На главную страницу Библиотеки

Гладцын В.А., Нилов А.Н., Имппола Йорма "О золотых монетах Финляндии 1878-1926 гг.".

Гладцын В.А., Нилов А.Н., Имппола Йорма "О золотых монетах Финляндии 1878-1926 гг.".

В своих статьях за последние несколько лет мы неоднократно обращались к тематике русско-финских монет, преимущественно необычных – редких, пробных, новодельных. Однако, тематика финского золота всегда оставалась «за кадром», серьёзного их исследования не производилось, хотя золотые монеты регулярного выпуска Великого Княжества Финляндского (ВКФ) и первых годов Финляндской республики нельзя назвать совсем уж «проходной темой». Многие коллекционеры считают их «неинтересными», однотипными, и, если уж кладут себе в коллекцию, то в основном или одну пару 10 и 20 марок, либо увеличивая её до трёх комплектов «по царям» – Александру II, Александру III и Николаю II. Однако, данное представление ошибочно, финское золото тоже можно отнести к разряду «необычных монет», кроме того, оно имеет множество разновидностей, особенностей и связанных с ними историй. С истории как раз и начнём.

1. «Откуда есть пошла финская золотая монета»: причины и первоисточники.
Как известно, Гельсингфорсский монетный двор (Илл. 1. Старый монетный двор в Гельсингфорсе (ГМД) в районе Катаянокка):
 Старый монетный двор в Гельсингфорсе в районе Катаянокка
начал регулярную работу в 1864 году выпуском 1 пенни в меди и 50 пенни и 1 марки в серебре. В последующие годы номинальный ряд расширился, достиг почти полного, приведённого в Высочайше утверждённом 01.03.1865 «Уставе о Монетном Дворе Финляндии». Однако, чеканка золотой монеты долгое время не предполагалась. Отчасти это связано с низкой покупательской способностью местного населения (Финляндия долгое время оставалась одной из беднейших провинций Империи), отчасти потребность в более высоких номиналах закрывали бумажные денежные знаки.
Однако, по ряду причин, начиная с 1870-х годов ситуация изменилась. Это было обусловлено как политическими особенностями (в то время было необходимо подчеркнуть формальную независимость ВКФ, находящегося в личной унии с Россией, ведшей Балканскую войну), так и экономическими, прежде всего, связанными с международной торговлей, а также с заметными колебаниями цены серебра. Кроме того, одной из причин введения золотого обращения считается открытие золотой руды в Финляндии: действительно, в 1870 г. в истоках реки Ивалойоки в Лапландии найден был содержащий золото песок и, ввиду поощрения разведок золота, в том же 1870 г. были изданы «Правила поисков золота и разработки золотых приисков в финляндской Лапландии».
Надо сказать, что реформа, связанная с переходом на золотой стандарт, не явилась одномоментным событием, а готовилась довольно тщательно. Примерно в эти же годы несколько северных стран уже провели подобные преобразования: Германия в 1871 году, Дания и Швеция – в 1873, Норвегия – в 1875… Наставала очередь Финляндии.
Достаточно долго велась дискуссия о том, каковой же быть золотой монете, какому стандарту соответствовать. Например, шведский банкир А. О. Валленберг, приглашённый в качестве одного из экспертов, предложил считать основной золотой единицей дукат, поскольку Финляндия была Великим Княжеством (лат.– Magnus Ducatus). Если бы эта идея восторжествовала, нарушилась бы цельная система пересчёта денежных величин, поскольку стандартный вес европейского дуката в чистоте составлял порядка 3,5 грамма и не имел рациональных метрических соответствий с другими монетами…Так или иначе, история и вершившие её люди склонились к другому мнению.
По мере того, как курсовые отношения между серебром и золотом становились все более и более нестабильными, идея золотого стандарта становилась всё более актуальной. Первая практическая инициатива была предпринята 12 февраля 1876 года со стороны председателя сенатского наблюдательного совета профессора Р. Монтгомери. Ссылаясь на «экстраординарные» колебания стоимости серебра, которые, как ожидалось, продолжатся, и «капитальные убытки», которые понесёт Финляндия, он предложил инициировать и осуществить переход к золотому стандарту, «не теряя времени». Неудивительно, что планы по запасам золота начали формироваться именно в 1876 году, когда стоимость серебра упала примерно на 15% по сравнению с 1860-ми гг. Колебания стоимости бумажного рубля и изменения цен на серебро в Санкт-Петербурге также внесли свой весомый вклад. В этих условиях Санкт-Петербург, по-видимому, мог стать настоящей золотой жилой для биржевых спекуляций, хотя Банк Финляндии этим и не воспользовался по понятным причинам.
Первая попытка представить решение на утверждение в Санкт-Петербург, предпринятая на рубеже марта-апреля, провалилась, возможно потому, что министр финансов барон Эмиль Стенвалл-Валлин слишком поспешно, без подробных аргументов, представил её императору. Однако выводы были сделаны, и ветер быстро переменился.
Уже 10 мая 1876 года император Александр II дал согласие на организацию соответствующего профильного комитета («Комитета по золоту»). Задача, поставленная перед комитетом, должна была быть решена к концу октября, что и было исполнено: отчёт был выпущен 14 октября 1876 года. Несмотря на плотный график, комитет провёл тщательную работу по изучению зарубежного опыта организации денежного обращения.
Одним из важных вопросов была выплата Финляндией имеющихся долгов и их пересчёт на золото. Монтгомери хотел, чтобы долг в 100 серебряных марок выплачивался из расчёта 96 золотых марок, что соответствовало 16,4 серебряных единиц на единицу золота – по фактическому курсу стоимости, которое по странному совпадению стало преобладающим в начале 1877 года, а для золота примерно соответствовало параметрам «латинской монетной системы».
В пользу данного мнения была и денежная система Империи: серебряный рубль был эквивалентом четырёх серебряных франков, а 5 рублей примерно соответствовали 20 франкам (20 франков содержали 6,4516 грамма золота 900/1000 пробы, а полуимпериал, то есть 5 рублей, в 1870-х годах содержал 6,544 грамма 917/1000 пробы, что составляет разницу примерно в 1,85%. Отметим, что после после 1886 года был реализован строгий паритет между 20 франками и полуимпериалом. Тот факт, что золотая марка стала идентичной золотому франку, а золотая монета 20 марок почти идентична полуимпериалу, был основан как на традиции, так и на практических мерах, необходимых для переходного периода. Высокий темп работы комитета определялся как срочностью самого решаемого вопроса, так и тем фактом, что официальное слушание дела должно было состояться в парламенте 1877–78 годов. В противном случае из-за конституционных формальностей пришлось бы дождаться созыва следующего парламента в 1882 году, что могло бы привести к новым трудностям в отношениях с Россией.
Итак, результатом работы «Комитета по золоту» явились Закон «О монете Великого Княжества Финляндского» от 9 августа 1877 года и Высочайшее Его Императорского Величества постановление «О переходе к золотой монете в Великом Княжестве Финляндском» от того же числа, вводящие в Финляндии золотой стандарт с 1 января 1878 года, почти за 20 лет до того, как это было сделано на всей территории Российской Империи! Не утомляя читателя изучением документов целиком, приведём выдержки из них, непосредственно касающиеся рассматриваемого вопроса. «Закон…» постановляет, что:
§ 1. Монета Финляндии основана на золоте, как единственном мериле ценностей.
<…>
§ 3. Из золота чеканятся монеты двоякого рода: одна в десять марок, а другая в двадцать марок. Первая должна содержать в себе 2 28/31 грамма, а двадцатимарковая монета – 5 25/31 грамма чистого золота.
§ 4. Для чеканки следует сплавлять девять весовых долей чистого золота с одною весовою долею меди, каковой сплав называется монетным золотом. <…> Следовательно десятимарковая монета должна весить 3 7/31 грамма, а двадцатимарковая – 6 14/31 грамма. § 5. От вышеустановленных оснований для пробы и веса золотой монеты допускается уклонение не более как на 15/10000 выше или ниже указной пробы и 20/10000 выше или ниже указного веса. При этом однако соблюдается, чтобы уклонение от веса каждой партии монет, вычеканиваемой из 10 килограммов монетного золота, не превышало пяти граммов. <…>
 § 13. Всякий, кто для чеканки представит на Финляндский монетный двор золото в количестве не менее 40 граммов, имеет, по испытании чистоты и веса представленного, получить из Финляндского Банка золотою монетою сумму, соответствующую чистому золоту, за вычетом из сказанной суммы 1/3% на покрытие расходов по чеканке. Подобная чеканка не должна быть облагаема податью или иною пошлиною.
<…>
§ 15. Золотая монета, вычеканенная по правилам, установленным в § § 3, 4 и 5 сего постановления, коль скоро она не повреждена или не истерта более нижеопределенного предела, должна быть в неограниченном количестве всяким принимаема в законный платёж. <…>
§ 16. Монету золотую…, повреждённую или уменьшенную через скобление, обрезку, сверление, припайку или иное умышленное действие, должно считать утратившею свойство законной монеты.
§ 17. Золотая монета, утратившая от трения более чем полупроцент веса, установленного для неё в § 4 сего закона, не должна служить общим средством платежа; но при платежах в казённые кассы имеет быть принимаема по своей первоначальной цене, коль скоро потеряла не более 2% законного веса.
<…>
В «Постановлении» читаем:
§ 1. По воспоследовании повеления ЕИВ относительно чекана и формы утверждённой для Финляндии, законом от сего числа, золотой монеты в 10 и 20 марок, Финляндскому Банку надлежит немедленно через монетный двор края сделать распоряжение об изготовлении и пересылке затем конторам и агентам Банка достаточного запаса подобной монеты, в видах постепенного выпуска оной в обращение.
<…>
§ 5. Представленное по § 13 вышеупомянутого закона частным лицам право предоставлять золото для чеканки, имеет вступить в силу не раньше 1 июля 1878 года.
§ 6. С 1 января 1878 года всякая официальная отчётность должна быть ведена на золотую монету.
<…>
Кроме упомянутых, в 1877–78 гг. было издано ещё несколько регулятивных документов, касающихся частных вопросов золотого обращения, в частности, Высочайшим объявлением от 16.01.1878 «Касательно рисунков золотых монетных кружков, имеющих быть чеканенными для Великого Княжества Финляндского» был утверждён внешний вид новых монет.
Большие изменения были внесены и в обновлённом «Высочайшем Е.И.В. Уставе Монетного Двора Финляндии» от 13 ноября 1878 года, во многом они повторяют сказанное в процитированных выше документах, однако Устав ещё и детально описывает процесс изготовления золотых монет. Считаем, что он будет интересен читателю.

2. Технология изготовления: золото любит точность.
Итак, новый Устав ГМД в главе IV «О выделке золотой монеты» так описывает процесс изготовления золотых монет (приведём его описание практически полностью, он нам ещё пригодится в дальнейшем):
§ 25. Когда должна состояться сплавка золота, Директор и Помощник его производят необходимое для сего исчисление лигатуры. При этом соблюдать, чтобы для чеканки сплавлялись только слитки, приведённые в пробу, с прибавкою доброкачественной меди и таких обломков бракованных пластинок и монет, внутреннее достоинство которых достоверно известно упомянутым чиновникам.
§ 26. Когда золото вполне расплавлено и перемешано, из него берётся тигельная проба, от которой отвешивается пять граммов, вкладываемых в конверт с надписью на нем номера сплава и дня передела, запечатываемый Директором и его Помощником и хранимый до тех пор, пока сплав будет надлежащим порядком обращён в монету и выделанная при том монета одобрена.
§ 27. Сплав отливается в палочки, причём от перво- и последне-отлитьых из каждого тигеля палочек Директор и его Помощник берут пробы, содержание которых исследуется ими совместно. Внутреннее достоинство выражается в десятитысячных долях и записывается в пробирный журнал. Если результаты привода к пробе разнятся не более как 5/10000 долей и обе пробы заключаются в пределах терпимости (ремедиум), то среднее их число определяет пробу палочек. Если же разность будет больше 5/10000 долей и возобновлённая проба не даст желаемой соответственности, то тигельная проба подвергается двум пробирным испытаниям, причём пробу палочек определяет получаемое среднее число, в предположении, что результаты приведения палочек к пробе окажутся в пределах терпимости. До тех же пор, полка не будет дознано, что внутреннее достоинство палочек заключается в границах терпимости, дальнейшая работа по выделке из оных монет не допускается.
§ 28. Всякий сплав золота имеет быть записываем в книгу сплавов, или ведомость о монетных сплавах, с поступления металла до выдачи приготовленной из него монеты, причём отметки по каждому переделу особо подписываются Директором.
§ 29. По выделке монеты из сплава, готовые монеты пересчитываются в партии,удобные для сдачи, причём негодные монеты отделяются. Затем извещается Интендант Горного Управления, который лично или же, в случае препятствия ему, через назначенного имя для сего чиновника упомянутого Управления, в присутствии чиновников монетного двора, производит установленное в следующем параграфе исследование.
§ 30. Пересчитанные для сдачи партии золотых монет взвешиваются каждая особо, как для узнания валового веса передела, так и для поверки веса в отношении установленной … терпимости. При названной операции изо всякой взвешенной партии берётся, без разбора, смотря по величине передела, одна или несколько пробных монет, однако всегда в одинаковом числе изо всякой партии. Из числа собранных таким образом пробных монет берутся, равномерно же без выбора, три монеты для исследования степени чистоты металла в отдельных монетах. Из середины каждой из сих трёх пробных монет отбивается круглая пластинка весом приблизительно в половину веса монеты. Пробные монеты, из которых взяты пластинки, помечаются номером и вкладываются в конверт, на котором надписью обозначаются номер, сорт и день сплава, а также, по определении пробы,– внутреннее её достоинство. Таким же образом помечаются и пластинки, после чего они подвергаются пробе. Достоинство показывается в десятитысячных долях. Между остальными пробными монетами Горный Интендант, или назначенное им вместо себя лицо, производит, по своему усмотрению, пробное взвешивание, в видах исследования веса отдельных монет. Затем упомянутые в предыдущем пункте пробные монеты сплавляются в графитных тигелях, под слоем древесно-угольного порошка, и из расплавленной массы вынимается проба, составляющая таким образом генеральную пробу всего передела. Этой пробе делаются два пробирные испытания, результаты которых обозначаются в десятитысячных долях. Среднее число найденных таким образом двух результатов выражает среднюю пробу всего передела. На основании сей средней пробы исчисляется и записывается в книгу сплавов весь вес содержащегося в переделе чистого золота. Остаток генеральной пробы вкладывается в названный в пункте 3 сего параграфа конверт, который тогда снабжается надписью также о найденной средней пробе и запечатывается Горным Интендантом и Директором. В случае, если какая-либо из вышеозначенных проб и по возобновлённом определении пробы окажется выше или ниже установленного ремедиума, то испытываемая партия монет не принимается, а должна поступить в переделку. Причинённый через сие монетному двору убыток вознаграждается чиновниками, оказавшимися в том виновными. Если замечена неверность в весе, то вся партия монет подвергается проверке через новое взвешивание, причём неправильные монеты отделяются. С остальными же поступать как с новым переделом. При исследовании и поверке готовой партии монет ведётся протокол, в который в точности вносятся результаты всех приводов к пробе и пробных взвешиваний, равно как и прочее, могущее заслуживать внимание. Все статьи по протокольной книге подписываются Горным Интендантом и Директором. Запечатанные пробные монеты и генеральные пробы каждого одобренного передела хранятся на монетном дворе в течение 10 лет, после чего они поступают в дело.
Как видим, процесс проверки был крайне тщательным, трудоёмким и повторялся многократно, а ответственные лица несли персональную материальную ответственность за качество продукции.

3. Сходства и различия.
Прежде всего, следует отметить, что в отличие от основной территории Российской Империи, монетная стопа всех номиналов и их базовые элементы оформления, начиная от меди и заканчивая золотом, оставались неизменными на всём протяжении существования ВКФ.
Из-за задержки в регулировании выпуска монет и по техническим причинам чеканка их началась в апреле 1878 года.
Монеты, как следует из приведённых документов, соответствовали так называемой «латинской монетной системе», принятой в то время в большинстве стран Европы, а именно изготавливались из золота 900 пробы и имели лигатурный вес в 6,45 и 3,225 г соответственно, то есть золотая марка была приравнена к золотому франку.
Дизайн монет в целом сходен с внешним видом общероссийских золотых монет периода 1832–1885 годов и адаптирован для Финляндии резчиком Карлом Яном под руководством известного петербургского гравера Авенира Грилихеса.
На аверсе изображался двуглавый гербовый орёл (правда, со щитом герба ВКФ вместо традиционного для России Георгия Победоносца), а также, чего не было в России, название государства на финском и шведском языках – Suomi и Finland. Ещё одно отличие от России – под правой лапой орла стоит инициал фамилии директора ГМД, а не минцмейстера: в 1878–1882 гг.– S(oldan), в 1891–1912 гг.– L(ihr), в 1912–1913 гг.– S(undell).
На реверсе в центре – обозначение номинала и года чеканки, а в круговой легенде, отделённой ободком,– сведения о содержании в монете чистого золота и меди в граммах с точностью до 0,001. Все надписи реверса – на финском языке.
При этом, как прибавлено в упомянутом документе, касающемся внешнего вида монет, «обе стороны окружены так называемою перловою каймою и гурт зубчатый».
Однако, при внимательном рассмотрении, можно заметить множество разновидностей монет как год от года, так и в одном году (смену инициалов, как естественный процесс, мы специально рассматривать не будем).
Самые характерные отличия касаются аверса, точнее – герба. С него и начнём наш обзор. Прежде всего отметим уникальность гербового орла на всех монетах 1878 года, это – «тип одного года»: в 1879 г герб претерпел существенные изменения, видимые невооружённым взглядом, и оставался таким до окончания золотой чеканки ВКФ. Для наглядного сравнения на илл. 2:
Великое княжество Финляндское, 20 марок 1878 г., 20 марок 1879 г., золото
приведены монеты достоинством в 20 марок 1878 и 1879 гг.
Дело в том, что, когда образцы золотых монет чеканки 1878 года были 8 октября лично представлены Александру II, он отметил, что перья крыльев их гербового орла были короче, чем на изображениях в указе. Информация об Высочайшем неудовольствии сразу же поступила на Монетный двор. Соответствующие изменения документально были оформлены 13 ноября 1878 года, и уже начиная с монет 1879 года, перья орла для золотых монет стали длиннее.
Данное различие аверса, несомненно, наиболее существенно, однако не является исчерпывающим. Следующее за ним по значимости – позиционирование легенды с названием государства относительно гербового орла на монетах достоинством в 10 марок. Здесь варианты могут быть отмечены как в 1878 году, так и в 1882, и уже требуют или хорошего глазомера или линейки. На илл. 3 приведены варианты 10 марок 1878 года:
Великое княжество Финляндское, 10 марок 1878 г., золото, с различным положением легенды
на илл. 4 – варианты 10 марок 1882 года:
Великое княжество Финляндское, 10 марок 1882 г., золото, с различным положением легенды
Следующее по значимости различие, на которое следует обратить внимание, имея цель составить полную подборку русско-финского золота – позиционирование инициала директора ГМД относительно хвоста гербового орла. Наиболее заметные варианты здесь присутствуют на 10 марках 1878 и 1913 гг. (Илл. 5):
Великое княжество Финляндское, 10 марок, золото,  варианты расположения инициала.
и на 20 марках 1911, 1912 (S) и 1913 гг. (Илл. 6):
Великое княжество Финляндское, 20 марок, золото, варианты расположения инициала.
Полагаем, что неравнодушные коллекционеры смогут отыскать и иные разновидности расположения инициала, в том числе – на монетах других годов. Что касается реверса, то самым заметным различием в оформлении монет является смена формы цифры «2» в обозначении номинала и года, произошедшая с 1912 года – её основание распрямилось, сама цифра стала выглядеть более «строго» (Илл. 7):
Великое княжество Финляндское, . Реверсы монет 20 марок 1911 и 1912 годов, золото
Аналогичные изменения претерпела и цифра 2 в круговой легенде 10 марок 1913 года, так что её смело тоже можно назвать «типом одного года» (Илл. 8):
Великое Княжество Финляндское, 10 марок 1913 года, золото.
Кроме указанного различия, год от года (или даже среди монет-одногодок) существует ещё ряд мелких разновидностей, прежде всего – в деталях и особенностях начертания цифр круговой легенды, номинала и года, их наклоне, форме запятой, подгравировках и т.п. Будучи ограничены размером публикации, предоставим их поиск читателям, обладающим широкой базой для исследования.

4. Редкость, встречаемость и цены.
В отличие от меди и серебра, когда официальные отчёты монетного двора не вполне соответствуют реальной встречаемости монеты того или иного года (причины этого мы уже неоднократно рассматривали), для золота такой проблемы практически не существует, благодаря, во-первых, сравнительно редкому выпуску золотых монет, а во-вторых – их более строгому учёту и недопущению ситуации, чтобы отчеканенное золото залёживалось на товарном складе – заказ от банка поступал всегда на точное количество монет как 10 и так и 20 марок.
Часто у коллекционеров возникает вопрос, почему золотые монеты чеканились так нерегулярно, бывали пропуски не только длиной в несколько лет, но и в десятилетия. Изначально Правление банка переоценило количество золота, необходимое в обращении. Ещё в конце апреля 1878 г. в документах мелькали оценки потребности в 8–10 миллионов финских марок, альтернативным мнением был объём в 5–6 миллионов. За день до ввода в обращение у Банка Финляндии и его филиалов было всего 2,9 миллиона финских марок в новых золотых монетах. По состоянию на конец года в обращении находилось 2,6 млн марок, а в хранилищах банка – ещё 4,6 млн марок золотом.
Количество золотых монет в обращении существенно не увеличивалось до 1881 года, когда на рынке появились поддельные банкноты 10 марок (Банк Финляндии был вынужден полностью изъять их из обращения, поэтому банкноты номиналом 10 финских марок 1875 и 1878 годов сегодня очень редки), что несколько увеличило спрос на золотые монеты – отсюда следует большой тираж 10-марочников в 1882 году, но поскольку в реальных платежах золотые монеты фактически не играли особой роли, их производство в том же году было приостановлено.
В XIX в. была ещё только одна, достаточно специфическая, чеканка 1891 года, когда из золота приисков Ивало и американских золотых долларов, накопленных к тому времени, был отчеканен 90.541 20-марочник.
Следующими периодами золотой чеканки были 1903-05 и 1910-13 гг., последний предназначался в основном для выплаты долга перед Россией (из которого 6–7 миллионов финских марок были выплачены золотом), а также так называемых военных взносов (участие в общих оборонных расходах России в Финляндии) и доли в строительстве железнодорожного моста через Неву. Между 1903 и 1912 гг. эти и другие аналогичные расходы составили 71 миллион финских марок, что соответствовало примерно 5% государственных доходов в те годы.
В подтверждение сказанного приведём широко известную сводную таблицу выпуска золотых монет по годам:
Таблица 1. Сведения об объёмах выпуска золотых монет «Русской Финляндии»
В принципе, она соответствует реальной встречаемости монет каждого из номиналов по годам, что подтверждается и ценами, в частности, наиболее дорогими из «погодовки» являются 10-марочники 1904 и 1905 годов, 20-марочники 1880, 1891 гг. и 1912 со знаком L В табл. 2 приведены ориентировочные цены на данные и прочие золотые монеты в штемпельном состоянии по результатам продаж в Финляндии за последние несколько лет (с учётом аукционных комиссий). Понятно, что в связи с последними кризисными явлениями, в частности – закрытием границ, цена на рынках существенно скачет, особенно в России – в сторону увеличения, поэтому просим считать таблицу имеющей чисто справочный характер. 
Таблица 2. Финская статистика цен золотых монет «Русской Финляндии» за 2010–2021 гг.
Таблица 2. Финская статистика цен золотых монет «Русской Финляндии» за 2010–2021 гг.
Как можно заметить, особняком стоят две монеты – 10 марок 1879 года с перегравировкой последней цифры даты и 20 марок 1912 года со знаком предыдущего директора монетного двора. Остановимся на них чуть подробнее. Долгое время ошибочно считалось, и эта информация попадала в аукционные и справочные каталоги, что у редчайшего 10-марочника последняя цифра даты перегравирована из 0, иногда его даже относили к заготовке 1880 года, однако это не так. При внимательном рассмотрении монеты (автору представилась такая возможность), нетрудно заметить, что это – перегравировка из цифры 6, т.е. мастер по ошибке перевернул пуансон, а потом исправил свою оплошность, Илл. 9):
Великое княжество Финляндское, 10 марок 1879 г. с перегравировкой последней цифры даты, золото.
На сегодня авторам известно о существовании как минимум 5 таких монет, находящихся в частных собраниях, однако вероятно их несколько больше.
В 1912 году на ГМД сменился директор – на смену Йохану Конраду Лиру (1831–1913), в 81 год ушедшему на пенсию по старости и болезни, пришёл молодой и полный сил Исак Густаф Сунделль (1878–1964), прослуживший на монетном дворе до 1947 года, когда его сменил скандально известный П.У. Хелле (о нем см. в статье, посвящённой «монете» 75 пенни 1863 г. в «Петербургском коллекционере № 2/2021). Однако, практически перед самым днём своего ухода, в 1912 году Лир успел отчеканить небольшую партию золотых монет, отмеченную его знаком (Илл. 10):
Великое княжество Финляндское, 20 марок 1912 г. L, отчеканенные под руководством Й.К. Лира, золото.
В известном смысле, данную монету можно рассматривать в качестве памятной: предположительно, именно таковой и была цель её чеканки. Точный объём данной партии сегодня неизвестен, но можно предположить, что это был единственный передел с объёмом не более 1.000 штук. Монета периодически, раз в пару лет или даже чаще, встречается на финских аукционах, и постоянно подтверждает ценой ухода свою редкость.
Редкость остальных монет, заметно выбивающихся ценником из общего ряда, обусловлена лишь их сравнительно невысокими тиражами: это 10 марок 1904 г. (Илл. 11):
Великое княжество Финляндское, 10 марок 1904 г., золото.
10 марок 1905 г. (Илл. 12):
Великое княжество Финляндское, 10 марок 1905 г., золото.
20 марок 1880 г. (Илл. 13):
Великое княжество Финляндское, 20 марок 1880 г., золото.
20 марок 1891 г. (Илл 14):
Великое княжество Финляндское, 20 марок 1891 г., золото.
При этом, мы сознательно оставляем за рамками статьи сравнительную оценку редкости отмеченных ранее разновидностей монет, считающихся «рядовыми», поскольку отличия в рыночной цене на них пока не сформировались, не собрана и достаточная статистика по их встречаемости. До недавнего времени мало кто из коллекционеров обращал внимание на штемпельные варианты финских монет (даже для общеимперских монет периода Николая II интерес к типам лицевых штампов и их изучение возникли сравнительно недавно), а для «инвесторов» они безразличны.
Некоторые нумизматы-финнофилы дополнительно выделяют 20-марочник 1903 года, тираж у него сопоставим с 1880 и 1891 годами (Илл. 15):
Великое княжество Финляндское, 20 марок 1903 г., золото.
однако на сегодня его цена лишь ненамного выше, чем у рядовых «собратьев». Сходная картина сложилась относительно 10 марок 1881 года (Илл. 16):
Великое княжество Финляндское, 10 марок 1881 г., золото.
при объёме выпуска, сравнимом с 1904 годом, в настоящее время монета на рынке стоит существенно дешевле и не является предметом особой «охоты».
При этом, обе монеты на практике действительно встречаются пореже прочих, особенно в «высоких» состояниях. Видимо, большинство коллекционеров ещё не оценили их по достоинству.
Есть одна существенная причина, в силу которой в принципе все финские золотые монеты считаются сравнительно редкими (например, в известном труде В. В. Узденикова «Монеты России 1700–1917» они отмечены знаками «черта» и выше). Поток золота в Россию или в российские казённые учреждения в Финляндии стал заметным и даже тревожным по мере приближения XX века, когда Россия потребовала обмена на золото банкнот, скопившихся в отделении Национального банка России в Хельсинки, а также выплаты упоминавшихся ранее «военных миллионов». Изъятые таким образом монеты так и не вернулись на внутренний рынок. Возможно, часть из них была продана за границу или переплавлена. К 1913 году формальное соотношение всего отчеканенного золота к банкнотам достигало 28%, что, конечно, является результатом не вполне корректной статистики. Фактически, это показывает, что золотые монеты были так или иначе экспортированы (в данном случае термин не обязательно означает вывоз за рубеж – монеты могли оставаться на территории страны, но храниться в казначействах представительств российских ведомств в Финляндии).
29 марта/11 апреля 1915 года обмен банкнот Банка Финляндии на золото, в связи с военным временем, был отменён по указу императора. Время золотого стандарта, введённого в 1877 году, прошло.

5. Статистика состояния и данные «грейдинга».
Как можно видеть из предыдущего раздела, объём выпуска золотых монет был достаточно ограниченным. При этом большинство монет, доступных на нумизматическом рынке, находится в превосходном, штемпельном или близком к нему состоянии (по американской системе оценки – от AU-58 до MS-67) (см. табл. 3 и 4):
Таблица 3. Статистика по грейду монет достоинством в 10 марок от NGC (в скобках – отдельно с пометками PL, DPL или PF. Таблица 4. Статистика по грейду монет достоинством в 20 марок от NGC (в скобках – отдельно с пометками PL, DPL или PF).
Объяснение простое: монеты редко находились в обращении, служили средством накопления и лежали либо в «кубышках», либо в банковских ячейках. Иногда можно отметить, что монета, несмотря на очевидное отсутствие следов обращения или их минимум (самый характерный пример – 1913 год, последний год чеканки, практически полностью не участвовавший в обращении), или получила заниженный грейд, или не получила (что тоже встречается, но реже) полноценного грейда вообще (рядом с оценкой состояния AU или UNC стоит приставка «details»), и виной тому –  следы механического вмешательства, видные невооружённым глазом (Илл. 17 и ранее Илл. 8):
Великое княжество Финляндское, 20 марок 1913 года, золото, с хорошо заметными следами юстировки на ободке.
Из-за сравнительно небольшого и далеко не ежегодного выпуска золотых монет, оборудование для выработки заготовок их чеканки не было достаточно отлажено, а ремедиум (см. приведённые официальные документы) был крайне жёстким, более того, учитывая угрозу серьёзных штрафов, на практике к вопросу точности подходили ещё строже – соответствие «терпимости» практически для каждой монеты проверялось вручную. «Недовесы», если они попадались, отправлялись в переплавку, а вот «перевесы», и их число было достаточно велико, проходили процесс ручной юстировки – мастер аккуратно соскабливал крупицы золота, чтобы привести вес монеты к норме. Эти-то следы и принимаются зачастую за механическое воздействие после выпуска изделия за пределы монетного двора, тогда как на самом деле монета сохранила своё нетронутое временем состояние.
Здесь необходимо сделать небольшую ремарку относительно оценки состояния как «proof» (PF) или «proof-like» (PL/DPL), которая тоже иногда попадает на слаб с монетой. Чеканка монет в улучшенном качестве для выпуска в обращение на ГМД никогда не производилась. Чаще всего за такие монеты принимаются так называемые «первые удары штемпеля», хотя нельзя исключать наличие заказной чеканки крайне ограниченного количества экземпляров специально улучшенными штемпелями, которые можно отнести к категории «proof-like» но всё же никак не к технологии чеканки «proof».

6. Последний выпуск регулярной чеканки.
Как известно, последними золотыми монетами регулярного чекана на территории Российской Империи были 10 и 20 марок 1913 года. После этого нахлынули вихри Первой Мировой войны, революции (в результате которой, кстати, Финляндия получила окончательную независимость в декабре 1917 года), гражданской войны («красные» с «белыми» боролись и в Финляндии, но победитель оказался иным, нежели в России), послевоенной разрухи. Монетная система многих государств была в большей или меньшей степени расстроена.
Однако, Европа начала достаточно быстро оправляться от перенесённых потрясений и вновь возвращаться к прежнему золотому стандарту. В числе пионеров оказались Великобритания, страны Скандинавии, Нидерланды… В Финляндии тоже возродилась подобная идея.
Первым шагом было определение денежно-кредитной политики банка Финляндии. Шведский экономист Э.Ф. Хекскер в августе 1923 г. составил отчёт, опубликованный 05.12.1923 г. Основными выводами исследования были:
1) цель состоит в том, чтобы повторно ввести золотой стандарт;
2) старый золотой паритет нереален из-за сильной инфляции.
3) поскольку вернуть прежний курс марки невозможно, то новый золотой стандарт должен основываться на фактической – уже стабилизированной – стоимости марки;
4) поскольку цель состоит в поддержании покупательной способности денег внутри страны, необходимо тщательно изучить паритетную стоимость золота;
5) неверно предполагать, что стоимость денежной единицы влияет на уровень цен: необходимо учитывать соответствующие отношения с основными иностранными валютами, со старым золотым стандартом и практическим соотношением между новым и старым золотыми стандартами. Предлагается привязать стоимость новой денежной единицы к 1/20 британского золотого соверена, что составит 2731,49 штуки на 1 килограмм чистого золота, а отношение к старому золотому стандарту 1:9. Это соответствует паритету 36,99 марок за доллар. 
Конечно, это предложение вызвало разносторонние политические и экономические дебаты. 13.11.1924 была назначена комиссия по подготовке возврата к золотому стандарту. Комитет золотого стандарта опубликовал свой меморандум в начале апреля 1925 г. Меморандум содержал следующие ключевые элементы:
1) паритет доллара 39,79 с допуском в несколько пенни;
2) выпуск золотых монет 100 и 200 марок, без их поступления обиходное денежное обращение;
3) признание банкнот основным платёжным средством наряду с золотом;
4) отказ от выпуска серебряных монет;
5) прекращение чеканки монеты в 1 пенни;
6) свободный обмен банкнот на золотые монеты, слитки или сертификаты в иностранной валюте, по усмотрению Банка Финляндии.
Собственное мнение было у представителя банка А. Форселлера, который предложил принять валютный паритет в виде 1 доллар США = 40 марок, и ввести новую денежную единицу под названием «таалари» (taalari), которая составляла бы 1/4 доллара США. Это позволило бы избежать негативного воздействия небольшой основной денежной единицы и сделало более практичным соотношение валют. (Обратим внимание читателей на сходство соотношений с денежной реформой 1860 года, когда 1 марка была приравнена к 1/4 серебряного рубля!). Это предложение не нашло поддержки и было отклонено.
Депутаты парламента от банков отправили меморандум комитета по золотому стандарту письмом 07.05.1925 года в Государственный совет, а 09.09.1925 правление Банка Финляндии направило в парламент предложение о регулировании золотой реформы. В этом предложении соотношение с долларом США было предложено равным 39,70.
Правительство, опираясь на мнение Хекскера, пришло к выводу, что золотой стандарт должен быть восстановлен, но исходя из текущего курса марки. 17.10.1925 президент республики Лаури Реландер представил парламенту предложение о повторном введении золотого стандарта, основанное на предложениях комитета. Парламент 10.12.1925 принял соответствующий закон, и 21.12.1925 он был ратифицирован президентом страны. Приведём несколько его параграфов:
§ 1. Единственная база финских денег – золото.
§ 2. Денежная единица – марка. Марка делится на 100 пенни.
§ 3. 100 и 200 марок будут выпускаться из золота <…>.
§ 4. Для производства золотых монет необходимо сплавить 9 весовых частей золота и 1 весовую часть меди. Из 2 килограммов монетного золота должно быть изготовлено 475 штук золотых монет по 100 марок, а из 4 килограммов монетного золота должно быть изготовлено такое же количество золотых монет в 200 марок. Следовательно, монета в 100 марок должна весить 4 4/19 г, а монета в 200 марок должна весить 8 8/19 г.
§ 5. Чистота и вес, указанные в параграфах 3 и 4, могут быть отклоняться в пределах 15/10000 заявленной чистоты и 20/10000 заявленного веса. Общее отклонение не может превышать 5 г на 10 кг монетного золота.
<…>
§ 10. Тот, кто передаёт Банку Финляндии более 40 граммов золота, имеет право после проверки веса и чистоты получить количество золотых монет, равное количеству чистого золота, минус 3% для покрытия расходов на чеканку, без сбора любых иных платежей или налогов. Золото можно свободно ввозить или вывозить.
<…>
§ 12. Наряду с золотыми монетами каждый обязан принимать в качестве законного платёжного средства банкноты Банка Финляндии.
<…>
§ 15. Золотая монета, потерявшая из-за износа более 0,5% от заявленного веса, больше не может быть законным платёжным средством.
<…>
К оплате платежей в казну должна приниматься любая монета, которая может быть достоверно идентифицирована.
<…>
§ 18. Разменные монеты, выпущенные до этого закона, продолжают действовать в соответствии с их номинальной стоимостью.
<…>
§ 20. Закон вступает в силу 1 января 1926 года, при этом утрачивает силу закон о золотом стандарте Великого княжества Финляндского от 9 августа 1877 года.
Как видно, Закон от 21.12.1925 установил отношение между «царской» и «новой» марками как 1 к 7,67. Уже на следующий год, это соотношение было подтверждено выпуском первых после 1913 года золотых монет.
Дизайн монет был разработан И. Г. Сунделлем и утверждён ещё в 1918 году, одновременно с монетами прочих номиналов – теперь на аверсе остался лишь финский герб без щита, год чеканки и название страны на двух языках (последнее характерно только для золотых монет), а на реверсе – обрамлённое еловыми ветвями обозначение номинала (Илл. 18):
 Дизайн первых монет Финляндской республики.
Хотя в 1918 году ещё многие тешили себя надеждой, что «всё вот-вот образуется» и о полном восстановлении того, как «было при царе», и мечтали о возвращении прежних золотых 10 и 20-марочников, на практике, в соответствии с принятым Законом, в конце 1926 и начале 1927 гг. были отчеканены монеты достоинством в 100 и 200 марок (Илл. 19 и 20):
Финляндия, 100 марок 1926 года, золото.

Финляндия, 200 марок 1926 года, золото.
а серебро уступило место более дешёвому сплаву недрагоценных металлов. Любопытно, что изменение номинала в 10 раз, а именно добавление лишнего 0, привело к наложению цифр номинала на аверсе друг на друга, чтобы соблюсти остальные пропорции в его оформлении. Проба монет была оставлена прежней – 900/1000, но в пересчёте на 1 марку количество золота существенно уменьшилось: 100-марочник весил 4 4/19 г (напомним, что лигатурный вес старых 10 марок был 3 7/31 г), 200-марочник – соответственно, в 2 раза больше. Сами монеты стали несколько меньше по диаметру, но толще, чем соответствующие их предшественницы.
Чеканка производилась в конце 1926 года, всего было выпущено 50.000 монет в 100 марок и 50.500 двухсотмарочников. Есть легенда (она опирается на характерный оттенок металла), что они были отчеканены из сибирского золота, сохранившегося в банковских кладовых с царских времён.
Однако, они получили лишь символическое значение, пользоваться банкнотами оказалось уже удобнее и привычнее, да и золота в стране оказалось не так много, как предполагалось. Сейчас такие монеты являются вожделенными предметами для многих коллекционеров, и цена их колеблется в пределах 600–800 евро и 800–1200 евро соответственно.
Окончательно данный период монетной истории Финляндии завершился в 1928 году. Вследствие мировой экономической депрессии, Финляндия, как и ряд других стран, перестала декларировать обмен банкнот на золото, закрепив данное положение в октябре 1931 г. Объявлялось, что мера эта – временная, будет пересматриваться раз в три года, но так никогда уже и не была отменена.
Авторы благодарны Григорию Балашову, Владиславу Кузнецову и проф. Туука Талвио за ценные замечания и дополнения. 

Литература:
1. Вел. Кн. Георгий Михайлович. Русские монеты, чеканенные для Пруссии, Грузии, Польши, Финляндии. СПб, 1893.
2. П. фон Винклер. Финляндская монета(1809–1860; 1860–1900). СПб, 1900.
3. Erkki Borg. Suomessa käytetyt rahat. Omakustanne, 1976.
4. Уздеников В.В. Монеты России 1700–1917. М.: «Финансы и статистика», 1986.
5. Уздеников В.В. Объём чеканки российских монет на отечественных и зарубежных монетных дворах. 1700–1917. М: «Межнумизматика», 1995.
6. Suomen rahat 1918–1972 suunnitelmia ja kokeiluja // Hki: SNY, 1995.
7. Tuukka Talvio. The Lion of Finland. Hki: The national Board of Antiquities, 1999.
8. Tuukka Talvio. Suomen rahat. Hki: Suomen pankki, 2003. 
9. Suomen rahat 1811–2009 arviohintoineen: kerajlijan opas. Hki: Rahaliike Holmasto, 2008.
10. Ismo Parikka. Suomalaiset kolikkovariantit 1864–2001. Jyvaskyla: Mattinmarkka Oy, 2012.
11. Гладцын В.А. Каталог-ценник монет Русской Финляндии 1864–1917 гг., часть 2 // «Петербургский коллекционер», № 2/2013 г., СПб., с. 20–24.
12. Нилов А.Н., Гладцын В.А. Каталог монет Русской Финляндии 1864– 1917. СПб: «Нестор-История», 2015. 13. Suomen rahat arviohintoineen: kerajlijan opas. Hki: SNY, 2018
PDF



Автор:  Гладцын В.А., Нилов А.Н. (г. Санкт-Петербург), Имппола Йорма Йорма Имппола (г. Вааса, Финляндия)

Смотрите другие статьи по ТЕМАМ:

Монеты России 1700-1917 золото Иностранные монеты и медали Все о золоте

На главную страницу Библиотеки











  Маркетъ-плейсъ СМ:

Монеты царской (императорской) России до 1917 Монеты РСФСР, СССР 1918-1991, Новой России с 1992  Медали, награды до 1917, знаки, жетоны России Подарочные и коллекционные наборы Боны и банкноты Антиквариат Литература по коллекционированию. Книги и каталоги Аксессуары для хранения и работы с коллекцией

 Нумизматический клуб "Старая Монета" - победитель в номинации "За продвижение нумизматики в сети интернет".   Сайт "Старая Монета" - знак высокой степени вовлеченности и лояльности пользователей по данным Яндекса