-нибудь из императорской России.

С той поры олень стал сниться мне по ночам. О, как достойно смотрелась бы старинная германская монета в коллекции среди нескольких десятков её современных собратьев, но где взять начинающему собирателю равноценный этому уникуму обмен. Спустя полгода мой друг геофизик Борис Анфилатов, один из первооткрывателей золоторудного месторождения Кумтор, привез из командировки по Таласской долине серебряную пятимискалевую кашгарскую монету начала ХХ века, найденную рядом с полуразвалившимся мазаром. Предварительно определив её редкость в каталоге «Монеты стран зарубежной Азии и Африки XIX-XX вв.» Д.И. Мошнягина[5] и А.Б. Жука я в ближайшее воскресенье помчался на встречу с Ракинцевым. Зажав монету в кулак, Владимир Алексеевич после нескольких минут раздумий размотал одну из своих бумажных колбасок, засветив пару десятков не первой свежести российских рублевиков XIX века.

Внимательно осмотрев предложенный обменный фонд, я осмелился напомнить ему о талере с оленем. Владимир Алексеевич медленно свернул свой рулет и, подумав несколько минут, вернул мне пятимискалевик. Кроме Ракинцева монета никого из коллекционеров в парке не заинтересовала. Вероятно, Владимира Алексеевича удивил мой непомерный аппетит, и в дальнейшем он встречал меня с прохладцей, а может мне просто показалось, улыбающимся его никто не видел.

После того как рядом с парком Панфилова закончилось строительство правительственного здания, по аналогии с Америкой названого «Белым домом», коллекционеров попросили перебазироваться подальше от начальственных глаз. Новым местом встречи стал парк «Дружба» (сейчас он носит имя первого турецкого президента Кемаля Ататюрка) вот там и появились однажды несколько крепких парней в штатском. Потолкавшись среди коллекционеров, они приценивались к монетам и даже пытались торговаться, но потом, достав служебные удостоверения, объявили, что наша стихийная барахолка никакого отношения к заявленному клубу по интересам не имеет. Поскольку купля-продажа монет из драгметаллов, мягко говоря, незаконна, то во избежание неприятностей нам лучше разойтись. Все коллекционеры по-быстрому стали уносить ноги, и только Владимир Алексеевич потребовал письменного обоснования прекращения деятельности нумизматического клуба, существующего почти четверть века. Его, меня и еще двух зазевавшихся нумизматов комитетчики вежливо пригласили проехаться с ними. В конторе глубокого бурения (так тогда в шутку расшифровывали аббревиатуру КГБ) нам показали инструкцию Министерства Культуры СССР «О порядке учета и хранения движимых памятников истории и культуры, находящихся в личной собственности граждан». Суть её – в зачислении всех без исключения монет из драгоценного металла в категорию памятников и в обязательном учете любых нумизматических коллекций. Нарушителям грозило уголовное наказание.

– Тот, кто писал эти инструкции, даже не представляет какой объем бесполезной информации он хочет взвалить на плечи Министерства Культуры. Каждый забитый советский полтинник, не имеющий нумизматической ценности, который ювелиры используют как сырье для своих поделок, придется фиксировать, – начал возмущаться Владимир Алексеевич. – У какого чинуши хватило фантазии уравнять рублевики XVIII века и современные монеты только потому, что они отчеканены из серебра.

– Законы не обсуждаются, они должны выполняться, – прервал его строгий комитетчик. – Хотите продолжать собирать свои монетки – регистрируйтесь.

Не прошло и месяца, когда общее собрание коллекционеров приняло устав Фрунзенского клуба нумизматов и неожиданно избрало меня его председателем. Вообще-то единственной кандидатурой проходила фамилия Ракинцева, но он сделал самоотвод, сославшись на возраст, и предложил меня, а все дружно проголосовали.

Умер Владимир Алексеевич как-то неожиданно, незадолго до распада Советского Союза, его огромную коллекцию сестра увезла в Москву. На сороковины в парк зашла пожилая женщина, разыскивая меня.

– Вот, Владимир Алексеевич завещал вам монетку, – и она протянула мне треть талера.

© Александр Камышев, 2016
Нумизматы и "нумизматери", Повесть
 
По указанной в предыдущей ссылке находятся фрагменты интересного сборника:
[B]Камышев А. Нумизматы и "нумизматери". Бишкек, 2018.[/B] 171 с.

Автор представленного читателю сборника - историк и нумизмат с многолетним стажем, опубликовавший 8 монографий и более 250 научных и научно-популярных статей по нумизматике и фалеристике Кыргыстана, описывает в своих художественных повествованиях реальные события и судьбы коллекционеров и ученых-нумизматов, с которыми ему довелось встречаться. Для старшего поколения эти повествования - повод поностальгировать, а для молодежи - почти документальные свидетельства очевидца недавнего прошлого.



Далее приведу пару фрагментов из сборника.
Невероятно, но факт..., Любопытные нумизматические отрывки
 
==“[I]Чтобы получить желанные монеты, заинтересованные лица прибегали к лести, угрозам, безответственным обещаниям и прямому обману. Так, купец и книготорговец П. Должиков выманил у Пономарева шесть монет обещанием предоставить тому право пользоваться книгами из его магазина «постоянно, и бесплатно, и всеми», но, разумеется, «надул».[/I]” (Сотникова М.П. Нежинский клад сребреников 1852 г. (Реконструкция состава) // Нумизматика и сфрагистика. Т.4. К., 1971. С.21-22)
Медные монеты Петра I - новый каталог М.Е.Дьякова, Скоро
 
Безусловно, не стоит недооценивать роль личных отношений.
Медные монеты Петра I - новый каталог М.Е.Дьякова, Скоро
 
[QUOTE]wwww1111 пишет
Как вы в таком случае относитесь к каталогам Петрунина,
где практически все фото взяты из Интернета (например, с Молотка) и с нашего же форума?
[/QUOTE]

К каталогам Ю.П. Петрунина отношусь положительно, на все иллюстрации он приводит ссылки.

[QUOTE]Bibliograf пишет:Нет доступа к музейным собраниям, в т.ч. к запасникам? - Получать доступ.
Я пробовал.

Нужно
а) направление от организации, в которой работаешь
б) бумага, что ты ведешь научную работу (например, пишешь диссер)

Так как научной работы я не вел, доступа не получил.[/QUOTE]

Ведите научную работу и получите доступ.
Медные монеты Петра I - новый каталог М.Е.Дьякова, Скоро
 
[JUSTIFY]
[B]Altairus[/B], благодарю за внимание к этой важной теме.

Помните? "Десять причин, почему не стреляли пушки. - Во-первых, не было пороха…" Так и здесь: Десять причин, почему нельзя помещать в каталог монету из интернета без ее изучения вживую. - Во-первых, цитирую Вас, "[I]есть шанс попадания при работе с такой базой подделок и прочих сомнительных, фантастических комбинаций штемпелей, ставший стахостическим следствием влияния "человеческого фактора[/I]".

Именно это я и имел в виду. Только по картинке, присланной доброжелателем, нельзя судить о подлинности монеты. А если нет доверия к монетам, то и доверия к каталогу, будь он типовым или поштемпельным, нет. Как назвать составителя "Каталога съедобных грибов", который описывает не только те грибы, которые пробовал сам, но и те, о которых только слышал, что они съедобные? Можно ли таким "каталогом" пользоваться?

Что же делать? - Помещать в каталог только те монеты, которые изучены лично или специалистами, которым полностью доверяешь.
Нет доступа к музейным собраниям, в т.ч. к запасникам? - Получать доступ.
Нет связей, чтобы ознакомиться с частными коллекциями? - Нарабатывать связи.
На это уйдут годы, но и результат будет соответствующий, как у Дьякова или Руденко. (Для меня эталоном являются каталоги П.Г. Гайдукова.)

Можно составлять каталог из всех известных экземпляров, но обязательно отмечая те, которые были изучены только по фотографиям. Так, скажем, делают библиографии: в обязательном порядке помечают те публикации, которые не проверены [I]de visu[/I] . В серьезных работах доля таких ссылок составляет меньше процента. Если же число объектов, с которыми не удалось ознакомиться лично, будет больше половины, то можно ли относиться к такому каталогу серьезно? (Конечно, проверка [I]de visu[/I] не панацея. В том же каталоге Дьякова среди 2500 предметов наверняка найдется несколько сомнительных. Ключевое слово "несколько".)

Говоря о "горе-каталогизаторах", Вас, уважаемый [B]Altairus[/B], не имел в виду. Более того, речь не шла о поштемпельных каталогах, поскольку они-то и позволяют, анализируя поштемпельные связи, отсечь часть сомнительных предметов. И дело не в объеме материала, а в подходе к критике источников: можно написать небольшой каталог, условно, "неизданных монет", собрав в него такое…[/JUSTIFY]
Медные монеты Петра I - новый каталог М.Е.Дьякова, Скоро
 
[JUSTIFY][JUSTIFY]
Несколько слов о новой книге.

[B]Дьяков М.Е. Медные монеты Петра I. Часть I. 1700-1708. М., 2018.[/B] 206 с.: ил.

[I]Твердый переплет, мелованная бумага, энциклопедический формат. Черно-белые иллюстрации. Первая часть посвящена монетам 1700-1708 гг.; вторая – по монетам 1709-1725 гг. – выйдет через месяц. [/I]

Автором проделана огромная работа по решению труднейшей задачи – систематизации большого и разнообразного массива петровских медных монет. Монеты были разделены на две группы по способу изготовления штемпелей: 1) монеты, чеканенные штемпелями, вырезанными вручную, 2) монеты, чеканенные штемпелями, изготовленными с помощью маточника. (Понятно, что подход к описанию каждой из этих групп должен быть и был различен.) Далее были определены типообразующие признаки, на их основе выделены типы и подтипы. Описание и иллюстрации всех типов петровских монет 1700-1725 гг. размещены в 16 таблицах в начале первой части (напомню, что первая часть посвящена только периоду 1700-1708 гг.).

Собственно каталог подачей материала повторяет первое издание 2000 года. Для каждого года и номинала приведена схема признаков штемпелей, с помощью которой несложно сузить поиск до небольшого диапазона каталожных номеров. Для каждого номера приведена фотография монеты (обычно в масштабе 1,2:1), краткое описание особенностей аверса и реверса и их увеличенные фрагменты, степень редкости, ссылки на каталоги (Биткин, Дьяков, Георгий Михайлович, Ильин) и, при необходимости, ссылка на источник изображения. Нумерация сквозная, цен нет, редкость по шкале от R0 ("монета не редкая" ;)  до R5 ("редчайшая монета" ;) .

Подробнее об иллюстративной части. Верх непрофессионализма – сбор картинок в разных интернетах и публикация их в так называемых "каталогах". Веры таким творениям никакой, пользоваться ими нежелательно. В отличие от горе-каталогизаторов, автор лично изучил и сфотографировал большинство монет. Им были просмотрены собрания ГИМ, Эрмитажа, Русского музея, Смитсоновского института, частные коллекции. Также использовано небольшое количество фотографий из базы серьезных аукционов и лишь десяток монет с просторов интернета. Все случаи помещения чужих фотографий указаны в описании монеты.

Изменился принцип подбора иллюстраций, что в первую очередь коснулось изображений из Корпуса монет Великого князя Георгия Михайловича. Первое издание представляло собой, по сути, каталог Ильина, иллюстрированный монетами из Корпуса. Сделать это было логично, поскольку Ильин писал свою работу на основе собрания князя. Во втором издании для публикации выбиралась монета лучшей сохранности, невзирая на провенанс, поэтому фотографий монет из Корпуса не так много (на мой взгляд, к сожалению).

Добавилось множество разновидностей, отсутствующих у Ильина и в Корпусе. Всего в двух частях каталога размещены изображения и описания более 2500 монет, около 250 из которых опубликованы впервые.

Безусловно, каталог выполняет свое назначение: помочь читателю быстро идентифицировать монету, узнать ее редкость и другую полезную информацию. Научным изданием не является и на научность не претендует. На сегодняшний день, пожалуй, лучший каталог-определитель по петровской меди. Конечно, с учетом дополнений и исправлений(!), которые обязательно появятся.

Что вызвало удивление. Во-первых, помещение среди мелочи регулярного чекана медных новоделов крупных номиналов: червонца, полтины и пр. Во-вторых, использование оригинальной авторской терминологии: "крылья-веер", "косые крылья", "орел-стрекоза", "длинношеий орел" и пр. (при этом устоявшегося обозначения "жираф" в таблице типов не нашел). В-третьих, в предисловии – визитной карточки издания – много опечаток.

P.S. На авантитуле перечислены те, кто участвовал в создании книги: автор, фото и обработка изображений – М. Дьяков, помощь в подборе материала и переводе – И. Шнейдеров, помощь в верстке каталога – А. Савастеева, помощь в подборе материала и корректура – В. Капустин, описание монет по каталогу А. Ильина – А. Грибков и С. Пантюшков, издатель – О. Пахмутов.[/JUSTIFY][/JUSTIFY]

[I][URL=http://www.staraya-moneta.ru/shop/55/117171/]Книга в нумизматическом магазине "Старая Монета"[/URL][/I]
Невероятно, но факт..., Любопытные нумизматические отрывки
 
== "[I]Необходимость регулярно разбирать и учитывать разные монеты, которые постоянно давали церковные кружечные сборы, подвигало многих священников к приобретению хотя бы начальных познаний в области нумизматики. Старинная поговорка «На тебе, Боже, что нам не гоже» хорошо отражала реальное положение дел, когда под видом благодеяния иногда в прорезь церковной кружки люди опускали всевозможные старые, негодные и иностранные монеты. Необходимость рассортировать этот разнообразный нумизматический материал невольно превращала любого батюшку в «стихийного нумизмата», а у некоторых изних действительно вызывала интерес к собиранию и изучению монет.[/I]" (Зверев С.В. Российские нумизматы конца XIX – начала XX в.: И.Ф.Горский (1869-1916) // Петербургский коллекционер. № 6(86). СПб., 2015. С.26)
Новинки нумизматической литературы
 
[B]Григорьев Э.А., Капустин В.В., Черноухов А.В. Аннинский монетный двор. История. Каталог. Документы. Екатеринбург, 2015. [/B]104 с.: ил. Тираж 300 экз.

Мягкий переплет, увеличенный формат, мелованная бумага, цветные иллюстрации.

Любая книга по российской нумизматике, написанная с привлечением архивных материалов, а тем более с их публикацией – событие. Чисто академические издания обычно проходят незамеченными: например, книга Злоказов Л.Д., Семенов В.Б. «Екатеринбургский монетный двор: 150 лет истории» (Екатеринбург, 2013. 638 с.: ил.) содержит текст 443 архивных документов по монетному делу, но неизвестна большинству нумизматов. Более востребованы издания с включением каталожных росписей монет.

Настоящая книга посвящена деятельности Аннинского монетного двора и является логическим завершением исследований по уральским монетным дворам (см. выше Григорьев Э.А., Мещеряков В.Н., Черноухов А.В. «Екатеринбургский монетный двор»).

В первой главе рассказывается о деятельности Аннинского монетного двора от его основания 1788 до прекращения работы 1798. Приводятся обширные выдержки из архивных документов, даются биографические справки.

Вторая глава – каталог продукции Аннинского двора. В табличной форме даны номер по каталогу, номинал, тип гурта, тираж, редкость. В отличие от большинства каталогов иллюстрации – цветные! – размещены на той же страницы, что и каталожные росписи. Тем самым выбран более удобный формат для читателей, чем традиционный – отдельно описания и отдельно таблицы монет (ранее обусловленный простотой издания и верстки, но в компьютерную эру в какой-то мере изживший себя).

В приложениях фотокопии документов конца XVIII – начала XIX вв., которые, в отличие от более ранней скорописи, легко читаются неподготовленным пользователем. Там же приведены комментарии и выжимки наиболее интересных документов. Например, из списка инструмента, присланного на монетный двор из Санкт-Петербурга и Екатеринбурга в 1788 г.: «Чеканов денежных и полушечных так же и переводных для пунцонов пар: денежных – 5, полушечных – 5, для переводу пунцонов – 1».

Что бы хотелось отметить по каталогу. Выделены основные разновидности, приведены перегравировки (вплоть до 5-копеечника 1789 АМ/ТМ). В большинстве случаев авторам удалось провести грань между значимыми вариантами и второстепенными. В отличие от «поштемпельных» каталогов, здесь нет бесконечных «цифры сближены/расставлены» и т.п. Также представлено все многообразие монет первого года чеканки. Конечно, хотелось бы увидеть явно выделенную линейку монет 1789 года, сделанных с использованием образцовых штемпелей (маточников), но, впрочем, это тема отдельного исследования.

Даны тиражи монет (в частности, тираж 1 копейки 1798 г., согласно документам, составил всего 1 экз.). Как правило, в отчетах монетных дворов фигурирует т.н. «заводской год», т.е. отчетный период. Например, с 1 мая 1792 г. по 1 мая 1793 г. сделано столько-то монет такого-то номинала. Далее эта цифра фигурирует в Корпусе монет Великого князя как тираж за 1793 «заводской год», затем с легкостью необыкновенной перекочевывает в каталог Биткина и последующие уже как годовой тираж за 1793 г. В данном исследовании впервые, на основании понедельных отчетов, вычислены тиражи не за отчетный период, а именно за календарный год.

Несколько замечаний. Первую главу – обзор деятельности Аннинского монетного двора – читать очень тяжело: автор не структурировал огромный объем знаний, которым, безусловно, обладает. К тому же был выбран своеобразный стиль изложения. Пример: «Почти 8 пудов весил, например, медный колокол «для битья с работу и на работу». Его установят на каланче. Огромная поклажа. Общий вес составил более 6 тысяч пудов! Для перевозки требовалось два судна, их срочно решили построить на Шайтанском и Билимбаевском заводах. Туда по приказанию Ф.Л.Граматчикова выехал титулярный советник Павел Филинков, его назначили казначеем новых монетных дворов. Вот автограф этого чиновника. В документе фигурирует фамилия Решетникова. Не дальний ли родственник уральского писателя?»

Каталог не избежал грамматических ошибок. Не хватает многочисленных комментариев, присутствующих в прошлом каталоге. Так, вызвал удивление тираж пятаков за 1796 год. Согласно приведенным данным этот год получается наиболее тиражным, что противоречит встречаемости монет. Комментариев этому нет; таблицы тиражей показывают, что в итоговую сумму входят также пятаки, отчеканенные весной 1797 года. Что за пятаки делали накануне выпуска монет с вензелем Павла I, уже после окончания «павловского» перечекана, пока не понял.

Обсудить книгу можно здесь: http://www.staraya-moneta.ru/forum/f%D0%BErum44/t%D0%BEpic105758/

[I]Настоятельно рекомендуется к приобретению. [/I] :)



[I][B][url=http://www.staraya-moneta.ru/shop/55/43216/]Книга в нумизматическом магазине "Старая Монета"[/url][/B][/I]
Изменено: wwww1111 - 19.04.2016 14:33:23 (даты работы АМд отображались как смайлики)
1725 рубль Екатерина 1 с возможными следами талера?
 
[QUOTE]ТКМ пишет:
Как видно, отрицание вспомогательного перечекана на СПб, основывается на двух позициях.
1. Это то, что монет СПб за 1724 год со следами перечекана, пока ещё никто не предоставлял
2. Ссылка на документы (июль и ноябрь 1724г) , в которых упоминается наличие уже полного технологического цикла на одном из двух монетных дворов. .

Ну вопервых, как любит говорить Александр -" если ты не видел, то это не означает, что этого небыло!"
Во-вторых, к примеру есть перечеканы 1742 года СПб, на которых абсолютно не просматриваются следы от предыдущей монеты и только увеличенный диаметр и малая толщина, указывают на наличие перечекана. И в третьих, с явными следами перечекана, могли просто отбраковываться. Здесь было главное порадовать больного Петра, что и второе "детище" его тоже начал производить продукцию.
Далее, как я уже указывал, документ указывающий на наличие полного технологического цикла относится только к монетному двору в подворье Берг - Мануфактур - коллегии. Но не относится ко второму монетному двору в Трубецком бастеоне Петропавловской крепости, тогда называемой Санкт- Петербургской (подчёркивает Смирнов М.И.)
Этот монетный двор в Трубецком бастеоне начал свою работу только в самом конце 1724 года, то есть в конце декабря. Отсюда понятно, что его продукция была в разы меньше чем у Берг- Коллежского.
И так, монетный двор в Трубецком бастеоне производил петровские рублёвики где-то 2 - 3 месяц. То есть это относительно мизерное количество перечеканеных рублёвиков. А сколько из этого мизерного количества рублёвиков сохранилось до наших дней.? Конечно же мизерная часть. А сколько из этой мизерной части видели мы? Скорее всего мульти - мизер! А разве правильно делать выводы из увиденного мульти - мизера? Конечно же - нет.
Из всех документов представленных здесь, нет ни одного, который бы отрицал факт вспомогательной перечеканки в 1724 году на монетном дворе в Трубецком бастеоне.[/QUOTE]
По п.2 еще раз повторю цитату из статьи, выделив место, которое опровергает этот пункт.
[QUOTE]Bibliograf пишет:
2. Храменков А.В. Хроника чеканки рублевиков Екатерины I // Нумизматический сборник ГИМ. Т. XVII. М., 2005. С.241-256: ил.
« Коллежский монетный двор располагался во дворе Берг-коллегии ("на дворе, где ныне Берг-коллегия, некоторые полаты для манетного дела и перестроены, и манетное дело на том дворе делать зачато" [29]  ;)  . Первые монеты на Коллежском дворе отчеканили в апреле 1724 г.: 21 апреля пробирный мастер Бер [30] представил в Берг-коллегию при доношении 5 рублевиков. В доношении он показал об "инструментах, которые выписаны из-за моря, что бутто оными бес переправки действовать невозможно" и для их исправления просил прислать кузнечного мастера и слесаря [31]. Советник К.Сытин отправил рублевики в Москву к "главным Берг-коллегии" [32] с просьбой о присылке мастеров, так как "ежели кто из Москвы другой мастер ради установления того дела не будет прислан, то ни в полгода от здешних минцвардейна и кузнечного мастера сущаго манетного действа надеятца не мочно" [33]. Только к 1 июля 1724 г. изготовили следующую партию монет – 254 рублевика [34].
Производительность монетного двора была невысокой. Во-первых, работал только один печатный стан: "за утеснением места печатают на один стан" [35]. Во-вторых, несмотря на переделку заморских инструментов, они не могли обеспечить высокую скорость чеканки: "которыя ручные станы вывезеныя по указу из кабинета из Германии, и на оныя поспешно делать невозможно" [36]. Версия, что "всю чеканку 1724 и 1725 гг. вели, не дожидаясь ни плавильни, ни плащильни, на сильно обжатых талерах" [37], не подтверждается документами. Напротив, в указе Беру от 1 июля 1724 г., говорится: "впредь на дело манет же по требованию ево Бера шесть пуд выдать ему из Берг колегии ефимками (…) и велеть ему Беру, сплавя и приветчи в указную пробу, делать из оного манеты с поспешением" [38]. В других документах упоминаются и плавильня, и плащильня (ноябрь 1724 г.): "плавильная полата при здешном манетном дворе уже есть", "ламовою и указною плащильнями, которыя ныне налицо на здешном манетном дворе" [39]. [B]Несмотря на невысокую производительность, Коллежский двор был единственным действующим монетным двором в Петербурге до августа 1725 г., и именно на нем были отчеканены все петербургские рублевики Петра I. [/B]» (С.245)[/QUOTE]
Чтобы снять все вопросы о чеканке петровских монет в Петропавловской крепости (точнее, о невозможности их чеканки), приведу еще одну цитату из указанной выше статьи (С.245-246):
[I]«Монетный двор в Петропавловской крепости. Требует пояснения вопрос и о начале работы монетного двора в Петропавловской крепости. В сентябре 1724 г. прибывший незадолго до этого из Москвы минцмейстер Тимофей Левкин выбрал в Петропавловской крепости "под манетный двор удобные казармы под флагом, которые заняты с припасы артилерискими" [46]. Вскоре началось строительство двора [47], которое к августу 1725 г. еще не закончилось (15 июля 1725 г. Берг-коллегия сообщает, что "манетного двора в крепости много недостроено, а манеты делаютца на Колежском дворе на один стан" [48] ;) . Тем не менее, из-за поломки единственного стана на Коллежском дворе 11 августа решили "для поспешения в манетном деле, чтоб не учинилось остоновки" начать чеканку на недостроенном дворе в крепости [49]. В Сенат подали доношение с просьбой выставить на монетном дворе караул, а Левкин начал подготовительные работы "в самой скорости со опасением". Но уже 25 августа он доложил коллегии, что "в строении того манетного двора стало за крышкою кровли, и от дождей де бывает великая течь, и от того инструменты ржавеют и портятца (…) а не покрывши тех полат, за течью от дожжей инструментов ставить и манет делать никоим образом невозможно" [50]. Видимо, в августе чеканку монет в крепости так и не начали.
Многочисленные документы свидетельствуют, что монетный двор не сразу заработал в полную мощность. Так, 30 октября Левкин не смог сообщить коллегии, сколько монет можно отчеканить за год, "понеже двор еще не во основании" [51]. 9 ноября Берг-коллегия решает послать в Москву 300 пудов серебра, поскольку "денежной двор в крепости еще не совершен, и за утеснением места переделать вскоре невозможно" [52]. 9 декабря коллегия рассматривает вопрос о присылке из Москвы трех печатных станов, так как "станы, которыя взяты из Москвы, а выливал оныя Маторин, весма плохи, и один стан изломился, а у другаго винт испортился" [53]. 15 декабря вместе с еще не отправленными 300-ми пудами серебра в Москву посылают еще 100 пудов серебра (отправлены 24 декабря [54]  ;)  , так как "в Санкт Питер бурхе имеющияся манетные дворы, а особливо в крепости, в совершенство еще не произведены, к тому ж станы и протчие инструменты часто портятца, и за тем скоростию в переделке исправитца не можно" [55]. Наконец, в феврале 1726 г. Левкин просит о подряде на чеканку монет и сообщает, что "ежели инструментов будет довольно, и в крепости двор совершитца, то обещает он в год переделать по три тысячи пуд серебра" [56]. Скорее всего, опытный минцмейстер [57] стал просить о подряде после того, как чеканку монет окончательно наладили.»[/I]
Ссылки в квадратных скобках - указание на архивные документы.
5 копеек 1844 кб, SINCONA COLLECTION буквы СПВ вместо СПБ.
 
Предложу 10000 руб.
1725 рубль Екатерина 1 с возможными следами талера?
 
В.В.Уздеников специально не занимался вопросом начала чеканки в Петербурге – он дает прямую ссылку на И.Г.Спасского. Последний полагал, что чеканку на талерах производили из-за того, что к началу передела в Петербурге не были готовы ни плавильня, ни плащильня. Большие размеры ранних петербургских рублевиков по сравнению с московскими объясняются, по мнению Спасского, именно перечеканом. Это всего лишь красивая [U]версия[/U]. Как обычно бывает, версия, высказанная классиком, невольно трансформируется другими исследователями в доказанное утверждение. Но ни документов о перечеканке, ни рублевиков со следами талеров до сих пор не обнаружено. Напротив, еще в 2005 году одновременно опубликованы две работы, основанные на архивных материалах, ставящие точку в вопросе о перечеканке талеров в 1720-х.

1. [B]Калинин В.А. О начале монетной чеканки в Санкт-Петербурге (временный монетный двор в Берг-коллегии 1724–1727 гг.) [/B]// Материалы и исследования отдела нумизматики Государственного Эрмитажа. СПб., 2005. С.130–140: ил.
«[I]По мнению И.Г.Спасского и В.В.Узденикова, несколько больший диаметр петербургских рублевиков объясняется тем обстоятельством, что они чеканились на расплющенных (обжатых) талерах [30]. Документы Берг-коллегии опровергают это мнение. Монетная чеканка на временном коллежском монетном дворе с самого начала велась по полному технологическому циклу, с выплавкой металла и вырубкой кружков из прокатанных в ручных вальцах полос [31]. В Петербурге, ставшем к этому времени основным морским портом России, имелся солидный запас привозного серебра в талерах и слитках. Медь для добавления в лигатуру, уже доставлявшаяся с уральских и сибирских заводов, как выясняется, часто оказывалась с большой примесью чугуна или железа и требовала повторной, более тщательной очистки [32].[/I]» (С.135-136)

2. [B]Храменков А.В. Хроника чеканки рублевиков Екатерины I [/B]// Нумизматический сборник ГИМ. Т. XVII. М., 2005. С.241-256: ил.
«[I]Коллежский монетный двор располагался во дворе Берг-коллегии ("на дворе, где ныне Берг-коллегия, некоторые полаты для манетного дела и перестроены, и манетное дело на том дворе делать зачато" [29]). Первые монеты на Коллежском дворе отчеканили в апреле 1724 г.: 21 апреля пробирный мастер Бер [30] представил в Берг-коллегию при доношении 5 рублевиков. В доношении он показал об "инструментах, которые выписаны из-за моря, что бутто оными бес переправки действовать невозможно" и для их исправления просил прислать кузнечного мастера и слесаря [31]. Советник К.Сытин отправил рублевики в Москву к "главным Берг-коллегии" [32] с просьбой о присылке мастеров, так как "ежели кто из Москвы другой мастер ради установления того дела не будет прислан, то ни в полгода от здешних минцвардейна и кузнечного мастера сущаго манетного действа надеятца не мочно" [33]. Только к 1 июля 1724 г. изготовили следующую партию монет – 254 рублевика [34].
Производительность монетного двора была невысокой. Во-первых, работал только один печатный стан: "за утеснением места печатают на один стан" [35]. Во-вторых, несмотря на переделку заморских инструментов, они не могли обеспечить высокую скорость чеканки: "которыя ручные станы вывезеныя по указу из кабинета из Германии, и на оныя поспешно делать невозможно" [36]. Версия, что "всю чеканку 1724 и 1725 гг. вели, не дожидаясь ни плавильни, ни плащильни, на сильно обжатых талерах" [37], не подтверждается документами. Напротив, в указе Беру от 1 июля 1724 г., говорится: "впредь на дело манет же по требованию ево Бера шесть пуд выдать ему из Берг колегии ефимками (…) и велеть ему Беру, сплавя и приветчи в указную пробу, делать из оного манеты с поспешением" [38]. В других документах упоминаются и плавильня, и плащильня (ноябрь 1724 г.): "плавильная полата при здешном манетном дворе уже есть", "ламовою и указною плащильнями, которыя ныне налицо на здешном манетном дворе" [39]. Несмотря на невысокую производительность, Коллежский двор был единственным действующим монетным двором в Петербурге до августа 1725 г., и именно на нем были отчеканены все петербургские рублевики Петра I.[/I]» (С.245)
А. А. Нартов. Описание монетного производства, плавильных печей и действующих махин - 1779 г., Требуется библиографическая консультация
 
[QUOTE]АК1 пишет:
Огромное спасибо, а про Питер неизвестно? Есть у меня подозрение что туда я попаду раньше[/QUOTE]
Издательство московское - "Леопарт" (именно они издавали все сборники чтений ГИМ; рекомендую). В СПб ушли только авторские экземпляры и экземпляры для Российской национальной библиотеки, предоставившей рукопись Нартова для книги. Вся часть тиража, предназначенная для продажи, - в Москве, в одних руках (см. выше).
Поиск литературы по надчеканам кон. 14 - 15 вв.
 
Начните со статьи Зайцева В.В. "О некоторых типах русских надчеканок на монетах XIV в.", опубликованной в журнале "Нумизматика" № 4 (Ноябрь 2009) на стр.22-27.
А. А. Нартов. Описание монетного производства, плавильных печей и действующих махин - 1779 г., Требуется библиографическая консультация
 
По поводу приобретения. Надеюсь, что книга поступит в магазин на нашем форуме. В противном случае найду и сообщу, где ее можно будет купить в Москве. Раньше воскресенья книги в продаже не будет - только к этому времени закончат печатать весь тираж. Всего в свободный доступ поступит 200 экз.
А. А. Нартов. Описание монетного производства, плавильных печей и действующих махин - 1779 г., Требуется библиографическая консультация
 
[QUOTE]Altair777 пишет:
Уважаемый Bibliograf, можно ли увидеть фото с текстом?
Спасибо![/QUOTE]
Даю фото одной страницы. Как получилось, не обессудьте.

Сразу скажу, что досконально узнать технологию чеканки монет из книги не удастся. Для этого есть другие издания, такие как труд Фоллендорфа (но его работа относится к второй половине XIX века). Книга писалась Нартовым для тех, "кто в танке" - для Императрицы. И самое важное и вкусное в ней - это аутентичные рисунки механизмов для производства монет.
А. А. Нартов. Описание монетного производства, плавильных печей и действующих махин - 1779 г., Требуется библиографическая консультация
 
Книга [B]Нартов А.А. Описание монетного производства со изображением плавиленных печей и действующих махин (по рукописи 1779 г.). [/B] (М., 2014) увидела свет.

Новинки нумизматической литературы
 
[B]Нартов А.А. Описание монетного производства со изображением плавиленных печей и действующих махин (по рукописи 1779 г.). М., 2014.[/B] 40 с.: ил. Издание подготовили: А.А. Богданов, В.Н. Мещеряков.

Мягкий переплет, увеличенный формат, цветные иллюстрации.

Ровно три года назад на нашем форме была поднята тема по изданию рукописи А.А.Нартова "Описание монетного производства со изображением плавиленных печей и действующих махин". Рукопись была создана в 1779 году для поднесения Екатерине II и до сих пор хранилась под семью замками в Отделе рукописей Российской национальной библиотеки (СПб). Сейчас, благодаря усилиям двух форумчан, работа стала доступна широкому кругу исследователей.

Небольшой по объему текст описывает технологическую цепочку производства монет и медалей, принятую в те годы на Санкт-Петербургском монетном дворе. Но главное в работе не текст, а иллюстрации, наглядно иллюстрирующие этот процесс: "[I]плавиленная печь[/I]", "[I]разрезная махина[/I]", "[I]плащиленная махина[/I]", "[I]пожигаленная печь[/I]", "[I]отбеленная печь[/I]", "[I]печатный станок для монеты[/I]", "[I]ельницы[/I]", "[I]реторты[/I]" и пр., и пр.

Собственно, издание состоит из:
– рецензии В.А. Калинина (приведена ниже);
– предисловия, рассказывающее об истории создания переиздаваемого труда, биографии Нартова, библиографического и археографического описания рукописи, списка иллюстраций и других справочных материалов;
– текста рукописи, данного в современной передаче (примеры: "[I]9. Сей отбел производится в щолоке, приготовленном из виннаго камня, квасцов и соли; сии вещи развариваются в воде, налитой в медной котел и в печь вымазанной "I"…[/I]"; "[I]10. В белизну приведенные кружки гуртятся махиною "L" так поспешно, что в сутки обгурчивает 20000 монет. Потом считаются они в тысячи, отдаются в печатную палату, в которой тиснят их прессами "M"[/I]" ) ;
– полноразмерных (1:1) цветных иллюстраций;
– словаря терминов (расшифровываются малоизвестные и устаревшие понятия, такие как "[I]антимоний[/I]", "[I]бледное золото[/I]", "[I]блик золота[/I]", "[I]гиспукель[/I]", "[I]жесточение металла[/I]", "[I]квасцы[/I]", "[I]кропкость[/I]", "[I]мешание[/I]", "[I]нечистота[/I]", "[I]плена[/I]", "[I]сухой способ[/I]", "[I]щелок[/I]" и пр.) .

Издание рукописи выше всяческих похвал. Изначально задумка была дать все иллюстрации в оригинальном масштабе. В результате книга имеет необычный размер 23х30.5 см, что больше стандартного листа A4, при этом часть иллюстраций раскладывается до размера 38х30.5 см! Несмотря на то, что ваш покорный слуга принимал участие в выборе издательства, качество книги стало приятной неожиданностью: не думал, что в наше время возможно сделать столь сбалансированное, изящное и технически сложное издание. До сих пор только питерские издательства могли себе такое позволить. Наконец-то топорная Москва показала, что не только боги горшки обжигают  :)  .

В заключении приведу рецензию В.А. Калинина.
"[I]Изучение истории денежного обращения в России XVIII-XIX вв. возможно не только на основе вещественных источников, но и различных документов – законодательных актов, делопроизводственной документации учреждений, связанных с монетным производством и денежным обращением.
К сожалению, на сегодняшний день большое количество подобных документов остаются неопубликованными, а многие из них вообще не введены ы научных оборот.Особое место в этом ряду занимает труд А.А.Нартова «Описание монетного производства со изображением плавиленных печей и действующих махин». Эта рукопись, снабженная великолепными иллюстрациями и поднесенная автором императрице Екатерине II в 1779 г., дает наглядное представление об оснащении и основных производственных операциях Петербургского монетного двора последней четверти XVIII века.
Автор рукописи Андрей Андреевич Нартов (1737-1813), сын известного механика Петра I – А.К.Нартова (1693-1756) – был одним из руководителей Берг-коллегии, ведавшей монетным делом, так что в его профессионализме и знании дела можно не сомневаться.
Нужно отметить, что рукопись А.А.Нартова издавна привлекала к себе внимание многих исследователей – искусствоведов, историков-нумизматов, специалистов по истории техники. Однако до сих пор полная и комментированная публикация этой интереснейшей рукописи отсутствовала. В этой связи издание рукописи представляется весьма актуальным, что сделает этот важный источник доступным как для специалистов, так и для всех, кто интересуется историей техники и монетного производства в России в XVIII столетии.[/I]" (Заведующий Отделом нумизматики Государственного Эрмитажа В.А.Калинин.)

Обсудить книгу можно здесь: http://www.staraya-moneta.ru/forum/fоrum44/tоpic27109/

[I]Рекомендуется к приобретению[/I]. :)

(На сканер книга не поместилась, поэтому привожу не очень качественную фотографию; остальные фото по ссылке, приведенной выше.)

[B][URL=http://www.staraya-moneta.ru/shop/55/5517/]Книга в нумизматическом магазине "Старая Монета"[/URL][/B]
3 рубля 1844 год Платина, продам
 
За Nominal27 ручаюсь, могу выступить гарантом сделки.
Всероссийские нумизматические конференции и чтения, Сборники тезисов докладов и сообщений
 
[B]Нумизматические чтения 2013 года. Москва, 19–20 ноября 2013 г. Материалы докладов и сообщений. М., 2013.[/B] 214 с.: ил.

* Богданов А.А. «Описание монетного производства со изображением плавиленных печей и действующих махин» А.А. Нартова: история поступления, изучения и описание рукописи.
* Краснов Р.В. Кадашевский монетный двор в 1707 г. по архивным документам: управление, персонал, оплата труда, монетные переделы.
* Ширяков И.В. О начале медной чеканки на Кадашевском монетном дворе.
* Шталенков И.Н. Голландские дукаты русской чеканки: новые данные.
Русские монеты чеканенные для окраин (Пруссии, Грузии, Польши, Финляндии) 1759-1890
 
Необходимо уточнить, что это издание - современный репринт.
Невероятно, но факт..., Любопытные нумизматические отрывки
 
== "[I]"Ефимок" 1798 г. (Монета, выдающаяся по типу, редкости и ценности. Означенный экземпляр был сдан нумизматами Наркомфина Выставочному Комитету как поддельный "металлический слепок", но экспертом-нумизматом Выставочного Комитета был определен как подлинный экземпляр, не внушающий никаких сомнений, все же другие "ефимки", представленные, как "новоделы", оказались поддельными.)"[/I]" (1-я Всесоюзная Выставка по филателии, бонистике и нумизматике. М., 1925. С.174.)
"Изображения на русских монетах XIV - XV вв" А.В. Чернецов
 
[B]minibox44[/B], с Вашим предложением согласен, спасибо. Остальное через личку.
"Изображения на русских монетах XIV - XV вв" А.В. Чернецов
 
Если предложение "могу расстаться за $150" относится к Вам, то книга, безусловно, Ваша. Я подумал, что ПОСЕТИТЕЛЮ обращался ко всем форумчанам :(.
"Изображения на русских монетах XIV - XV вв" А.В. Чернецов
 
Покупаю!
Василий Васильевич Уздеников. Пять лет спустя...
 
Востряковское кладбище. 10 сентября 2013 г.
Василий Васильевич, мы Вас помним.
[ Закрыто] нумизматическое пособие 2 коп 1810-30 г, изучение спроса.
 
[QUOTE]Романовъ пишет:
По фуфлу я ничего сказать не могу, это не моя тема совсем, но мнение Bibliografа я уважаю, как и многие другие, эти замечания очень серьезны. Попросим его дать развернутый ответ на эту тему.[/QUOTE]
В свое время лично перебрал свыше 16000 двухкопеечников 1810-1815 гг. ("вторая бочка"), так что с темой знаком не понаслышке. Также прекрасно знаю человека, по чьему заказу делали перерезки монет, отмеченных мною выше. Знаком и с другой продукцией этой мастерской, благополучно легализованной на ряде аукционов. Поэтому можно приводить разные доводы "за" и "против" подлинности, как это принято на форумах, а можно просто знать, кто и когда эту подделку произвел.

Доказывать что-либо и указывать на ошибки и недочеты не собираюсь. Поясню. Любой каталог должен строиться на изучении заведомо подлинных экземпляров, в первую очередь происходящих из музейных собраний. Сбор и сортировка картинок из Интернета с обсуждением сомнительных монет на форумах (высший критерий истины для автора?) и дальнейшей публикацией в виде "каталога" – это профанация каталогизаторства. Ранее, прежде чем создать каталог, автор погружался в тему на 20-30 лет и к моменту выхода труда его жизни уже был признанным специалистом в своей области. Сейчас все совсем иначе. Аукционы ставят на торги все подряд и просят всех желающих указывать на ошибки, аргументируя это тем, что "мы ничего не понимаем в монетах, помогите нам", "у нас столько монет, что мы не успеваем все внимательно просмотреть" и т.п. Авторы пишут книжки, после чего "просят помощь зала". Я в этом цирке не участвую.
Невероятно, но факт..., Любопытные нумизматические отрывки
 
== "[I]В то же время именно ей, как законной наследнице, были переданы экспонаты, не представляющие музейной ценности. Экспертами [Эрмитажа] были отвергнуты 326 предметов, в их числе более 200 монет. Среди возвращенных по описи значатся: 23 экз. монет в 5 и 10 руб. XVIII и XIX вв. из золота, 177 экз. серебряные рубли императорского периода, включая 13 экз. полтинников Петра I, по одному экз. полтинников Екатерины I и II, 8 экз. рублей Ивана Антоновича, а также 10 экз. «монет древних иностранных серебряных», одна шведская медная клиппа и целая коробка «без счета» русских медных монет.[/I]" (Яровая Е.А. Из истории поступления в Эрмитаж нумизматической части коллекции Н.Ф. Романченко (по архивным материалам) // Семнадцатая Всероссийская нумизматическая конференция. Москва - Пущино, 22-26 апреля 2013 года. Тезисы докладов и сообщений. М., 2013. С.220.)
"Восточно-Европейский Антикварный Дом". Обсуждение.
 
"Парадокс" со Степаном Демурой: http://finam.fm/archive-view/8036/
Аукционный дом "Редкие монеты". Обсуждение.
 
Было представлено много редких книг, некоторые из которых я никогда ранее не видел. В результате не выдержал и одну книгу купил :).
[ Закрыто] нумизматическое пособие 2 коп 1810-30 г, изучение спроса.
 
[QUOTE]Романовъ пишет:
Сегодня в клубе слышал мнение от авторитетных людей, что издание содержит фото и описание поддельных монет, и не одной, к сожалению. Хотелось бы услышать комментарии об этом нумизматическом пособии от Bibliografa.[/QUOTE]

Попадание подделок в такие работы, к сожалению, неизбежно. В руководство включены фотографии с различных аукционов (осматривал ли автор сами монеты?), какая-либо критика источников отсутствует. В результате сомнительные монеты, прошедшие через интернет-аукционы, не имеющих квалифицированных экспертов по меди, окончательно легализовались в данном труде. Например, ключевые монеты темы - двухкопеечники 1810 СПБ-ПС и 1810 КМ-МК – представлены как подлинными экземплярами, так и, уверен, явными перерезками (№ 95 и № 121).

Вообще, не собирался ничего писать о "Руководстве", поскольку это типичный самиздат без выходных данных и ISBN, в библиографии не включаемый. И все же. Не буду говорить об отсутствии внятной классификации, типологии и т.п. Задел косноязычный, безграмотный, с орфографическими, грамматическими и стилистическими ошибками текст. Пример. "[I]Они могут быть перевернуты в различных сочетаниях к примеру первая перевернутая, обе перевернуты, как римские единички итп .[/I]" Еще. "[I]Такое сочетание корон встречается часто на ровне с вариантом №13. На самом деле многие монеты отличаются еще количеством перьев во втором ряду крыльев, но классификацией по указанному признаку не является, по мнению автора, востребованной в настоящий момент, однако сравнительная таблица на последних листах размещена для ознакомления.[/I]" Печатать что-либо без обработки текста грамотным редактором и корректором – да-да, есть такие специальности – это неуважение к читателям, а в данном случае – неуважение в особо циничной форме.
Всероссийские нумизматические конференции и чтения, Сборники тезисов докладов и сообщений
 
XVII. [B]Семнадцатая Всероссийская нумизматическая конференция. Москва - Пущино, 22-26 апреля 2013 года. Тезисы докладов и сообщений. М., 2013.[/B] 248 с.: ил.

* Ширяков И.В. «Криминал» на Кадашевском дворе в первые годы его деятельности
* Фурасьева Т.М. Женский головной убор из Поволжья в собрании ОН ГЭ
* Богданов А.А. Собрание «указов о монетах» П.А. Картавова: состав и источниковедческое значение
* Сафонов М.М. «Константиновский рубль» в контексте польской политики Александра I
* Синчук И.И. 1826
* Саакян В.Р. Первый памятный серебряный рубль и его разновидности (по материалам собрания ОН ГИМ)
* Джапаридзе В. Бернгард Брекке и его уникальная коллекция медных монет императорской России
* Храменков А.В. Сложные формы для литья российских фальшивых монет XIX века
* Колобова И.Н. К вопросу о подделке российских монет и кредитных билетов на территории Беларуси (по архивным источникам XIX в.)



[B][URL=http://www.staraya-moneta.ru/shop/62/1376/]Книга в нумизматическом магазине "Старая Монета"[/URL][/B]
[ Закрыто] нумизматическое пособие 2 коп 1810-30 г, изучение спроса.
 
[QUOTE]Мишутка пишет:
как я понимаю если фото выкладываеться аукционом то на него никакие права не нужны.[/QUOTE]
Нет. Аукционы выкладывают фотографии для того, чтобы участники торгов на их основе делали ставки, а не для иллюстраций чужих книг. Даже если человек купил монету, то фотографию этой монеты, сделанную фотографом аукционного дома, он не имеет права использовать без разрешения.

[QUOTE]Тимофей пишет:
С аукционов и форумов все же стоит заручиться согласием владельцев, без такого согласия это может оказаться нарушением. Почему-то кажется, что упоминание в каталоге "Фото А\Д Такого-то" не должно вызвать возражения у тех, кто это фото сделал.[/QUOTE]
Лучше всего заручиться согласием правообладателей. Но согласен, как показывает практика, достаточно под каждой фотографией указать источник, а в примечаниях дать полную ссылку (как делает Ю.П.Петрунин). Если просто указать на использование "аукционных каталогов российских и зарубежных аукционов", как это делает ворьё с волмара, то места такому каталогу на "Старой монете" не будет.
[ Закрыто] нумизматическое пособие 2 коп 1810-30 г, изучение спроса.
 
Как обстоит дело с копирайтом? Получено ли разрешение на публикацию сторонних фотографий монет, если таковые имеются? Или использованы только авторские снимки?
Книга "Бородовые знаки. Каталог.", Обсуждение
 
Купить можно будет на сайте производителя (www.jetons.ru) и в магазине форума.

Дополнение к оглавлению: С.48-109 - повтор первой части сначала на английском, потом на немецком языке.
Новинки нумизматической литературы
 
[B]Руденко И.В. Бородовые знаки. 1698. 1705. 1724. 1725. Каталог. Ростов-на-Дону, 2013. 184 с.: ил.[/B] Тираж 300 экз.

Твердый кожаный (!) переплет с золотым рельефным тиснением, увеличенный формат, мелованная бумага (такой толщины, что постоянно кажется, что страницы слиплись), цветные иллюстрации. Текст на русском, английском и немецком языках.

Руденко, автор уже трех книг по жетонам, представляет новый труд - каталог бородовых знаков. В отличие от большинства жетонов, бородовые знаки традиционно входят в сферу интересов коллекционеров монет императорского периода. Необычные, красивые, неразрывно связанные с именем Петра Великого, во многом загадочные и безусловно редкие, они желанны в любой коллекции. В то же время, отдельных исследований по истории бородовых знаков немного (самые известные – еще дореволюционные работы Винклера П.П. "Из истории монетного дела в России" и Чижова С.И. "Бородовые знаки", опубликованные в 1897 и 1905 годах соответственно), поэтому необходимость современного исследования давно была очевидна.

Книга состоит из исторического исследования и собственно каталога. Из первой части можно получить ответы на различные вопросы: Чем вызван перерыв в чеканке бородовых знаков с 1705 по 1724 г.? Каким образом ежегодно продлевали действие знака? Где ставился надчекан – на монетном дворе или в регионах, непосредственно перед выдачей знака? Чем отличаются новоделы от оригинальных знаков? Самое главное – автор привел полный текст указов (а временами и фотокопии), регламентирующих ношение бороды, как опубликованных в Полном Собрании Законов Российской Империи, так и архивных: от петровского указа 1698 года о чеканке бородовых знаков до телеграммы 1901 года, разрешающей ношение бород, усов и бакенбардов юнкерам.

В каталоге представлено наиболее полное собрание бородовых знаков – все известные на сегодня разновидности оригиналов и новоделов из собраний Эрмитажа, ГИМа, Ярославского музея, Музея Смитсоновского института, Французской национальной библиотеки, частных коллекций. Описание каждого жетона занимает целый разворот: номер по каталогу, место чеканки, размер, вес, ссылки на каталоги (Рейхель, Чижов, Брекке, Биткин), место хранения, цветные качественные фотографии обеих сторон (1:1 и увеличенная, занимающая целую страницу), металл, сохранность, степень редкости, характеристика аверса, реверса и гурта. Отдельно даны фотографии разновидностей надчекана и ободка.

Заканчивается книга фотографиями всех разновидностей знаков, сгруппированными на нескольких страницах (т.н. "Поиск по изображениям") и библиографией.

[I]Рекомендуется к приобретению[/I] :)

Обсудить книгу можно здесь: http://staraya-moneta.ru/forum/fоrum13/tоpic35918/

[B][URL=http://www.staraya-moneta.ru/shop/59/1366/]Книга в нумизматическом магазине "Старая Монета"[/URL][/B]
Книга "Бородовые знаки. Каталог.", Обсуждение
 
Ветка для обсуждения книги Руденко И.В. "Бородовые знаки. 1698. 1705. 1724. 1725. Каталог." (Ростов-на-Дону, 2013), описание которой можно найти в "НОВИНКАХ раздела "Каталоги монет России 1700-1917 гг.".
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 ... 14 След.

© 2005-2019. Все права защищены. Пользовательское соглашение



Аукционный дом "Русское наследие"



  Магазинъ СМ:

● Монеты России до 1917 г. ● Монеты РСФСР, СССР 1918-1991 г.г. ● Монеты России с 1992 г. ● Металлические и бумажные боны государственного треста "Арктикуголь", о. Шпицберген ● Подарочные и коллекционные наборы монет и медалей ● Медали, награды до 1917 г., знаки, жетоны России ● Монетовидные жетоны Российской Федерации (по каталогу "Монеты Страны Советов 1921-1991") ● Боны ● Антиквариат ● Литература по коллекционированию. Книги и каталоги ● Аксессуары для хранения и работы с коллекцией ●