Реклама. Рекламодатель ИП Багичев Р.Р. ИНН 504903094924.

Реклама. Рекламодатель: ИП Зольников Дмитрий Владимирович ИНН 772900240228.
   


Реклама. Рекламодатель: ООО «Инновационные интернет платформы» ИНН 7721330248.

На главную страницу Библиотеки


Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец

Ковалев А.С. "Целенаправленная перечеканка рублей 1741 года и поштемпельный анализ" (доработанный вариант статьи 2019 года). Ковалев А.С. "Целенаправленная перечеканка рублей 1741 года и поштемпельный анализ" (доработанный вариант статьи 2019 года).
Тема перечеканов в российской нумизматике всегда привлекала особое внимание. При этом многие нумизматы, исследователи, коллекционеры могут испытывать некоторые затруднения при однозначном ответе на вопрос, может ли монета, показанная им, например, с целью консультации, быть перечеканом, при условии, что на ней не удается обнаружить явных следов предыдущего монетного типа. Ответить, в том числе и на этот непростой вопрос, поможет поштемпельный анализ.

Прочитано 195 раз(а)

Заворотная Л.А. "Из истории нумизматической коллекции Императорского Русского археологического общества. 1845-1924". Заворотная Л.А. "Из истории нумизматической коллекции Императорского Русского археологического общества. 1845-1924".
Важнейшими центрами исторической науки в дореволюционной России наряду с Академией наук и университетами были научно-исторические общества. Создание ученого общества, деятельность которого была бы в значительной мере связана с нумизматикой, принадлежит Петербургу. В 1846 г. небольшой кружок нумизматов и археологов, куда входили крупнейшие знатоки древностей (Б.В. Кёне, И.А. Бартоломей, кн. М.П. Баратаев, П.И. Сабатье, Я.Я. Рейхель и др.), явился учредителем Археологическо-нумизматического общества (АНО). Причиной возникновения такого объединения стало то, что Петербург был не только крупным государственным административным центром, но и научным. Музеи, университет, Академия наук, высшие учебные заведения способствовали развитию науки быстрее, чем где-либо. Именно здесь сосредоточились крупные научные силы по разным областям знаний, именно сюда стекались древности со всей России.

Прочитано 203 раз(а)

Сотникова М.П. ""Русская монета система" в переписке И.Г. Спасского". Сотникова М.П. ""Русская монета система" в переписке И.Г. Спасского".
Слава И.Г. Спасского как «главного нумизмата» СССР, превратившаяся через несколько лет в славу одного «из наиболее известных нумизматов мира, западного и восточного» (1) возникла после выпуска в свет в конце 1957 г. Государственным учебно-педагогическим издательством Министерства Просвещения РСФСР в качестве пособия для учителя его книги «Русская монетная система» (2) (далее - «Рмс»). Уже в январе 1958 г. в редакцию Учпедгиза и в Эрмитаж Спасскому пошли восторженные и благодарные отклики о книге, причем не только от школьных учителей, но и от преподавателей вузов, особенно финансово-экономических; от работников музеев, от коллег-историков, многих коллекционеров и самого широкого круга читателей.

Прочитано 168 раз(а)

Щетинин Г.А. "Любительское коллекционирование. Некоторые известные коллекционеры нумизматы-любители и их роль в развитии человеческой культуры" (По материалам статьи, опубликованной в сборнике Московского нумизматического общества (МНО) № 18, 2013 г. ). Щетинин Г.А. "Любительское коллекционирование. Некоторые известные коллекционеры нумизматы-любители и их роль в развитии человеческой культуры" (По материалам статьи, опубликованной в сборнике Московского нумизматического общества (МНО) № 18, 2013 г. ).
Любительское коллекционирование - занятие увлекательное и весьма полезное для развития умственных, научных, практических и интеллектуальных способностей человека. История возникновения частного собирательства или коллекционирования уходит далеко вглубь веков и даже тысячелетий. Коллекционирование, как вид увлечения людей, возникло в тот период развития человеческого социума, когда HOMO SAPIENS - человек начал вести более оседлый образ жизни и в его обиходе и быту стали появляться разного рода предметы эстетического, материального и другого занимательного назначения. Предметы, привлекавшие его внимание и интерес, которые в ходе своей деятельности он начинал накапливать, собирать, а порой даже в какой-то степени и систематизировать.

Прочитано 377 раз(а)

Уздеников В.В."Геральдическое оформление российских монет 1700-1917". Общие положения. Уздеников В.В."Геральдическое оформление российских монет 1700-1917". Общие положения.
На общегосударственных российских монетах массового выпуска в 1700-1917 гг. изображались шесть основных разновидностей государственного герба. 

Прочитано 90 раз(а)

Деревянко О. «Орден «Знак Почета». Орден Почета» . Производство. Варианты изготовления. Классификация. Дубликаты. Деревянко О. «Орден «Знак Почета». Орден Почета» . Производство. Варианты изготовления. Классификация. Дубликаты.

В 2020 году вышла книга Олега Деревянко и Валерия Дурова «Орден «Знак Почета». Орден Почета (История. Награждения)». В 2023-2024 гг. Олег Деревянко планирует завершить работу над книгой «Орден «Знак Почета». Орден Почета (Производство. Варианты изготовления. Классификация. Дубликаты)», являющейся логическим продолжением первой книги. В данной работе автором обобщены многолетние исследования огромного массива знаков ордена «Знак Почета» и ордена Почета, наградных документов к ним, а также литературы, периодической печати, архивных документов и электронных ресурсов, касающихся данных орденов и их кавалеров. Сформулированы определения, позволяющие создать стройную систему классификации знаков ордена, максимально учитывающую их различия. Проведен анализ производства знаков ордена, изучены особенности знаков каждой разновидности. Излагаемый материал для удобства восприятия сводится в итоговые таблицы. Классификация также представлена в виде таблицы, которая наглядно отображает все известные на момент написания книги варианты изготовления знаков ордена. Кроме того, книга будет содержать приложения справочного характера.

Публикуется отрывок из этой книги.

Прочитано 188 раз(а)

Зверев С.В. "Жетоны в честь 60-летия А.М. Колызина", 2019 г. Зверев С.В. "Жетоны в честь 60-летия А.М. Колызина", 2019 г.
Стали известны памятные жетоны в честь 60-летия известного нумизмата и археолога, кандидата исторических наук Александра Михайловича Колызина.

Прочитано 129 раз(а)

Якобашвили М.М. "Чеканка фальшивой истории: о попытках фальсификации прошлого с помощью монет". Якобашвили М.М. "Чеканка фальшивой истории: о попытках фальсификации прошлого с помощью монет".
Противостояние Запада с Россией происходит сегодня в том числе средства­ми нумизматики. Точнее, именно здесь, в нумизматическом инфополе, этот процесс длится уже не первый десяток лет. Идет настоящий крестовый поход против памяти как о Второй мировой войне, так и о Великой Отечественной войне. Цель - поменять общественное мнение об итогах Второй мировой войны. Тактика простая: подменить и очернить подлинные факты, чтобы не дать возможности молодому поколению узнать истину о том, кто внес решающий вклад в разгром фашистской Германии, милитаристской Японии и их союз­ников.

Прочитано 301 раз(а)

Мещеряков В.Н. "О возможности отнесения пятикопеечников "павловского перечекана" с датировкой "1791" к продукции Нижегородского монетного двора." Мещеряков В.Н. "О возможности отнесения пятикопеечников "павловского перечекана" с датировкой "1791" к продукции Нижегородского монетного двора."
Обстоятельства обращения в 1797 г. медной монеты 32-рублевой стопы в прежнюю, из расчета 16 рублей из пуда достаточно хорошо известны по источникам из археографической части «Корпуса русских монет» (1), работы П. фон Винклера (2), а также благодаря исследованиям А.А. Шунина (3,4,5).
Однако ряд вопросов в рамках этой темы остаются открытыми. В частности, не до конца решен вопрос об отнесении целого ряда разновидностей пятикопеечников «павловского перечекана» к продукции того или иного монетного двора, из числа осуществлявших перепечатку.
Действительно, в общем массиве монет, обращенных в пятикопеечники 16-рублевой стопы, однозначно устанавливается продукция Аннинского и Екатеринбургского монетных дворов (2,6). Не следует принимать в расчет и Сузунский монетный двор - перечеканка в 1797 г. на нем не производилась. Алтайское Горное начальство все 98 тысяч рублей, ранее отчеканенной легковесной монеты, приказало переплавить, «…поелику оную иначе привесть в прежнее достоинство не можно…» (7). А вот дальше, в части авторизации в «павловском перечекане» Санкт-Петербургского, Московского и Нижегородского монетных дворов (далее по тексту СПМД, ММД, НМД соответственно), имеет место неопределенность. Тем не менее, для большинства современных каталогов (8,9,10) характерно отнесение пятикопеечников, датированных «годовым числом 1791», к продукции СПМД.

Прочитано 218 раз(а)

Кузьмин А.В., Мазяркин Г.Н., Максимов Д.Н., Юшко В.Л. "Из истории Военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия". Кузьмин А.В., Мазяркин Г.Н., Максимов Д.Н., Юшко В.Л. "Из истории Военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия".
Военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия был основан 26-го ноября (по ст.ст.) 1769 года Императрицей Екатериной II и считался самой высшей и почетной военной наградой Императорской России. Как отмечалось в первом статуте:

"Ни высокая порода, ни полученные пред неприятелем раны не дают права быть пожалованным сим орденом, но дается оный тем, кои не только должность свою исправляли во всем по присяге, чести и долгу своему, но сверх того отличили еще себя особливым каким мужественным поступком, или подали мудрые и для Нашей воинской службы полезные советы".

Прочитано 172 раз(а)


Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец
	Array
(
    [ID] => 6
    [~ID] => 6
    [TIMESTAMP_X] => 09.08.2020 20:17:26
    [~TIMESTAMP_X] => 09.08.2020 20:17:26
    [IBLOCK_TYPE_ID] => st
    [~IBLOCK_TYPE_ID] => st
    [LID] => s1
    [~LID] => s1
    [CODE] => library
    [~CODE] => library
    [API_CODE] => 
    [~API_CODE] => 
    [NAME] => Библиотека
    [~NAME] => Библиотека
    [ACTIVE] => Y
    [~ACTIVE] => Y
    [SORT] => 500
    [~SORT] => 500
    [LIST_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/lib/index.php?ID=#IBLOCK_ID#
    [~LIST_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/lib/index.php?ID=#IBLOCK_ID#
    [DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/lib/#ID#/
    [~DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/lib/#ID#/
    [SECTION_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/lib/list.php?SECTION_ID=#ID#
    [~SECTION_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/lib/list.php?SECTION_ID=#ID#
    [PICTURE] => 
    [~PICTURE] => 
    [DESCRIPTION] => Новое в библиотеке
    [~DESCRIPTION] => Новое в библиотеке
    [DESCRIPTION_TYPE] => text
    [~DESCRIPTION_TYPE] => text
    [RSS_TTL] => 24
    [~RSS_TTL] => 24
    [RSS_ACTIVE] => Y
    [~RSS_ACTIVE] => Y
    [RSS_FILE_ACTIVE] => N
    [~RSS_FILE_ACTIVE] => N
    [RSS_FILE_LIMIT] => 
    [~RSS_FILE_LIMIT] => 
    [RSS_FILE_DAYS] => 
    [~RSS_FILE_DAYS] => 
    [RSS_YANDEX_ACTIVE] => N
    [~RSS_YANDEX_ACTIVE] => N
    [XML_ID] => 
    [~XML_ID] => 
    [TMP_ID] => 
    [~TMP_ID] => 
    [INDEX_ELEMENT] => Y
    [~INDEX_ELEMENT] => Y
    [INDEX_SECTION] => Y
    [~INDEX_SECTION] => Y
    [WORKFLOW] => N
    [~WORKFLOW] => N
    [BIZPROC] => N
    [~BIZPROC] => N
    [SECTION_CHOOSER] => L
    [~SECTION_CHOOSER] => L
    [VERSION] => 1
    [~VERSION] => 1
    [LAST_CONV_ELEMENT] => 0
    [~LAST_CONV_ELEMENT] => 0
    [EDIT_FILE_BEFORE] => 
    [~EDIT_FILE_BEFORE] => 
    [EDIT_FILE_AFTER] => 
    [~EDIT_FILE_AFTER] => 
    [SECTIONS_NAME] => Разделы
    [~SECTIONS_NAME] => Разделы
    [SECTION_NAME] => Раздел
    [~SECTION_NAME] => Раздел
    [ELEMENTS_NAME] => Элементы
    [~ELEMENTS_NAME] => Элементы
    [ELEMENT_NAME] => Элемент
    [~ELEMENT_NAME] => Элемент
    [LIST_MODE] => 
    [~LIST_MODE] => 
    [SOCNET_GROUP_ID] => 
    [~SOCNET_GROUP_ID] => 
    [RIGHTS_MODE] => E
    [~RIGHTS_MODE] => E
    [SECTION_PROPERTY] => N
    [~SECTION_PROPERTY] => N
    [PROPERTY_INDEX] => N
    [~PROPERTY_INDEX] => N
    [CANONICAL_PAGE_URL] => 
    [~CANONICAL_PAGE_URL] => 
    [REST_ON] => N
    [~REST_ON] => N
    [EXTERNAL_ID] => 
    [~EXTERNAL_ID] => 
    [LANG_DIR] => /
    [~LANG_DIR] => /
    [SERVER_NAME] => www.staraya-moneta.ru
    [~SERVER_NAME] => www.staraya-moneta.ru
    [USER_HAVE_ACCESS] => 1
    [SECTION] => 
    [ITEMS] => Array
        (
            [0] => Array
                (
                    [SHOW_COUNTER] => 195
                    [~SHOW_COUNTER] => 195
                    [ID] => 230064
                    [~ID] => 230064
                    [IBLOCK_ID] => 6
                    [~IBLOCK_ID] => 6
                    [IBLOCK_SECTION_ID] => 
                    [~IBLOCK_SECTION_ID] => 
                    [NAME] => Ковалев А.С. "Целенаправленная перечеканка рублей 1741 года и поштемпельный анализ" (доработанный вариант статьи 2019 года).
                    [~NAME] => Ковалев А.С. "Целенаправленная перечеканка рублей 1741 года и поштемпельный анализ" (доработанный вариант статьи 2019 года).
                    [ACTIVE_FROM] => 
                    [~ACTIVE_FROM] => 
                    [TIMESTAMP_X] => 30.11.2023 17:22:41
                    [~TIMESTAMP_X] => 30.11.2023 17:22:41
                    [DETAIL_PAGE_URL] => /lib/230064/
                    [~DETAIL_PAGE_URL] => /lib/230064/
                    [LIST_PAGE_URL] => /lib/index.php?ID=6
                    [~LIST_PAGE_URL] => /lib/index.php?ID=6
                    [DETAIL_TEXT] => 

Ковалев А.С. "Целенаправленная перечеканка рублей 1741 года и поштемпельный анализ" (доработанный вариант статьи 2019 года).
Тема перечеканов в российской нумизматике всегда привлекала особое внимание. При этом многие нумизматы, исследователи, коллекционеры могут испытывать некоторые затруднения при однозначном ответе на вопрос, может ли монета, показанная им, например, с целью консультации, быть перечеканом, при условии, что на ней не удается обнаружить явных следов предыдущего монетного типа. Ответить, в том числе и на этот непростой вопрос, поможет поштемпельный анализ.

Об исторических и политических предпосылках тезаврации и целенаправленной перечеканки монет с портретом Иоанна Антоновича на сегодняшний день известно достаточно много информации [1-7]. Однако некоторые важные технические и статистические вопросы перечеканки опальных монет оставались до сегодняшнего дня без ответов. Когда началась и закончилась целенаправленная перечеканка рублей с цифрой «1741»? Готовились ли для этого специальные штемпельные пары? Какое приблизительное количество штемпелей было задействовано в операции по перечеканке рублёвой монеты? Что может дать поштемпельный анализ при исследовании рублей 1741-1761 гг.? В процессе подготовки поштемпельного каталога, посвящённого рублям Елизаветы Петровны 1741-1761 гг. [8], эту тему удалось проработать более обстоятельно и ответить на ряд важных вопросов.

Так, исследуя на сегодняшний день (ноябрь 2023, здесь и далее-А.К.) свыше 15 500 рублей периода 1741-1761 гг. Санкт-Петербургского и Московского (Красного) монетных дворов, удалось установить, что процесс целенаправленной перечеканки рублей с портретом Иоанна Антоновича начался штемпельными парами 1742 года. Несмотря на то, что первые рубли со знаком «СПБ» и портретом Елизаветы Петровны появились с цифрой «1741». Тем не менее, все известные автору на сегодняшний день рубли 1741 года с явными следами предыдущего монетного типа можно считать несомненными подделками различного класса и уровня изготовления (включая рубли, помещённые в каталогах М.Е. Дьякова-№ 10 [9], Ю.П. Петрунина-№11 [10], рубль с экспертным заключением ОД ГИМ №536/13 за подписью И.В. Ширякова от 21.08.2013 г. (Илл.1):
Рубль 1741 г.
Илл.1.

рубль, помещенный в слаб NGC №3837900-003, с грейдом AU55 и проч.). Наиболее вероятный период окончания перечеканки рублей с портретом «известной персоны» для Санкт-Петербургского монетного двора завершился 1745 годом (включительно), для Московского – 1746 годом (включительно). Такая репрезентативность статистической выборки позволяет с высокой достоверностью говорить о том, что для осуществления перечеканки рублей с профилем «принца Иоанна» на монетных дворах вплоть до 1743 года использовали специальные штемпельные пары, которые предполагалось использовать преимущественно для этих целей. Автору известно единичное количество подлинных рублей 1742-1743 гг., которые были отчеканены на гладких монетных заготовках, но штемпельными парами, предназначавшимися преимущественно для перечеканки опальных монет (№39, №60, №174) [8]. В 1744-1746 гг. переработка «старой» монеты в рубли нового образца происходила равноценно штемпелями, предназначавшимися как для выделки рублей регулярного чекана, так и для перечеканки. Восстановим хронологию и особенности процесса целенаправленной перечеканки рублей 1741 года на Санкт-Петербургском и Московском монетных дворах.

Как отмечено выше, первые рубли с профилем Елизаветы Петровны и знаком «СПБ» появились в 1741 году. Общее количество штемпельных пар, выявленных для этого года, на сегодняшний день составляет 21 [8]. Некоторые рубли, выделка которых осуществлялась этими штемпелями, имеют несколько увеличенный диаметр (до 43,5 мм), однако не несут на себе иных следов предыдущего монетного типа (№12, 15) [8]. Более того, при внимательном изучении нечастых петербургских рублей с портретом Елизаветы Петровны 1741 года удалось выявить 2 штемпеля аверса, которые использовались с другими реверсами в следующем календарном году для выделки рублей 1742 года (№10, №59) [8]. Один из них в комбинации со штемпелем реверса 1742 года использовался для перечеканки рублей с портретом Иоанна Антоновича (Илл.2):
Рубль 1741 г., рубль 1742 г. Ковалев А.С. "Целенаправленная перечеканка рублей 1741 года и поштемпельный анализ" (доработанный вариант статьи 2019 года).
Илл. 2.

31 декабря 1741 года вышел указ, состоявшийся в Сенате «О делании новых монет и о приносе прежних с портретом принца Иоанна, на обмен в монетные дворы, в Губернские и Провинциальные канцелярии», в котором обозначен крайний срок (1 января 1743 года) равноценного, «копейка в копейку, без удержания» обмена монет с профилем Иоанна Антоновича на монеты нового, утвержденного образца [11]. Четыре экземпляра этого указа прислали в Соляную контору с сопроводительным письмом только 9 января 1742 года [12]. Важно обратить внимание на даты. Известно, что на монетных дворах календарный и операционный (финансовый) год не совпадали по датам. Поэтому петербургские рубли с цифрой «1741» и портретом Елизаветы Петровны, несомненно, ещё продолжали активно чеканить в первые месяцы календарного 1742 года. Часть из них должна была использоваться в этом равноценном обмене с населением, а также решали, прежде всего, прокламативную задачу, вместе с увеличением денежной массы с портретом императрицы, «взявшей» престол в 1741 году. Отчасти именно поэтому так важно было выпустить в денежное обращение как можно больше рублей нового образца с этой датой. Очевидно, чтобы начать массовую целенаправленную перечеканку, на монетных дворах должно было сформироваться достаточное количество тезаврированных монет, операция по изъятию которых из денежного обращения, как видно из документов, началась лишь в 1742 году. Поэтому для начала масштабной операции по перечеканке «старой» монеты в монеты нового образца потребовалось некоторое время. Все это косвенно свидетельствует о том, что в 1741 календарном году переработка рублей с «известной персоной» в новые рубли этого же года не происходила. По крайней мере, на сегодняшний день автору неизвестно ни одного подлинного петербургского рубля 1741 года с портретом Елизаветы Петровны и следами предыдущего монетного типа. Ещё одна особенность этого года – это подготовка на Санкт-Петербургском монетном дворе, по меньшей мере, четырёх рублёвых штемпелей аверса с орденом Святого апостола Андрея Первозванного на груди императрицы и без императорской мантии, что более характерно для её монетной иконографии на московских рублях – эти монеты в настоящее время очень редки [8]. На Московском (Красном) монетном дворе вовсе не готовили штемпели для выделки рублёвой монеты нового образца с цифрой «1741». Однако, по крайней мере, один штемпель реверса был подготовлен, но в работу он по каким-то причинам в этом году не был допущен, а был использован лишь в 1743 году. На этом эпизоде остановимся отдельно чуть ниже.

  Только штемпелями 1742 года на Санкт-Петербургском и Московском монетных дворах началась массовая целенаправленная перечеканка серебряных рублей, на которых часто можно наблюдать характерные следы предыдущего монетного типа, перегурчивания и значительно увеличенный диаметр монетного кружка (до 46 мм). Более активно этот процесс происходил на столичном монетном дворе. Именно в Санкт-Петербурге было подготовлено наибольшее количество штемпельных пар 1742 года. На сегодняшний день удалось выявить 189 штемпельных пар, из которых 84 использовались для перечеканки, что составляет 44% от общего числа. На Московском монетном дворе это соотношение получилось уже 54%. Однако, следует заметить, что на Красном монетном дворе в этом году было подготовлено значительно меньшее количество рабочих штемпелей. Такие объёмы, вероятно, связаны с тем, что в стенах монетных дворов осталось много монет с портретом Иоанна Антоновича, которые просто не успели попасть в денежный оборот. Так, согласно ведомости 1746 года, в казне на СПМД оставалось 177 128 рублевиков, а на ММД – 96 098, далее, в довольно короткие сроки удалось изъять из обращения больше 613 000 опальных рублей [1]. Всю эту огромную денежную массу и предстояло переработать в монеты нового образца.

В 1743 году активная переработка рублей «1741» в рубли «1743» продолжилась. Так, на Санкт-Петербургском монетном дворе отношение специальных штемпельных пар, которые предназначались преимущественно для перечеканки, к общему количеству выявленных штемпелей составило уже 24%, а для Московского монетного двора – 11%. Среди рублевиков 1743 года со знаком «ММД» отдельное внимание обращает на себя реверс, который имеет следы отчётливой перегравировки последней цифры (Илл.3):
Рубль 1743 г. Ковалев А.С. "Целенаправленная перечеканка рублей 1741 года и поштемпельный анализ" (доработанный вариант статьи 2019 года).
Илл. 3.

На нём последняя цифра 1 перегравирована в цифру 3, остальные цифры пытались «убрать» вовсе. В 1743 году этот штемпель использовался в комбинации с двумя разными аверсами и для перечеканки не использовался. Тем не менее, следует обратить на него отдельное внимание, поскольку подлинных московских рублей с цифрой «1741» и профилем Елизаветы Петровны на сегодняшний день неизвестно. Хотя, как следует из написанного выше, подготовка, по крайней мере, одного штемпеля всё же была выполнена, поскольку тип гербового орла на нём специфичен и соответствует московской иконографии. Кроме того, этот штемпель изначально не использовался для выделки московских рублей с профилем Иоанна Антоновича. Однако в работу он по каким-то причинам был допущен лишь спустя 2 года.

1744 год для процесса перечеканки стал, пожалуй, наиболее показательным, поскольку все известные автору петербургские рубли с этой цифрой не имеют следов предыдущего монетного типа. Следовательно, с высокой степенью вероятности, на монетном дворе Санкт-Петербурга в это время перечеканка не происходила вовсе или все запасы рублей 1741 года на тот момент времени были переработаны, и происходило медленное накопление тезаврированных монет. В отличие от Красного монетного двора, где для 1744 года удалось выявить одну штемпельную пару, которая использовалась как для регулярного чекана, так и для перечеканки. Здесь важно отметить, что эта штемпельная пара уже не несла свою специальную функцию, а использовалась равноценно в процессе выделки рублей регулярного чекана. Однако именно ей продолжал осуществляться процесс целенаправленной перечеканки, поскольку рублей, оттиснутых этим штемпелем, удалось выявить далеко не единичное количество. Подобный факт является скорее закономерностью, чем случайностью.
При анализе рублей 1745 года Московского и Петербургского монетных дворов удалось выявить, соответственно, 1 и 5 штемпельных пар, которыми осуществляли перечеканку. Причём, если с московскими рублями ситуация повторилась – одна штемпельная пара использовалась равноценно как для регулярного чекана, так и для перечеканки монет с профилем «принца Иоанна», то для рублей со знаком «СПБ» было специально подготовлено 5 штемпельных пар, которыми осуществлялась исключительно переработка рублей с цифрой «1741». Вероятно, такое количество штемпелей связано с тем, что в 1744 году эта операция вовсе не происходила на Петербургском дворе, а монетная масса тезаврированных у населения рублей для перечеканки продолжала накапливаться. Два штемпеля аверса 1745 года и вовсе использовались в перечеканке ещё в 1743 году [8]. В конечном итоге, именно 1745 год стал крайним для перечеканки петербургских рублей [13]. Тогда как на Красном монетном дворе этот процесс, вероятно, завершился 1746 годом. Известен единственный на сегодня (!), подлинный московский рубль [14], оттиснутый штемпельной парой, которая использовалась для выделки рублей регулярного чекана 1746 года. Тем не менее, именно этой парой была осуществлена перечеканка рубля с титулом императора Иоанна III (Илл.4):
Ковалев А.С. "Целенаправленная перечеканка рублей 1741 года и поштемпельный анализ" (доработанный вариант статьи 2019 года).
Илл. 4.

Не следует полностью исключать и того, что несколько позднее, по этому же принципу, мог быть осуществлён перечекан единичных рублей 1741 года, изъятых из денежного обращения уже после 1746 года. Для этого могли произвольно в стохастическом порядке использовать любую штемпельную пару в диапазоне 1747-1760-х гг., однако до настоящего времени такие монеты не были обнаружены. Известно, что к ноябрю 1746 года в денежном обороте еще оставалось монет (рублей, полтин и гривенников) с портретом Иоанна на сумму 25 492 руб.60 коп. [1], в период с 17 июля 1745 по 4 декабря 1751 года общее количество монет с цифрой «1741», изъятых у населения, составило сумму 4231 руб.40 коп., при этом количество опальных монет, остававшихся в денежном обращении уже после 1751 года, составляло общую сумму 23 791 руб.10 коп [4]. Поэтому не исключено, что единичная перечеканка рублей могла происходить и в более поздние сроки (вплоть до 1761 года включительно), однако, вероятность их обнаружения уже в наше время практически стремится к нулю.

Таким образом, удалось восстановить хронологию процесса массовой целенаправленной перечеканки рублей 1741 года на Санкт-Петербургском и Московском (Красном) монетных дворах и ответить на ряд важных вопросов. Применяя метод поштемпельного анализа, были установлены специальные штемпельные пары, которыми преимущественно осуществлялась перечеканка рублей с портретом Иоанна Антоновича (все они отмечены отдельно в каталоге – А.К.), также удалось установить их количество. Зная эти штемпельные пары, можно будет с высокой достоверностью ответить на вопрос, обозначенный в начале данной статьи – является ли монета перечеканом в случае, когда явные следы предыдущего монетного типа на ней не выражены. На основании изучения 13 500 московских и петербургских рублей удалось установить наиболее вероятные годы начала и окончания целенаправленной перечеканки опальных рублей.

Литература:
1. Корпус русских монет Великого князя Георгия Михайловича, «Монеты царствования императрицы Елизаветы I и императора Петра III». Репринтное издание, 2003 г. т. IV, №1, №12, №14, №39, №71, №154
2. В.В. Уздеников "Монеты России XVIII - начала XX века. Очерки по нумизматике", «Перечеканка монет в XVIII веке» М.2004 г., с.63-64
3. Там же, «Монеты императора Ивана Антоновича», с. 314-325
4. А.А. Богданов «Монетное дело Российской империи. Находки. Исследования. Гипотезы» «Изъятие из обращения монет Ивана Антоновича в 1740-1750-х гг. (по материалам архива Соляной конторы)» М., СПб., 2011 г., с. 7-21
5. Ю.П. Петрунин " "Монеты императора Иоанна III". Монетная иконография. Каталог монет. Очерки по нумизматике», Таллин, 2011 г.
6. И. Просветов «Дурные деньги несчастного императора» в 2 частях, Монеты и Медали (www.numismat.ru) заметки от 17.05. и 28.05.2013 г.
7. А.Н. Алексеев «С портретом принца Иоанна»: документы о изъятии нумизматических памятников царствования императора Ивана Антоновича. 2014 г.
8. А.С. Ковалев «Каталог серебряных рублей императрицы Елизаветы I, часть 1, СПБ: 1741-1750 гг». СПб., 2023 г.
9.  M.E. Diakov «Russian coins of Elizabeth I and Peter III», - M.2003 г., с. 18
10. Ю.П. Петрунин «Монеты императрицы Елизаветы I . Монетная иконография. Очерки по нумизматике (монеты Елизаветы I). Каталог монет Елизаветы I», Таллинн , 2012 г., с. 93
11. ПСЗ-1. Т.11 № 8494
12. ОР РНБ Ф.341. Д.97. Л. 27-30
13. А.С. Ковалёв «К вопросу идентификации редкого петербургского рубля 1745 года со следами перечекана» Петербургский Коллекционер №5 (109) 2018 г. с.26-27
14. В. Капустин «Рубль 1746 - перечекан. Возможно уникальный!!?» Монеты и Медали (www.numismat.ru), заметка от 31.07.2014 г.

[~DETAIL_TEXT] =>

Ковалев А.С. "Целенаправленная перечеканка рублей 1741 года и поштемпельный анализ" (доработанный вариант статьи 2019 года).
Тема перечеканов в российской нумизматике всегда привлекала особое внимание. При этом многие нумизматы, исследователи, коллекционеры могут испытывать некоторые затруднения при однозначном ответе на вопрос, может ли монета, показанная им, например, с целью консультации, быть перечеканом, при условии, что на ней не удается обнаружить явных следов предыдущего монетного типа. Ответить, в том числе и на этот непростой вопрос, поможет поштемпельный анализ.

Об исторических и политических предпосылках тезаврации и целенаправленной перечеканки монет с портретом Иоанна Антоновича на сегодняшний день известно достаточно много информации [1-7]. Однако некоторые важные технические и статистические вопросы перечеканки опальных монет оставались до сегодняшнего дня без ответов. Когда началась и закончилась целенаправленная перечеканка рублей с цифрой «1741»? Готовились ли для этого специальные штемпельные пары? Какое приблизительное количество штемпелей было задействовано в операции по перечеканке рублёвой монеты? Что может дать поштемпельный анализ при исследовании рублей 1741-1761 гг.? В процессе подготовки поштемпельного каталога, посвящённого рублям Елизаветы Петровны 1741-1761 гг. [8], эту тему удалось проработать более обстоятельно и ответить на ряд важных вопросов.

Так, исследуя на сегодняшний день (ноябрь 2023, здесь и далее-А.К.) свыше 15 500 рублей периода 1741-1761 гг. Санкт-Петербургского и Московского (Красного) монетных дворов, удалось установить, что процесс целенаправленной перечеканки рублей с портретом Иоанна Антоновича начался штемпельными парами 1742 года. Несмотря на то, что первые рубли со знаком «СПБ» и портретом Елизаветы Петровны появились с цифрой «1741». Тем не менее, все известные автору на сегодняшний день рубли 1741 года с явными следами предыдущего монетного типа можно считать несомненными подделками различного класса и уровня изготовления (включая рубли, помещённые в каталогах М.Е. Дьякова-№ 10 [9], Ю.П. Петрунина-№11 [10], рубль с экспертным заключением ОД ГИМ №536/13 за подписью И.В. Ширякова от 21.08.2013 г. (Илл.1):
Рубль 1741 г.
Илл.1.

рубль, помещенный в слаб NGC №3837900-003, с грейдом AU55 и проч.). Наиболее вероятный период окончания перечеканки рублей с портретом «известной персоны» для Санкт-Петербургского монетного двора завершился 1745 годом (включительно), для Московского – 1746 годом (включительно). Такая репрезентативность статистической выборки позволяет с высокой достоверностью говорить о том, что для осуществления перечеканки рублей с профилем «принца Иоанна» на монетных дворах вплоть до 1743 года использовали специальные штемпельные пары, которые предполагалось использовать преимущественно для этих целей. Автору известно единичное количество подлинных рублей 1742-1743 гг., которые были отчеканены на гладких монетных заготовках, но штемпельными парами, предназначавшимися преимущественно для перечеканки опальных монет (№39, №60, №174) [8]. В 1744-1746 гг. переработка «старой» монеты в рубли нового образца происходила равноценно штемпелями, предназначавшимися как для выделки рублей регулярного чекана, так и для перечеканки. Восстановим хронологию и особенности процесса целенаправленной перечеканки рублей 1741 года на Санкт-Петербургском и Московском монетных дворах.

Как отмечено выше, первые рубли с профилем Елизаветы Петровны и знаком «СПБ» появились в 1741 году. Общее количество штемпельных пар, выявленных для этого года, на сегодняшний день составляет 21 [8]. Некоторые рубли, выделка которых осуществлялась этими штемпелями, имеют несколько увеличенный диаметр (до 43,5 мм), однако не несут на себе иных следов предыдущего монетного типа (№12, 15) [8]. Более того, при внимательном изучении нечастых петербургских рублей с портретом Елизаветы Петровны 1741 года удалось выявить 2 штемпеля аверса, которые использовались с другими реверсами в следующем календарном году для выделки рублей 1742 года (№10, №59) [8]. Один из них в комбинации со штемпелем реверса 1742 года использовался для перечеканки рублей с портретом Иоанна Антоновича (Илл.2):
Рубль 1741 г., рубль 1742 г. Ковалев А.С. "Целенаправленная перечеканка рублей 1741 года и поштемпельный анализ" (доработанный вариант статьи 2019 года).
Илл. 2.

31 декабря 1741 года вышел указ, состоявшийся в Сенате «О делании новых монет и о приносе прежних с портретом принца Иоанна, на обмен в монетные дворы, в Губернские и Провинциальные канцелярии», в котором обозначен крайний срок (1 января 1743 года) равноценного, «копейка в копейку, без удержания» обмена монет с профилем Иоанна Антоновича на монеты нового, утвержденного образца [11]. Четыре экземпляра этого указа прислали в Соляную контору с сопроводительным письмом только 9 января 1742 года [12]. Важно обратить внимание на даты. Известно, что на монетных дворах календарный и операционный (финансовый) год не совпадали по датам. Поэтому петербургские рубли с цифрой «1741» и портретом Елизаветы Петровны, несомненно, ещё продолжали активно чеканить в первые месяцы календарного 1742 года. Часть из них должна была использоваться в этом равноценном обмене с населением, а также решали, прежде всего, прокламативную задачу, вместе с увеличением денежной массы с портретом императрицы, «взявшей» престол в 1741 году. Отчасти именно поэтому так важно было выпустить в денежное обращение как можно больше рублей нового образца с этой датой. Очевидно, чтобы начать массовую целенаправленную перечеканку, на монетных дворах должно было сформироваться достаточное количество тезаврированных монет, операция по изъятию которых из денежного обращения, как видно из документов, началась лишь в 1742 году. Поэтому для начала масштабной операции по перечеканке «старой» монеты в монеты нового образца потребовалось некоторое время. Все это косвенно свидетельствует о том, что в 1741 календарном году переработка рублей с «известной персоной» в новые рубли этого же года не происходила. По крайней мере, на сегодняшний день автору неизвестно ни одного подлинного петербургского рубля 1741 года с портретом Елизаветы Петровны и следами предыдущего монетного типа. Ещё одна особенность этого года – это подготовка на Санкт-Петербургском монетном дворе, по меньшей мере, четырёх рублёвых штемпелей аверса с орденом Святого апостола Андрея Первозванного на груди императрицы и без императорской мантии, что более характерно для её монетной иконографии на московских рублях – эти монеты в настоящее время очень редки [8]. На Московском (Красном) монетном дворе вовсе не готовили штемпели для выделки рублёвой монеты нового образца с цифрой «1741». Однако, по крайней мере, один штемпель реверса был подготовлен, но в работу он по каким-то причинам в этом году не был допущен, а был использован лишь в 1743 году. На этом эпизоде остановимся отдельно чуть ниже.

  Только штемпелями 1742 года на Санкт-Петербургском и Московском монетных дворах началась массовая целенаправленная перечеканка серебряных рублей, на которых часто можно наблюдать характерные следы предыдущего монетного типа, перегурчивания и значительно увеличенный диаметр монетного кружка (до 46 мм). Более активно этот процесс происходил на столичном монетном дворе. Именно в Санкт-Петербурге было подготовлено наибольшее количество штемпельных пар 1742 года. На сегодняшний день удалось выявить 189 штемпельных пар, из которых 84 использовались для перечеканки, что составляет 44% от общего числа. На Московском монетном дворе это соотношение получилось уже 54%. Однако, следует заметить, что на Красном монетном дворе в этом году было подготовлено значительно меньшее количество рабочих штемпелей. Такие объёмы, вероятно, связаны с тем, что в стенах монетных дворов осталось много монет с портретом Иоанна Антоновича, которые просто не успели попасть в денежный оборот. Так, согласно ведомости 1746 года, в казне на СПМД оставалось 177 128 рублевиков, а на ММД – 96 098, далее, в довольно короткие сроки удалось изъять из обращения больше 613 000 опальных рублей [1]. Всю эту огромную денежную массу и предстояло переработать в монеты нового образца.

В 1743 году активная переработка рублей «1741» в рубли «1743» продолжилась. Так, на Санкт-Петербургском монетном дворе отношение специальных штемпельных пар, которые предназначались преимущественно для перечеканки, к общему количеству выявленных штемпелей составило уже 24%, а для Московского монетного двора – 11%. Среди рублевиков 1743 года со знаком «ММД» отдельное внимание обращает на себя реверс, который имеет следы отчётливой перегравировки последней цифры (Илл.3):
Рубль 1743 г. Ковалев А.С. "Целенаправленная перечеканка рублей 1741 года и поштемпельный анализ" (доработанный вариант статьи 2019 года).
Илл. 3.

На нём последняя цифра 1 перегравирована в цифру 3, остальные цифры пытались «убрать» вовсе. В 1743 году этот штемпель использовался в комбинации с двумя разными аверсами и для перечеканки не использовался. Тем не менее, следует обратить на него отдельное внимание, поскольку подлинных московских рублей с цифрой «1741» и профилем Елизаветы Петровны на сегодняшний день неизвестно. Хотя, как следует из написанного выше, подготовка, по крайней мере, одного штемпеля всё же была выполнена, поскольку тип гербового орла на нём специфичен и соответствует московской иконографии. Кроме того, этот штемпель изначально не использовался для выделки московских рублей с профилем Иоанна Антоновича. Однако в работу он по каким-то причинам был допущен лишь спустя 2 года.

1744 год для процесса перечеканки стал, пожалуй, наиболее показательным, поскольку все известные автору петербургские рубли с этой цифрой не имеют следов предыдущего монетного типа. Следовательно, с высокой степенью вероятности, на монетном дворе Санкт-Петербурга в это время перечеканка не происходила вовсе или все запасы рублей 1741 года на тот момент времени были переработаны, и происходило медленное накопление тезаврированных монет. В отличие от Красного монетного двора, где для 1744 года удалось выявить одну штемпельную пару, которая использовалась как для регулярного чекана, так и для перечеканки. Здесь важно отметить, что эта штемпельная пара уже не несла свою специальную функцию, а использовалась равноценно в процессе выделки рублей регулярного чекана. Однако именно ей продолжал осуществляться процесс целенаправленной перечеканки, поскольку рублей, оттиснутых этим штемпелем, удалось выявить далеко не единичное количество. Подобный факт является скорее закономерностью, чем случайностью.
При анализе рублей 1745 года Московского и Петербургского монетных дворов удалось выявить, соответственно, 1 и 5 штемпельных пар, которыми осуществляли перечеканку. Причём, если с московскими рублями ситуация повторилась – одна штемпельная пара использовалась равноценно как для регулярного чекана, так и для перечеканки монет с профилем «принца Иоанна», то для рублей со знаком «СПБ» было специально подготовлено 5 штемпельных пар, которыми осуществлялась исключительно переработка рублей с цифрой «1741». Вероятно, такое количество штемпелей связано с тем, что в 1744 году эта операция вовсе не происходила на Петербургском дворе, а монетная масса тезаврированных у населения рублей для перечеканки продолжала накапливаться. Два штемпеля аверса 1745 года и вовсе использовались в перечеканке ещё в 1743 году [8]. В конечном итоге, именно 1745 год стал крайним для перечеканки петербургских рублей [13]. Тогда как на Красном монетном дворе этот процесс, вероятно, завершился 1746 годом. Известен единственный на сегодня (!), подлинный московский рубль [14], оттиснутый штемпельной парой, которая использовалась для выделки рублей регулярного чекана 1746 года. Тем не менее, именно этой парой была осуществлена перечеканка рубля с титулом императора Иоанна III (Илл.4):
Ковалев А.С. "Целенаправленная перечеканка рублей 1741 года и поштемпельный анализ" (доработанный вариант статьи 2019 года).
Илл. 4.

Не следует полностью исключать и того, что несколько позднее, по этому же принципу, мог быть осуществлён перечекан единичных рублей 1741 года, изъятых из денежного обращения уже после 1746 года. Для этого могли произвольно в стохастическом порядке использовать любую штемпельную пару в диапазоне 1747-1760-х гг., однако до настоящего времени такие монеты не были обнаружены. Известно, что к ноябрю 1746 года в денежном обороте еще оставалось монет (рублей, полтин и гривенников) с портретом Иоанна на сумму 25 492 руб.60 коп. [1], в период с 17 июля 1745 по 4 декабря 1751 года общее количество монет с цифрой «1741», изъятых у населения, составило сумму 4231 руб.40 коп., при этом количество опальных монет, остававшихся в денежном обращении уже после 1751 года, составляло общую сумму 23 791 руб.10 коп [4]. Поэтому не исключено, что единичная перечеканка рублей могла происходить и в более поздние сроки (вплоть до 1761 года включительно), однако, вероятность их обнаружения уже в наше время практически стремится к нулю.

Таким образом, удалось восстановить хронологию процесса массовой целенаправленной перечеканки рублей 1741 года на Санкт-Петербургском и Московском (Красном) монетных дворах и ответить на ряд важных вопросов. Применяя метод поштемпельного анализа, были установлены специальные штемпельные пары, которыми преимущественно осуществлялась перечеканка рублей с портретом Иоанна Антоновича (все они отмечены отдельно в каталоге – А.К.), также удалось установить их количество. Зная эти штемпельные пары, можно будет с высокой достоверностью ответить на вопрос, обозначенный в начале данной статьи – является ли монета перечеканом в случае, когда явные следы предыдущего монетного типа на ней не выражены. На основании изучения 13 500 московских и петербургских рублей удалось установить наиболее вероятные годы начала и окончания целенаправленной перечеканки опальных рублей.

Литература:
1. Корпус русских монет Великого князя Георгия Михайловича, «Монеты царствования императрицы Елизаветы I и императора Петра III». Репринтное издание, 2003 г. т. IV, №1, №12, №14, №39, №71, №154
2. В.В. Уздеников "Монеты России XVIII - начала XX века. Очерки по нумизматике", «Перечеканка монет в XVIII веке» М.2004 г., с.63-64
3. Там же, «Монеты императора Ивана Антоновича», с. 314-325
4. А.А. Богданов «Монетное дело Российской империи. Находки. Исследования. Гипотезы» «Изъятие из обращения монет Ивана Антоновича в 1740-1750-х гг. (по материалам архива Соляной конторы)» М., СПб., 2011 г., с. 7-21
5. Ю.П. Петрунин " "Монеты императора Иоанна III". Монетная иконография. Каталог монет. Очерки по нумизматике», Таллин, 2011 г.
6. И. Просветов «Дурные деньги несчастного императора» в 2 частях, Монеты и Медали (www.numismat.ru) заметки от 17.05. и 28.05.2013 г.
7. А.Н. Алексеев «С портретом принца Иоанна»: документы о изъятии нумизматических памятников царствования императора Ивана Антоновича. 2014 г.
8. А.С. Ковалев «Каталог серебряных рублей императрицы Елизаветы I, часть 1, СПБ: 1741-1750 гг». СПб., 2023 г.
9.  M.E. Diakov «Russian coins of Elizabeth I and Peter III», - M.2003 г., с. 18
10. Ю.П. Петрунин «Монеты императрицы Елизаветы I . Монетная иконография. Очерки по нумизматике (монеты Елизаветы I). Каталог монет Елизаветы I», Таллинн , 2012 г., с. 93
11. ПСЗ-1. Т.11 № 8494
12. ОР РНБ Ф.341. Д.97. Л. 27-30
13. А.С. Ковалёв «К вопросу идентификации редкого петербургского рубля 1745 года со следами перечекана» Петербургский Коллекционер №5 (109) 2018 г. с.26-27
14. В. Капустин «Рубль 1746 - перечекан. Возможно уникальный!!?» Монеты и Медали (www.numismat.ru), заметка от 31.07.2014 г.

[DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] => Тема перечеканов в российской нумизматике всегда привлекала особое внимание. При этом многие нумизматы, исследователи, коллекционеры могут испытывать некоторые затруднения при однозначном ответе на вопрос, может ли монета, показанная им, например, с целью консультации, быть перечеканом, при условии, что на ней не удается обнаружить явных следов предыдущего монетного типа. Ответить, в том числе и на этот непростой вопрос, поможет поштемпельный анализ. [~PREVIEW_TEXT] => Тема перечеканов в российской нумизматике всегда привлекала особое внимание. При этом многие нумизматы, исследователи, коллекционеры могут испытывать некоторые затруднения при однозначном ответе на вопрос, может ли монета, показанная им, например, с целью консультации, быть перечеканом, при условии, что на ней не удается обнаружить явных следов предыдущего монетного типа. Ответить, в том числе и на этот непростой вопрос, поможет поштемпельный анализ. [PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_PICTURE] => Array ( [ID] => 2282168 [TIMESTAMP_X] => 30.11.2023 17:22:40 [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 51 [WIDTH] => 100 [FILE_SIZE] => 4500 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/079/82msuh536r2c0x8mqdk1b7wxp8envo5n [FILE_NAME] => Vvedenie.jpg [ORIGINAL_NAME] => Введение.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => 28429e1c2da9babd8dbe7d95f6d31ea2 [VERSION_ORIGINAL_ID] => [META] => [SRC] => /upload/iblock/079/82msuh536r2c0x8mqdk1b7wxp8envo5n/Vvedenie.jpg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/079/82msuh536r2c0x8mqdk1b7wxp8envo5n/Vvedenie.jpg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/079/82msuh536r2c0x8mqdk1b7wxp8envo5n/Vvedenie.jpg [ALT] => Ковалев А.С. "Целенаправленная перечеканка рублей 1741 года и поштемпельный анализ" (доработанный вариант статьи 2019 года). [TITLE] => Ковалев А.С. "Целенаправленная перечеканка рублей 1741 года и поштемпельный анализ" (доработанный вариант статьи 2019 года). ) [~PREVIEW_PICTURE] => 2282168 [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [CODE] => [~CODE] => [EXTERNAL_ID] => 230064 [~EXTERNAL_ID] => 230064 [IBLOCK_TYPE_ID] => st [~IBLOCK_TYPE_ID] => st [IBLOCK_CODE] => library [~IBLOCK_CODE] => library [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [LID] => s1 [~LID] => s1 [EDIT_LINK] => [DELETE_LINK] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => [FIELDS] => Array ( [SHOW_COUNTER] => 195 ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( ) [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) ) [1] => Array ( [SHOW_COUNTER] => 203 [~SHOW_COUNTER] => 203 [ID] => 229175 [~ID] => 229175 [IBLOCK_ID] => 6 [~IBLOCK_ID] => 6 [IBLOCK_SECTION_ID] => [~IBLOCK_SECTION_ID] => [NAME] => Заворотная Л.А. "Из истории нумизматической коллекции Императорского Русского археологического общества. 1845-1924". [~NAME] => Заворотная Л.А. "Из истории нумизматической коллекции Императорского Русского археологического общества. 1845-1924". [ACTIVE_FROM] => [~ACTIVE_FROM] => [TIMESTAMP_X] => 11.11.2023 00:39:12 [~TIMESTAMP_X] => 11.11.2023 00:39:12 [DETAIL_PAGE_URL] => /lib/229175/ [~DETAIL_PAGE_URL] => /lib/229175/ [LIST_PAGE_URL] => /lib/index.php?ID=6 [~LIST_PAGE_URL] => /lib/index.php?ID=6 [DETAIL_TEXT] => Важнейшими центрами исторической науки в дореволюционной России наряду с Академией наук и университетами были научно-исторические общества. Создание ученого общества, деятельность которого была бы в значительной мере связана с нумизматикой, принадлежит Петербургу. В 1846 г. небольшой кружок нумизматов и археологов, куда входили крупнейшие знатоки древностей (Б.В. Кёне, И.А. Бартоломей, кн. М.П. Баратаев, П.И. Сабатье, Я.Я. Рейхель и др.), явился учредителем Археологическо-нумизматического общества (АНО). Причиной возникновения такого объединения стало то, что Петербург был не только крупным государственным административным центром, но и научным. Музеи, университет, Академия наук, высшие учебные заведения способствовали развитию науки быстрее, чем где-либо. Именно здесь сосредоточились крупные научные силы по разным областям знаний, именно сюда стекались древности со всей России. Возросший интерес к памятникам прошлого способствовал созданию коллекций, как частных, так и государственных. Археологическо-нумизматическое общество, позже переименованное в Императорское Русское археологическое общество (РАО), было первым объединением, которое поставило перед собой задачу наряду с археологией заняться изучением нумизматики, как отдельной дисциплины. Его основатели - в основном иностранцы, состоявшие на русской службе, владельцы крупнейших в России коллекций монет и медалей, предполагали создать объединение по примеру Берлинского нумизматического общества. Однако некоторые его члены (Б.В. Кёне) настояли на том, чтобы Общество в своей деятельности не только разрабатывало вопросы нумизматики, но и занималось археологией, что, по их мнению, больше отвечало требованиям того времени (1).

В 1847 г. в Записках АНО были опубликованы Статуты, в которых определялись главные задачи Общества: изучение античной, восточной и западноевропейской археологии, как классической, так и новейшего времени; ознакомление иностранцев с памятниками древностей, найденными на территории России, а также ознакомление «с существованием монет, медалей и изящных произведений древности». Малая известность в то время памятников чисто русских и перевес научных сил в среде членов основателей на стороне иностранцев явились причиной западноевропейской ориентации АНО в научных исследованиях.

Общество носило характер кастово-замкнутого аристократического объединения, находившегося под покровительством Императорского дома. Его членами были известные государственные деятели, влиятельные чиновники, а также ученые Санкт-Петербургской Академии наук, профессора университета, служащие Эрмитажа и Публичной библиотеки. Все они были коллекционерами-нумизматами и любителями древностей.

Президентом Археологическо-нумизматического общества стал герцог Максимилиан Лейхтенбергский (1817-1852), интересовавшийся русскими монетами, вице-президентами были: Флориан Антонович Жиль (1801-1865) - директор музея Антиков Императорского Эрмитажа, и Яков Яковлевич Рейхель (1780-1856) известный медальер, владелец нумизматической коллекции, которая по количеству и редкости типов считалась лучшей не только в России, но и за рубежом. Свое богатейшее собрание он сам описал и издал на немецком языке (2).

Секретарями Общества были избраны: доктор филологии и специалист в области античной нумизматики Бернгард Кёне (1817-1886), который приехал в Россию из Германии, где он был профессором Берлинского университета и издателем журнала Берлинского нумизматического общества, и Иван Алексеевич Бартоломей (1817-1870) - штабс-капитан Лейб-гвардии Егерского полка, который был собирателем бактрийских и сасанидских монет.

Основатели Общества: кн. Михаил Петрович Баратаев (1784-1856), ранее живший на Кавказе и собравший коллекцию грузинских монет, Христиан Данилович Френ (1782-1851) - крупнейший специалист по восточной нумизматике, директор Азиатского музея при Академии наук, Павел Степанович Савельев (1814-1859) - известный ориенталист и нумизмат, а также кн. А.А. Сибирский (1824-1879), гр. A.С. Строганов (1818-1864), П.Ю. Сабатье (1792-1869) и др, которые были коллекционерами античных, восточных и западноевропейских монет (3). Всего членами Общества стали 22 человека. В почетные члены был избран видный государственный деятель, собиратель археологических древностей и памятников нумизматики Сергей Семенович Уваров (1786-1855).

Через три года некоторые члены АНО (И. П. Сахаров), ратовавшие за развитие отечественной науки, предложили переименовать его в Русское археологическое общество. В конце 1849 г. на основании Высочайшего утвержденного Государственным Советом 34 и 35 Устава, Общество стало именоваться Императорским Русским археологическим обществом (РАО) (4). Теперь денежные средства Общества состояли не только из членских взносов, частных пожертвований, продажи своих изданий, но и ежегодных даров Императора из суммы Государственного казначейства, которые в последующие годы увеличивались в связи с юбилейными датами со дня основания РАО. На эти деньги печатались труды Общества, проводились археологические раскопки, а также выделялись средства для библиотеки и Музея древностей, которые комплектовались с первых дней существования Общества и должны были служить подспорьем в его научной деятельности. Регулярные средства на приобретение монет и медалей РАО не выделяло. Этот вопрос в каждом случае рассматривался отдельно. Поэтому нумизматический раздел пополнялся в основном за счет пожертвований членов Общества.

В 1849 гг. численный состав РАО увеличился более чем в три раза и насчитывал 88 человек. Это были нумизматы и археологи не только из Петербурга, но Москвы, Киева, Минска, Одессы, Новгорода, Берлина, Мюнхена, Парижа, Афин и др. городов. В почетные члены помимо гр. С. С. Уварова были избраны: Е.Е. Фридерица, кн. М.С. Воронцов, гр. Л. А. Перовский, гр. С.Г. Строганов, Х.М. Френ, А.Д. Чертков.

Вначале Музей древностей состоял из трех отделений: а) нумизматического, с которого началось возникновение Музея, б) Кабинета древностей, куда поступали вещи, найденные при раскопках, в) рукописного отделения.

В связи с развитием археологии в России нумизматический раздел пополнялся в основном монетными кладами или отдельными группами монет. Несмотря на то, что РАО одной из своих целей ставило проведение археологических раскопок, однако, до создания в 1859 г. Императорской Археологической комиссии (ИАК) проведение раскопок и их финансирование больше зависело от личной инициативы членов Общества (5). К таким людям относился и Лев Алексеевич Перовский (1792-1856). Он был крупным чиновником, возглавлял министерство внутренних дел, министерство уделов и был управляющим Кабинета Его Императорского Величества (ЕИВ). Страстный любитель археологии и коллекционер античных монет, Л.А. Перовский заведовал созданной по его инициативе в 1850 г. Комиссией для исследования древностей, а в 1852 г., благодаря его стараниям, в Кабинете ЕИВ было сосредоточено руководство всеми раскопками в стране (6). Л.А. Перовский участвовал в археологических раскопках в Северном Причерноморье и в центральной части России: под Суздалем, Новгородом, во Владимирской и Ярославской губерниях. В первые годы деятельности Общества от него в дар поступило 148 монет времени Ивана Грозного, обнаруженных в Калужской губернии, а в 1853 г. - 156 серебряных джучидских монет из числа найденных в Александровском уезде Екатеринославской губернии (7).

Николай I в 1847 г. подарил гривну-слиток (рубль), который был найден при археологических раскопках в Саратовской губернии. От Вел. кн. Марии Николаевны, дочери Николая I и супруги президента Общества герцога Максимилиана Лейхтенбергского, поступило 470 монет (70 греческих и 400 римских), среди которых были редкие экземпляры (дидрахма Посидонии, несколько тетрадрахм Филиппа II Македонского, денарии императоров Юлиана II, Валенса и др.), а также 78 восточных монет (8). Наместник и главнокомандующий войсками на Кавказе граф Михаил Семенович Воронцов (1782-1856) - передал в 1847 г. две золотые пантикапейские монеты. Я. Я. Рейхель подарил два подлинных штемпеля русских медалей: на основание католической церкви в Санкт-Петербурге и на основание госпиталя в Москве (9).

Среди дарителей был также гр. С.С. Уваров, который пожертвовал Обществу 74 серебряных и медных золотордынских монет (10). Известный собиратель купец С.А. Еремеев, комиссионер Императорской Публичной библиотеки, передал 217 русских серебряных и медных монет удельного и царского периода. В 1847 г. член Общества З.Ф. Леонтьевский подарил 26 китайских, корейских и японских монет. В 1853 г. министр государственных имуществ гр. П.Д. Киселев передал в РАО 993 западноевропейских монет и медалей, найденных в конфискованном имении гр. Чацкого в Волынской губ. От Л.В. Станцани в 1858 г. поступило 29 папских и 47 восточных монет (11).

В некоторых случаях РАО покупало нумизматический материал. Так в 1848 г. был приобретен клад золотоордынских монет в количестве 419 экз., который был найден И. Пановым в Елецком округе Орловской губ. При посредстве гр. С.С. Уварова были куплены 241 серебряные монеты Золотой Орды из клада, обнаруженного в д. Ключевке Бузулукского округа Оренбургской губ (12).

На одном из заседаний секретарь Отделения русской и славянской археологии Иван Петрович Сахаров (1807-1863) поставил перед РАО задачу собрать как можно больше сведений об археологических находках в провинции. По его словам, для этого нужно было привлечь не только частных коллекционеров, но избрать на местах губернских уполномоченных и разослать им инструкции по собиранию древностей. В 1859 г. в связи со строительством в России железных дорог РАО обратилось в Главное управление путей сообщения и Главное общество Российских железных дорог с просьбой присылать сведения о кладах, найденных во время строительных работ.

В 1860 г. полковник Х.Я. Лазарев передал в Общество 83 русских и восточных монет и медалей, среди которых было 12 золотых, 44 серебряных и 27 медных. В 1862 г. П.И. Гундобин пожертвовал 250 русских и западноевропейских монет. В этом же году академики живописи Санкт-Петербургской Академии художеств, братья Григорий и Никанор Чернецовы представили в Общество коллекцию восточных монет, которую они собрали в 1838 г. во время своего путешествия по Волге.

Музей древностей год от года пополнялся новыми памятниками. Наиболее интересные из них вводились в научный оборот и публиковались в трудах Общества. Однако этот материал помимо исследования, требовал учета и хранения. Вначале заведование Музеем лежало на секретаре Общества по русской переписке Иване Алексеевиче Бартоломее, а с 1849 по 1851 гг. сменившем его Павле Степановиче Савельеве. В 1851 г. была создана специальная Комиссия по приему бумаг и вещей от П.С. Савельева, в которую вошли П.И. Демезон, И.П. Сахаров и П.И. Савваитов. Они обнаружили, что Музей не имел книги поступлений и описей вещей, поэтому им пришлось на основании протоколов РАО составить краткую опись предметов и сверить ее с находящимися в Музее памятниками. Проверив Музей, Комиссия нашла его состояние неудовлетворительным (13). Она рекомендовала в будущем тщательно разобрать и систематизировать уже имеющийся археологический и нумизматический материал, а также своевременно регистрировать новые поступления с кратким их описанием. На тот момент нумизматический раздел включал около 2400 монет и медалей. Из них лишь часть коллекции восточных монет была приведена в порядок П.С. Савельевым, который их определял.

В связи с учреждением должности библиотекаря в 1851 г., было решено передать Музей древностей в его ведение, однако, для библиотекаря это была дополнительная нагрузка, что не всегда положительно сказывалось на состоянии Музея. В 1859 г. член РАО, филолог, востоковед и нумизмат Владимир Густавович Тизенгаузен (1825-1902) предложил безвозмездно свои услуги по устройству Музея и продолжению работы по определению восточных монет, начатую ранее П.С. Савельевым. При передаче В.Г. Тизенгаузену на хранение нумизматической коллекции была обнаружена пропажа двух золотых пантикапейских монет, подаренных в 1847 г. гр. М.В. Воронцовым. С 1861 г. В.Г. Тизенгаузен начинает работать в Императорской Археологической комиссии, и вскоре покидает должность хранителя Музея древностей РАО.

В 1864 г. на одном из заседаний Общества его секретарь В.В. Вельяминов-Зернов предложил археологу и исследователю русской метрологии и нумизматики Дмитрию Ивановичу Прозоровскому (1820-1894) принять на себя хранение Музея и составить каталог русских монет (14). Предложение было принято. Д.И. Прозоровский очень подробно ознакомился с коллекциями Общества. В марте 1865 г. он подал докладную записку в общее собрание РАО, в которой подробно изложил состояние Музея древностей и выдвинул ряд предложений по дальнейшей обработке памятников (15). Эти предложения затем вошли в Постановление о Музее Общества.

Д.И. Прозоровский считал, что собрание древностей не может быть только художественным и не может служить только для удовольствия любителей истории. Оно должно иметь специальные ученые цели и стремиться с развитием самой науки к установлению и расширению критического взгляда на древности (16). В то же время автор отметил, что музей должен принимать меры для учета и хранения своего материала и «содержать его с таким устройством, чтобы необходимые в нем предметы были всегда на виду, чтобы каждая вещь занимала свое место и, в случае надобности, могла быть тотчас отыскана» (17).

Отныне учету подлежали все вещи, вновь поступившие, выбывшие или взятые временно для работы. Д.И. Прозоровский составил книгу поступлений, началом которой послужили списки, сделанные ранее В.Г. Тизенгаузеном. В книге указывалось время поступления памятника, имя владельца или место находки, а также номер вещи по каталогу. Д.И. Прозоровский составил систематический каталог всех предметов музея, кроме нумизматики, разделив их на 10 групп.

Работая над научной систематизаций нумизматической коллекции, Д.И. Прозоровский расположил монеты и медали по странам, а внутри каждой страны в исторической последовательности. Некоторые медали были отделены от государственных и помещены в конце каждой страны по принадлежности к времени чекана. Далее монеты группировались по годам и металлу, от крупного номинала к мелкому. Лучшие из них были разложены в витрины, а монеты плохой сохранности и не представлявшие научной ценности, предложены к переплавке, дубли монет - к обмену. Работая с русской частью коллекции, Д.И. Прозоровский выяснил, что в ней слабо представлен современный материал, и Общество приняло решение выделять для этого средства.

Теперь все монеты и медали подлежали обязательному взвешиванию и обмеру. Д.И. Прозоровский отметил, что только C. Шодуар и Я.Я. Рейхель, публикуя свои коллекции, давали сведения о весе и размере монет и медалей. Д.И. Прозоровский составил нумизматическую картотеку с указанием номера каждой вещи. Отдельно существовала книга для монет, отправляемых для опробирования на Санкт-Петербургский монетный двор, и книга предметов, выдаваемых временно исследователям для научной обработки. Предметы выдавались не более чем на полгода, а в особых случаях - на год (18). Однако исследователи иногда забывали вовремя вернуть материал, поэтому вскоре сроки выдачи предметов были сокращены до трех месяцев.

В конце 1850-х и в 1860-е гг. проводилась работа по составлению и публикации каталогов нумизматического собрания РАО. Для описания античных монет Общество обратилось к А. И. Гримму (1819-1884) - в то время хранителю академического Минцкабинета (19), который параллельно работал над каталогом римских монет Эрмитажа (20). В 1861 г. Гримм написал каталог по древнегреческим и римским монетам РАО, который включал 194 памятника.

Западноевропейский нумизматический материал был подготовлен к изданию сотрудником Публичной библиотеки Карлом Карловичем Боасом (1825-1895). К.К. Боас был высокообразованным человеком, знал несколько иностранных языков, увлекался нумизматикой. Однако, по словам Д.И. Прозоровского, его каталог, изданный в 1864 г., имел ряд недостатков: он был составлен не в хронологической последовательности, а по алфавиту стран. Внутри страны материал разбивался на группы под заголовками: правители, знаменитые люди, полководцы, государственные мужи, кардиналы и духовные лица и т.п. В описании памятников не указывался их вес и размер (21). Поэтому Д.И. Прозоровский сделал дополнение к каталогу К.К. Боаса, снабдив его хронологическим указателем, таблицей металлов и списком штемпелей. После этого он приступил к написанию каталога русских монет, который был опубликован в 1865 году (22). Более полный каталог, включавший помимо монет и медали, был издан в 1868 г. (23). Д.И. Прозоровский начал публикацию монет Древнего мира, Византии и Западной Европы, но, в связи с решением РАО включить эти монеты в общую опись, их издание было приостановлено. Вначале каталоги публиковались в трудах Общества, а затем некоторые из них выпускались отдельно.

Дмитрий Иванович Прозоровский приложил немало труда в работе над нумизматической коллекцией Общества. К 1870 г. она была приведена в порядок. Эти годы стали наиболее плодотворными в научной и хранительской деятельности Музея. РАО на базе своих коллекций решило открыть Публичный музей Археологического Общества и обратилось в Министерство внутренних дел с просьбой предоставить для музея 3-4 комнаты в здании ему подведомственном. Но этот вопрос так и не был решен положительно.

Вначале заседания Общества проходили во дворце его председателя герцога Максимилиана Лейхтенбергского, здесь же хранились и коллекции РАО. После кончины герцога в 1852 г. председателем Общества был избран Вел. кн. Константин Николаевич (1827-1892). С 1853 г. РАО арендует за 600 рублей в год помещение в Румянцевском музее, куда был перевезен и Музей древностей. Проблема помещения для Музея Общества всегда была актуальной, т. к. его коллекции продолжали расти, а места им не хватало.

В 1867 г. в Общество приобрело серебряные монеты вместе с предметами украшений из клада, найденного недалеко от д. Гнездово Смоленской губ, предположительно, при строительстве железной дороги (24). Это было первое свидетельство о древностях, которое обратило внимание археологов на курганы в окрестностях д. Гнездово. В последующие годы при систематических раскопках одного из крупнейших археологических комплексов домонгольской Руси - «Гнездово», было выявлено более 4000 курганов, городище и огромное открытое поселение, которые дали богатый и разнообразный материал для исследователей и привели к важным научным открытиям (25_. РАО, понимая огромное значение поступивших в 1867 г. предметов из Гнездовского клада, в 1870 г. решило передать их в дар Эрмитажу (26).

В разные годы от ИАК в РАО поступило несколько монетных кладов, от которых отказался Эрмитаж, как не представлявших для него интереса (27). В 1871 г. ИАК передала 155 серебряных куфических монет, в 1884 г. - серебряный слиток из числа 72, найденных в мае 1882 г. в Казанской губ. В 1886 г. в РАО от Археологической комиссии поступил клад русских монет XVI в., найденный в Гдовском уезде Петербургской губ., и 171 экз. серебряных восточных монет из клада, обнаруженного в Эриванской губ. (28).

Музей древностей продолжал пополняться коллекциями или отдельными памятниками, приобретенными или полученными в дар от частных лиц. В 1868 г. А.И. Артемьев передал 10 литых чугунных медалей польских королей. От Е.М. Меркуловой в 1873 г. поступила коллекцию монет и медалей в количестве 600 экз. В 1872 г. управляющий Восточным отделением РАО, проф. Петербургского университета Василий Васильевич Григорьев (1816-1881) преподнес в дар Обществу 89 золотых, серебряных и медных монет императорского периода (от Елизаветы до Александра II).

В 1882 г. РАО получило нумизматическое собрание скончавшегося Петербурге известного библиофила, основателя первой публичной библиотеки в Ярославской губернии Федора Константиновича Опочинина (1846-1881).

Значительной была коллекция монет начальника Русской духовной миссии в Иерусалиме, архимандрита Антонина (в миру Андрей Иванович Капустин (1817-1894), судьба которого «была тесно связана со служением православия в Греции и на Ближнем Востоке, где он все свободное время посвятил изучению раннехристианской истории и археологии, собирал памятники древности и монеты» (29). В 1878 г. он передал Обществу 60 драхм Александра Македонского. Позже, ознакомившись с опубликованной Д.И. Прозоровским в 1880 г. «Описью древних греческих и римских монет Минцкабинета РАО» (30), Антонин в январе 1883 г. обратился к секретарю Общества И.В. Помяловскому с просьбой принять от него в дар коллекцию древних монет. В мае он отправил с едущим в Россию врачом ящик с аккуратно уложенными монетами - «еврейскими, эллинскими, римско-византийскими и другими» (31). К каждому памятнику прилагалась этикетка - «билетик» - с его атрибуцией (32). К сожалению, в Одессе при таможенном осмотре монеты были перемешаны, этикетки разрознены, и в таком виде несколько сот монет поступило в РАО (33).

Коллекция Общества в 1886 г. пополнилась собранием монет умершего в Кишиневе члена Одесского общества истории и древностей Александра Моисеевича Ямковского (1828-1885). Он был полковником, участвовал в войне русско-турецкой (1877-1878).

Свободное время А.М. Ямковский посвятил археологии и нумизматике. Он интересовался как русскими, так и западноевропейскими монетами и медалями, и за свою жизнь собрал богатейшую коллекцию, которая, по воспоминаниям современников, обращала на себя внимание всех любителей древностей. Западноевропейскую часть A.М. Ямковский при жизни подарил Новороссийскому университету, а русская часть в количестве 788 монет, медалей и жетонов, а также 42 восточных монет, по завещанию владельца были переданы Обществу его сестрой Анной Моисеевной Ямковской. К русской части коллекции прилагался рукописный каталог, составленный самим А.М. Ямковским. Он состоял из двух разделов. В первый раздел вошло 766 монет XV-XIX вв., начиная с великого княжества Московского. Второй раздел включал медали и жетоны с 1730 г. (34).

Нумизматическое собрание РАО активно пополнялось восточными монетами.

В разные годы (1882, 1883, 1891) от А.Т. Соловьева поступило около 400 монет, найденных в Казанском и Спасском уездах. В 1888 г. А.И. Савельев передал Обществу коллекцию восточных монет. РАО поддерживало тесную связь с российскими консулами в других странах. По просьбе Общества, они присылали сведения о древних памятниках той или иной страны, где жили. Некоторые из них доставляли в РАО собранные ими коллекции вещественных, письменных, археологических и нумизматических материалов, которые иногда были единственными источниками по истории какоголибо малодоступного в то время региона. К таким дипломатам относился Николай Федорович Петровский (1837-1908), который был археологом, историком, востоковедом и исследователем Средней Азии. Будучи с 1882 по 1903 гг. консулом в Кашгаре, ему, как представителю Российской империи в Западном и Восточном Туркестане, удалось не только достичь укрепления позиций России в этом сложном регионе, но и способствовать развертыванию здесь археографических изысканий. По просьбе РАО, он собирал сведения о наличии буддистских храмов в Кашгаре. Общество обратилось к нему с предложением о содействии в организации научной экспедиции РАО в Центральную Азию, и получило поддержку. В 1890 г. Н.Ф. Петровский доставил в Общество собранную им коллекцию восточных монет, а в 1892-1893 гг. переслал более 100 листов и фрагментов рукописей, приобретенных у местных жителей (35).

E.Ф. Каль (1861-1891) пожертвовал в РАО коллекцию восточных монет, которую он собрал в Средней Азии. Она состояла из 2 золотых, 191 серебряных и 186 медных монет (36).

 Другой известный русский дипломат Иван Степанович Ястребов (1839-1894), который был российским консулом в Призрене (Косово и Митохия), глубоко интересовался бытом тех народностей, среди которых жил. В этом ему помогало знание турецкого, греческого, сербского и болгарского языков. Итогом изучения и исследования славянской этнографии и литературы стал его капитальный труд «Обычаи и песни турецких сербов в Призрене, Ипеке, Мораве и Дабре» (СПб, 1886, дополненное издание вышло в 1889). В 1880 г. И.С. Ястребов прислал в РАО сербские и болгарские монеты.

У смоленского губернатора в разные годы было куплено три клада старинных русских серебряных монет: в 1873 г. за 100 руб. приобретен клад, включавший 1753 монеты, которые были найдены в д. Галашиной Ельнинского уезда; в 1875 г. поступило 240 монет, обнаруженных в с. Рахове Краснинского уезда, и 1150 монет, найденных в д. Вахрамчевой Вяземского уезда (37). Но однажды РАО не смогло уплатить смоленскому губернатору названную им сумму, и он перестал предлагать Обществу клады.

В 1891 г. Д.И. Прозоровский в связи с болезнью оставил пост хранителя Музея. Его сменил Владимир Георгиевич Бок (1850-1899), который в Эрмитаже был хранителем отделения средних веков и эпохи Возрождения, крупным специалистом по археологии христианского Египта. Но Бок не был нумизматом. Он не раз предлагал Обществу взять специалиста для работы с монетами и медалями. Однако у Музея древностей не было своего постоянного помещения. Оплата аренды ранее занимаемого Обществом помещения в Румянцевском музее оказалась дорогой, и РАО вынуждено было от него отказаться. Через своего председателя Вел. кн. Константина Николаевича оно обратилось к Императору о выделении нового помещения для заседаний и хранения коллекций. Вскоре РАО были предоставлены комнаты на верхнем этаже дома, который принадлежал 2-му отделению Собственной Его Императорского Величества Канцелярии. В этом доме Общество находилось до 1886 г., - из-за тяжести коллекций и библиотеки в доме прогнулись балки потолка, который мог в любой момент рухнуть. Помощник председателя РАО А.Ф. Бычков обратился к министру народного просвещения о предоставлении Обществу другого помещения. Их переписка затянулась на долгие годы. Музей древностей вынужден был переезжать из одного места в другое. Его коллекции были упакованы в ящики, новые поступления оставались в пакетах и связках. Некоторые члены РАО хранили часть археологического материала у себя дома. (гр. А.А. Бобринский).

 К этому времени нумизматические каталоги РАО, изданные в 1860-е гг., устарели, т.к. не включали новый материал. В 1892 г. Ревизионная комиссия, проверив Музей, указала на то, что инвентаризация памятников давно не проводилась, и признала состояние Музея и его Минцкабинета неудовлетворительным. Из-за отсутствия постоянного помещения для хранения Комиссия предложила передать памятники, обнаруженные при раскопках, в ИАК, а нумизматический материал в другие учреждения, например в Эрмитаж или Исторический музей. Но Совет Общества отверг последнее предложение, т.к. большая часть монет и медалей была РАО пожертвована.

B 1892 г. председателем РАО стал Вел. кн. Константин Константинович (1858-1915). В 1894 г. Обществу была выделена квартира в отдельном доме, принадлежавшем Государственной канцелярии Государственного Совета. Часть помещения предназначалась для проведения заседаний, а другая часть - для хранения музейных коллекций, библиотеки, архива и изданий РАО.

После кончины В.Г. Бока в 1899 г. Музеем древностей временно заведовал член РАО, преподаватель Санкт-Петербургского университета, антиковед Сергей Александрович Жебелев (1867-1941). В 1900 г. на эту должность был избран известный египтолог, профессор Борис Александрович Тураев (1868-1920), который приступил к инвентаризации и описанию материала (38), кроме монет и медалей. В 1904 г. при Обществе создается специальное Нумизматическое отделение (НО). Его управляющим становится Вел. кн Георгий Михайлович (1863-1919). Многие члены НО служили в Эрмитаже и сочетали свою практическую работу в музее с научной деятельностью в РАО: А.К. Марков, А.А. Ильин, С.А. Гамалов-Чураев, Н.П. Бауер, А.А. Сиверс, А.Н. Зограф, Р.Р. Фасмер и др. (39).

На одном из заседаний Нумизматического отделения в 1905 г. специалист по русской и византийской нумизматике, владелец богатейшей коллекции монет и медалей гр. Иван Иванович Толстой (1858-1916) поставил вопрос о приведении в порядок нумизматического собрания Общества (40_. В связи с этим была создана комиссия, в которую вошли: А.А. Ильин - специалист по русской нумизматике, Е.М. Придик - по классической и А.К. Марков - по восточной. Алексей Константинович Марков (1858-1920) вел описание восточной части коллекции Общества с 1890-хгг. Константин Адольфович Иелита фон Вольский (1850 - после 1917) приступил к работе с русскими монетами.

В помещении, которое занимало РАО, вскоре начался ремонт, и памятники вновь стали недоступны для обработки и изучения. Новые поступления продолжали поступать в коллекцию, но работа по их учету не проводилась.

В 1907 г. на заседании общего собрания РАО Б. А. Тураев предложил избрать нового хранителя Музея, специалиста, который смог бы привести Музей в порядок и издать систематическое описание его предметов и коллекций. Новым хранителем был избран Александр Андреевич Спицын (1858-1931), который занимался первобытной археологией (41).

A.А. Спицын активно включился в работу по переустройству Музея в целом. При содействии государственного секретаря бар. Икскуль фон Гильденбрандта старая квартира РАО вскоре была отремонтирована за счет Государственной канцелярии. Музей получил три комнаты, одна из которых предназначалась для хранения нумизматического материала. Для размещения памятников А.А. Спицын заказал специальные шкафы. Он приступил к систематизации музейного собрания. Все древности были разделены на группы по культурам, народностям, областям. В 1908 г. А.А. Спицын составил краткий каталог Музея, который состоял из 18 разделов. Всего по каталогу числилось 114 коллекций. Постепенно Музей стал доступен для посетителей, среди которых были не только члены Общества, но и сторонние исследователи и студенты.

K.А. Иелита фон Вольский продолжил работу с нумизматической коллекцией. Он привел в порядок материал императорского периода, который заинвентаризировал и разложил в витринах. Те памятники, которые не вошли ранее в каталог Д.И. Прозоровского (со времени правления Александра I), - были пересняты и включены в отдельный список. В 1911 г. Нумизматическое отделение на своем заседании отметило большую работу, проведенную К.А. Иелитой фон Вольским, но выразило сожаление, что не предупредило его при систематизации материала не нарушать целостность коллекций дарителей (42). В этом же году одним из женских монастырей было пожертвовано РАО около 3000 монет, которые составляли клады или отдельные группы древнегреческих монет (43).

После избрания в 1915 г. Вел. кн. Георгия Михайловича председателем РАО, во главе Нумизматического отделения в 1916 г. становится Алексей Алексеевич Ильин (1857-1942). Дальнейшие события в России оказали влияние, как на научную деятельность Общества, так и на его численный состав. После февраля 1917 г. РАО не проводило своих заседаний. Они возобновились только в 1918 г. После октябрьской революции научные общества, которые хотели продолжить свою деятельность, были под пристальным вниманием органов власти, особенно те из них, которые ранее носили титул «Императорские». В последующие годы создается сеть научно-исследовательских учреждений. Именно они были призваны обеспечить широкое и планомерное развитие исторической науки в стране, которое соответствовало бы новым требованиям жизни. На базе бывшей Императорской Археологической комиссии, которая после революции была переименована в Российскую Государственную Археологическую комиссию, создается Российская Академия истории материальной культуры (РАИМК, в 1926 позже переименованная в ГАИМК), в которой открывается секция нумизматики и глиптики. В ней стали работать некоторые члены бывшей Археологической комиссии и Русского археологического общества. В конце 1918 г. РАО, а с 1919 г. его Нумизматическое отделение возобновили свою деятельность (44), и проводили заседания в помещении РАИМК, где также хранились коллекции Общества. В эти годы членский состав РАО сократился. Общество лишилось своего капитала и не имело средств на комплектование коллекций, с 1918 г. пожертвования тоже не поступали. Прежний материал Музея древностей был не разобран, работа по его учету и хранению не проводилась. С созданием РАИМК Общество по некоторым научным темам стало дублировать работу Академии. 17 июля 1924 г. ученый секретарь РАИМК отправил в ВЦИК письмо с сообщением о прекращении деятельности Русского археологического общества (45). Библиотека и архив РАО были переданы в РАИМК (46), Музей древностей в январе 1923 г. поступил в Эрмитаж (47) т.е. за год до закрытия Общества.

С 1918 по 1920-е гг. вышло ряд постановлений, после которых началась крупномасштабная конфискация и национализация памятников культуры и искусства у частных лиц, обществ, учреждений и церкви, которые в большом количестве поступали в государственные музеи страны. Не был исключением и Музей древностей РАО. Для его передачи в Эрмитаж памятники были упакованы в 22 ящика и 40 корзин, к которым прилагался краткий каталог по всем коллекциям Музея, изданный Спицыным в 1908 г., и каталог Д.И. Прозоровского по русским монетам и медалям, опубликованный в 1868 г. (48) Нумизматическая коллекция Общества к тому времени насчитывала около 17 тысяч монет и медалей.

В начале января 1923 г. для приема коллекций РАО в Эрмитаже была создана специальная комиссия, в состав которой вошли и члены Общества - И.А. Орбели и А. Н. Зограф (49).

В отдел нумизматики монеты и медали РАО поступала частями с 1923 по 1929 год в порядке передачи из других отделов Эрмитажа, поделивших между собой Музей Общества (50). Постепенно материал был распределен по хранениям. Среди них были большие группы монет, найденных во время раскопок ИАК в 1890-е гг. XIX в., в Херсонесе, в числе которых насчитывалось более 400 экземпляров византийских и херсоно-византийских выпусков (51). Коллекция РАО также дала заметное пополнение для восточного собрания и коллекций слитков и ефимков (52). Как говорилось ранее, большая часть нумизматического материала Общества состояла из пожертвований, поэтому в нем было много дублетов, которые перешли в дублетный фонд Эрмитажа. Позже материал этого фонда передавался другим музеям или служил в качестве обмена для пополнения монет и медалей основного собрания отдела нумизматики.

Нумизматическая коллекция Русского археологического общества, поступив в Эрмитаж, потеряла свою самостоятельность. Однако теперь ее памятники, влившись в систематическое собрание музея, стали неотъемлемой частью уже его истории - истории Государственного Эрмитажа.

Список сокращений:
Архив ГЭ - Архив Государственного Эрмитажа
ГАИМК - Государственная Академия истории материальной культуры
ГИМ - Государственный Исторический музей
ЗАНО - Записки Археологическо-нумизматического общества
ЗРАО - Записки Русского археологического общества
ИАК - Императорская Археологическая комиссия
ИРАО - Известия Русского археологического общества
Кабинет ЕИВ - Кабинет Его Императорского Величества
НиЭ - Нумизматика и эпиграфика
РАИМК - Российская Академия истории материальной культуры
РА ИИМК - Рукописный архив Института истории материальной культуры
РАО - Русское археологическое общество

__________
1. Веселовский Н.И. История Императорского Русского археологического общества за первое пятидесятилетие его существования. 1846-1896. СПб., 1900. С. 21
2. После кончины Я.Я. Рейхеля в 1856 г. его основное собрание монет и медалей было приобретено Эрмитажем у наследников владельца в 1857-1858 гг. (Лепехина Е.В. К истории нумизматического собрания Эрмитажа. 1764-1941 //Минцкабинет в Новом Эрмитаже. 150 лет Новому Эрмитажу. Каталог выставки. СПб,, 2002. С. 18); Гинзбург Г.И. Я.Я. Рейхель и каталог его коллекции //Нумизматика в Эрмитаже. Л.,1987. С. 10-18.
3. Веселовский Н.И. Указ. соч. С.16-40; Спасский И.Г. Нумизматика в Эрмитаже. Очерк истории Минцкабинета - Отдела нумизматики //НиЭ. М., 1970. T. VIII. C. 123-124.
4. ЗРАО. СПб., 1850. Т. II. Вып.1. С.4.
5. Гурулева В.В. Византийские монеты из раскопок в Херсонесе в собрании Эрмитажа: история формирования коллекции // Могилянскі читания. 2006. Збірник наукових праць. Київ, 2007. С. 226.
6. Тункина И.В. Русская наука о классических древностях юга России. (XVIII середина XIX в.). СПб., 2002. С. 254.
7. После смерти Л.А. Перовского в 1856 г. его коллекция античных монет была приобретена Эрмитажем в 1857 г. у сына владельца (Спасский И.Г. Указ. соч.
C.161). 
8. Веселовский Н.И. Указ. соч. С 326.
9. ЗАНО, 1847. Т. I. С. 57.
10. ЗАНО, 1847. Т. I. С. 119.
11. Веселовский Н.И. Указ. соч. С. 328.
12. Веселовский Н.И. Указ. соч. С 336.
13. РА ИИМК. Ф. 3. Оп. 1. Ед. хр. 63. Л. 2об.
14. А ИИМК. Ф. 3. Оп. 1. Ед. хр. 3. Л. 7.
15. РА ИИМК. Ф. 3. Оп. 1. Ед. хр. 3. Л. 8.
16. РА ИИМК. Ф. 3. Оп. 1. Ед. хр. 3. Л. 8 об.
17. РА ИИМК. Ф. 3. Оп. 1. Ед. хр. 3. Л. 10.
18. РА ИИМК. Ф. 3. Оп. 1. Ед. хр. 3. Л. 11-12.
19. Гримм А.И. Минц-кабинет //Очерк истории музеев Имп. Академии наук. СПб, 1865. С. 87-88.
20. А.И. Гримм начал работу над каталогом римских монет Эрмитажа в 1859 г. и к 1862 г. написал 10 томов (Спасский И.Г. Указ. соч. С. 158). В 1860 г.
A.И. Гримм становится хранителем коллекции западноевропейских монет и медалей Эрмитажа, но продолжает заниматься античной нумизматикой и служить в Академии наук. (Лепехина Е.В. Указ. соч. С. 23).
21. . Боас. Каталог европейских медалей и монет, хранящихся в музее Императорского русского археологического общества. СПб., 1864.
22. Прозоровский Д.И. Каталог русским монетам, хранящимся в музее Имп. Русского археологического общества // ИРАО. СПб., 1865. Т. V. Вып. 6.
23. Прозоровский Д.И. Полный каталог русским медалям и монетам, хранящимся в музее Имп. Русского археологического общества //ИРАО. СПб., 1868. Т. VI. Отд. I. Вып. 3. С. 103-220 ; Он же. Приписка к каталогу монет и медалей Имп. Русского археологического общества //ИРАО. СПб., 1868. Т VI. Вып.3. С. 266-310 ; Он же. Дополнение к каталогу медалям и монетам, хранящимся в Минцкабинете Имп. Русского археологического общества // ИРАО. СПб., 1868. Т. VI. Вып. 3. С. 521-600.
24. Авдусин Д.А. Главы монографии «Гнездово» (1992-1993). Обзор местоположения // Гнездовский могильник. Археологические раскопки 18741901 гг. (по материалам ГИМ) Ч. I. Труды ГИМ. Памятники культуры. Вып. ХХХVI. M., 1999. C. 12.
25. В 1881 г. один из выдающихся русских археологов В.И. Сизов начал многолетние систематические раскопки и исследования Гнездовских курганов, которые легли в основу древнерусских археологических коллекций Государственного Исторического музея. Именно в ГИМе сосредоточена значительная часть находок из Гнездова (Авдусин Д.А. Указ. соч. С. 13).
26. 26 Веселовский Н.И. Указ. соч. С. 355.
27.  учреждением в 1859 г. Императорской Археологической комиссии Эрмитажу было дано право первому отбирать для своих коллекций памятники, поступившие в ИАК.
28. Веселовский Н.И. Указ. соч. С. 333.
29. Гурулева В.В. Русские коллекционеры памятников нумизматики на Православном Востоке (вторая половина XIX - начало XХ века) // Пилигримы. Историко-культурная роль паломничества. Сборник научных трудов. СПб., 2001. С. 168.
30. Прозоровский Д.И. Опись древних греческих и римских монет, хранящихся в мюнцкабинете Императорского Русского Археологического общества // ИРАО. Т. IX. СПб.,1880. С. 140-180.
31. Гурулева В.В. Русские коллекционеры…С. 168.
32. Гурулева В.В. Вклад архимандрита Антонина (А.И. Капустина) в формирование коллекции Киевского церковно-археологического музея Могилянські читания 2002. Збірник наукових праць. Київ, 2003. С. 156. 
33. Гурулева В.В. Русские коллекционеры…С. 168.
34. РА ИИМК. Ф.З. Оп. 1. Ед. хр. 173. Л. 1-4; Прозоровский Д.И. Собрание монет и медалей покойного А.М. Ямковского //ЗРАО. СПб., 1886-1887. Т. III.
C. 203-210.
35. Бухерт В.Г. «…И его русский портрет» // Петровский Н.Ф. Туркестанские письма. М.,2010. С.20.
36. Спасский И.Г. Указ. соч. С. 181.
37. Веселовский Н.И. Указ. соч. С. 336.
38. РА ИИМК. Ф. 3. Оп. 1. Ед. хр. 63. Л. 164.
39. В те годы научная деятельность в музеях не проводилась.
40. РА ИИМК. Ф. 3. Оп. 1. Ед. хр. 453. Л. 5-6.
41. Протоколы общих собраний Русского археологического общества за 1899-1908 гг. СПб., 1915. С. 284
42. РА ИИМК. Ф. 3. Оп. 1. Ед. хр. 453. Л. 50 об.; Подробнее о К.А. Иелите фон Вольском см.: Зверев С.В. Русские нумизматы конца XIX - начала XX в.: К.А. Иелита фон Вольский (1850-после 1917) // Петербургский коллекционер, 2012. № 5. С. 22-23.
43. РА ИИМК. Ф. 3. Оп. 1. Ед. хр. 453. Л. 53.
44. РА ИИМК Ф.3. Оп.1. Ед. хр. 404. Л. 228.
45. РА ИИМК. Ф. 2 Оп.2. Ед. хр. 75. Л. 5.
46. РА ИИМК. Ф. 2. Оп. 2. Ед. хр. 75. Л. 6.
47. РА ИИМК. Ф. 2. Оп. 2. Ед. хр. 75. Л. 7.
48. Архив ГЭ. Ф. 1. Оп. 5. Ед. хр. 1197. Л. 2.
49. Архив ГЭ. Ф. 1. Оп. 5. Ед. хр. 1197. Л. 1.
50. Архив ГЭ. Ф. 1. Оп. 5. Ед. хр. 1197. Л. 58; Спасский И.Г. Указ. соч. С. 210.
51. Гурулева В.В. Византийские монеты… С. 226. 
52. Спасский И.Г. Указ соч. С. 210.
[~DETAIL_TEXT] => Важнейшими центрами исторической науки в дореволюционной России наряду с Академией наук и университетами были научно-исторические общества. Создание ученого общества, деятельность которого была бы в значительной мере связана с нумизматикой, принадлежит Петербургу. В 1846 г. небольшой кружок нумизматов и археологов, куда входили крупнейшие знатоки древностей (Б.В. Кёне, И.А. Бартоломей, кн. М.П. Баратаев, П.И. Сабатье, Я.Я. Рейхель и др.), явился учредителем Археологическо-нумизматического общества (АНО). Причиной возникновения такого объединения стало то, что Петербург был не только крупным государственным административным центром, но и научным. Музеи, университет, Академия наук, высшие учебные заведения способствовали развитию науки быстрее, чем где-либо. Именно здесь сосредоточились крупные научные силы по разным областям знаний, именно сюда стекались древности со всей России. Возросший интерес к памятникам прошлого способствовал созданию коллекций, как частных, так и государственных. Археологическо-нумизматическое общество, позже переименованное в Императорское Русское археологическое общество (РАО), было первым объединением, которое поставило перед собой задачу наряду с археологией заняться изучением нумизматики, как отдельной дисциплины. Его основатели - в основном иностранцы, состоявшие на русской службе, владельцы крупнейших в России коллекций монет и медалей, предполагали создать объединение по примеру Берлинского нумизматического общества. Однако некоторые его члены (Б.В. Кёне) настояли на том, чтобы Общество в своей деятельности не только разрабатывало вопросы нумизматики, но и занималось археологией, что, по их мнению, больше отвечало требованиям того времени (1).

В 1847 г. в Записках АНО были опубликованы Статуты, в которых определялись главные задачи Общества: изучение античной, восточной и западноевропейской археологии, как классической, так и новейшего времени; ознакомление иностранцев с памятниками древностей, найденными на территории России, а также ознакомление «с существованием монет, медалей и изящных произведений древности». Малая известность в то время памятников чисто русских и перевес научных сил в среде членов основателей на стороне иностранцев явились причиной западноевропейской ориентации АНО в научных исследованиях.

Общество носило характер кастово-замкнутого аристократического объединения, находившегося под покровительством Императорского дома. Его членами были известные государственные деятели, влиятельные чиновники, а также ученые Санкт-Петербургской Академии наук, профессора университета, служащие Эрмитажа и Публичной библиотеки. Все они были коллекционерами-нумизматами и любителями древностей.

Президентом Археологическо-нумизматического общества стал герцог Максимилиан Лейхтенбергский (1817-1852), интересовавшийся русскими монетами, вице-президентами были: Флориан Антонович Жиль (1801-1865) - директор музея Антиков Императорского Эрмитажа, и Яков Яковлевич Рейхель (1780-1856) известный медальер, владелец нумизматической коллекции, которая по количеству и редкости типов считалась лучшей не только в России, но и за рубежом. Свое богатейшее собрание он сам описал и издал на немецком языке (2).

Секретарями Общества были избраны: доктор филологии и специалист в области античной нумизматики Бернгард Кёне (1817-1886), который приехал в Россию из Германии, где он был профессором Берлинского университета и издателем журнала Берлинского нумизматического общества, и Иван Алексеевич Бартоломей (1817-1870) - штабс-капитан Лейб-гвардии Егерского полка, который был собирателем бактрийских и сасанидских монет.

Основатели Общества: кн. Михаил Петрович Баратаев (1784-1856), ранее живший на Кавказе и собравший коллекцию грузинских монет, Христиан Данилович Френ (1782-1851) - крупнейший специалист по восточной нумизматике, директор Азиатского музея при Академии наук, Павел Степанович Савельев (1814-1859) - известный ориенталист и нумизмат, а также кн. А.А. Сибирский (1824-1879), гр. A.С. Строганов (1818-1864), П.Ю. Сабатье (1792-1869) и др, которые были коллекционерами античных, восточных и западноевропейских монет (3). Всего членами Общества стали 22 человека. В почетные члены был избран видный государственный деятель, собиратель археологических древностей и памятников нумизматики Сергей Семенович Уваров (1786-1855).

Через три года некоторые члены АНО (И. П. Сахаров), ратовавшие за развитие отечественной науки, предложили переименовать его в Русское археологическое общество. В конце 1849 г. на основании Высочайшего утвержденного Государственным Советом 34 и 35 Устава, Общество стало именоваться Императорским Русским археологическим обществом (РАО) (4). Теперь денежные средства Общества состояли не только из членских взносов, частных пожертвований, продажи своих изданий, но и ежегодных даров Императора из суммы Государственного казначейства, которые в последующие годы увеличивались в связи с юбилейными датами со дня основания РАО. На эти деньги печатались труды Общества, проводились археологические раскопки, а также выделялись средства для библиотеки и Музея древностей, которые комплектовались с первых дней существования Общества и должны были служить подспорьем в его научной деятельности. Регулярные средства на приобретение монет и медалей РАО не выделяло. Этот вопрос в каждом случае рассматривался отдельно. Поэтому нумизматический раздел пополнялся в основном за счет пожертвований членов Общества.

В 1849 гг. численный состав РАО увеличился более чем в три раза и насчитывал 88 человек. Это были нумизматы и археологи не только из Петербурга, но Москвы, Киева, Минска, Одессы, Новгорода, Берлина, Мюнхена, Парижа, Афин и др. городов. В почетные члены помимо гр. С. С. Уварова были избраны: Е.Е. Фридерица, кн. М.С. Воронцов, гр. Л. А. Перовский, гр. С.Г. Строганов, Х.М. Френ, А.Д. Чертков.

Вначале Музей древностей состоял из трех отделений: а) нумизматического, с которого началось возникновение Музея, б) Кабинета древностей, куда поступали вещи, найденные при раскопках, в) рукописного отделения.

В связи с развитием археологии в России нумизматический раздел пополнялся в основном монетными кладами или отдельными группами монет. Несмотря на то, что РАО одной из своих целей ставило проведение археологических раскопок, однако, до создания в 1859 г. Императорской Археологической комиссии (ИАК) проведение раскопок и их финансирование больше зависело от личной инициативы членов Общества (5). К таким людям относился и Лев Алексеевич Перовский (1792-1856). Он был крупным чиновником, возглавлял министерство внутренних дел, министерство уделов и был управляющим Кабинета Его Императорского Величества (ЕИВ). Страстный любитель археологии и коллекционер античных монет, Л.А. Перовский заведовал созданной по его инициативе в 1850 г. Комиссией для исследования древностей, а в 1852 г., благодаря его стараниям, в Кабинете ЕИВ было сосредоточено руководство всеми раскопками в стране (6). Л.А. Перовский участвовал в археологических раскопках в Северном Причерноморье и в центральной части России: под Суздалем, Новгородом, во Владимирской и Ярославской губерниях. В первые годы деятельности Общества от него в дар поступило 148 монет времени Ивана Грозного, обнаруженных в Калужской губернии, а в 1853 г. - 156 серебряных джучидских монет из числа найденных в Александровском уезде Екатеринославской губернии (7).

Николай I в 1847 г. подарил гривну-слиток (рубль), который был найден при археологических раскопках в Саратовской губернии. От Вел. кн. Марии Николаевны, дочери Николая I и супруги президента Общества герцога Максимилиана Лейхтенбергского, поступило 470 монет (70 греческих и 400 римских), среди которых были редкие экземпляры (дидрахма Посидонии, несколько тетрадрахм Филиппа II Македонского, денарии императоров Юлиана II, Валенса и др.), а также 78 восточных монет (8). Наместник и главнокомандующий войсками на Кавказе граф Михаил Семенович Воронцов (1782-1856) - передал в 1847 г. две золотые пантикапейские монеты. Я. Я. Рейхель подарил два подлинных штемпеля русских медалей: на основание католической церкви в Санкт-Петербурге и на основание госпиталя в Москве (9).

Среди дарителей был также гр. С.С. Уваров, который пожертвовал Обществу 74 серебряных и медных золотордынских монет (10). Известный собиратель купец С.А. Еремеев, комиссионер Императорской Публичной библиотеки, передал 217 русских серебряных и медных монет удельного и царского периода. В 1847 г. член Общества З.Ф. Леонтьевский подарил 26 китайских, корейских и японских монет. В 1853 г. министр государственных имуществ гр. П.Д. Киселев передал в РАО 993 западноевропейских монет и медалей, найденных в конфискованном имении гр. Чацкого в Волынской губ. От Л.В. Станцани в 1858 г. поступило 29 папских и 47 восточных монет (11).

В некоторых случаях РАО покупало нумизматический материал. Так в 1848 г. был приобретен клад золотоордынских монет в количестве 419 экз., который был найден И. Пановым в Елецком округе Орловской губ. При посредстве гр. С.С. Уварова были куплены 241 серебряные монеты Золотой Орды из клада, обнаруженного в д. Ключевке Бузулукского округа Оренбургской губ (12).

На одном из заседаний секретарь Отделения русской и славянской археологии Иван Петрович Сахаров (1807-1863) поставил перед РАО задачу собрать как можно больше сведений об археологических находках в провинции. По его словам, для этого нужно было привлечь не только частных коллекционеров, но избрать на местах губернских уполномоченных и разослать им инструкции по собиранию древностей. В 1859 г. в связи со строительством в России железных дорог РАО обратилось в Главное управление путей сообщения и Главное общество Российских железных дорог с просьбой присылать сведения о кладах, найденных во время строительных работ.

В 1860 г. полковник Х.Я. Лазарев передал в Общество 83 русских и восточных монет и медалей, среди которых было 12 золотых, 44 серебряных и 27 медных. В 1862 г. П.И. Гундобин пожертвовал 250 русских и западноевропейских монет. В этом же году академики живописи Санкт-Петербургской Академии художеств, братья Григорий и Никанор Чернецовы представили в Общество коллекцию восточных монет, которую они собрали в 1838 г. во время своего путешествия по Волге.

Музей древностей год от года пополнялся новыми памятниками. Наиболее интересные из них вводились в научный оборот и публиковались в трудах Общества. Однако этот материал помимо исследования, требовал учета и хранения. Вначале заведование Музеем лежало на секретаре Общества по русской переписке Иване Алексеевиче Бартоломее, а с 1849 по 1851 гг. сменившем его Павле Степановиче Савельеве. В 1851 г. была создана специальная Комиссия по приему бумаг и вещей от П.С. Савельева, в которую вошли П.И. Демезон, И.П. Сахаров и П.И. Савваитов. Они обнаружили, что Музей не имел книги поступлений и описей вещей, поэтому им пришлось на основании протоколов РАО составить краткую опись предметов и сверить ее с находящимися в Музее памятниками. Проверив Музей, Комиссия нашла его состояние неудовлетворительным (13). Она рекомендовала в будущем тщательно разобрать и систематизировать уже имеющийся археологический и нумизматический материал, а также своевременно регистрировать новые поступления с кратким их описанием. На тот момент нумизматический раздел включал около 2400 монет и медалей. Из них лишь часть коллекции восточных монет была приведена в порядок П.С. Савельевым, который их определял.

В связи с учреждением должности библиотекаря в 1851 г., было решено передать Музей древностей в его ведение, однако, для библиотекаря это была дополнительная нагрузка, что не всегда положительно сказывалось на состоянии Музея. В 1859 г. член РАО, филолог, востоковед и нумизмат Владимир Густавович Тизенгаузен (1825-1902) предложил безвозмездно свои услуги по устройству Музея и продолжению работы по определению восточных монет, начатую ранее П.С. Савельевым. При передаче В.Г. Тизенгаузену на хранение нумизматической коллекции была обнаружена пропажа двух золотых пантикапейских монет, подаренных в 1847 г. гр. М.В. Воронцовым. С 1861 г. В.Г. Тизенгаузен начинает работать в Императорской Археологической комиссии, и вскоре покидает должность хранителя Музея древностей РАО.

В 1864 г. на одном из заседаний Общества его секретарь В.В. Вельяминов-Зернов предложил археологу и исследователю русской метрологии и нумизматики Дмитрию Ивановичу Прозоровскому (1820-1894) принять на себя хранение Музея и составить каталог русских монет (14). Предложение было принято. Д.И. Прозоровский очень подробно ознакомился с коллекциями Общества. В марте 1865 г. он подал докладную записку в общее собрание РАО, в которой подробно изложил состояние Музея древностей и выдвинул ряд предложений по дальнейшей обработке памятников (15). Эти предложения затем вошли в Постановление о Музее Общества.

Д.И. Прозоровский считал, что собрание древностей не может быть только художественным и не может служить только для удовольствия любителей истории. Оно должно иметь специальные ученые цели и стремиться с развитием самой науки к установлению и расширению критического взгляда на древности (16). В то же время автор отметил, что музей должен принимать меры для учета и хранения своего материала и «содержать его с таким устройством, чтобы необходимые в нем предметы были всегда на виду, чтобы каждая вещь занимала свое место и, в случае надобности, могла быть тотчас отыскана» (17).

Отныне учету подлежали все вещи, вновь поступившие, выбывшие или взятые временно для работы. Д.И. Прозоровский составил книгу поступлений, началом которой послужили списки, сделанные ранее В.Г. Тизенгаузеном. В книге указывалось время поступления памятника, имя владельца или место находки, а также номер вещи по каталогу. Д.И. Прозоровский составил систематический каталог всех предметов музея, кроме нумизматики, разделив их на 10 групп.

Работая над научной систематизаций нумизматической коллекции, Д.И. Прозоровский расположил монеты и медали по странам, а внутри каждой страны в исторической последовательности. Некоторые медали были отделены от государственных и помещены в конце каждой страны по принадлежности к времени чекана. Далее монеты группировались по годам и металлу, от крупного номинала к мелкому. Лучшие из них были разложены в витрины, а монеты плохой сохранности и не представлявшие научной ценности, предложены к переплавке, дубли монет - к обмену. Работая с русской частью коллекции, Д.И. Прозоровский выяснил, что в ней слабо представлен современный материал, и Общество приняло решение выделять для этого средства.

Теперь все монеты и медали подлежали обязательному взвешиванию и обмеру. Д.И. Прозоровский отметил, что только C. Шодуар и Я.Я. Рейхель, публикуя свои коллекции, давали сведения о весе и размере монет и медалей. Д.И. Прозоровский составил нумизматическую картотеку с указанием номера каждой вещи. Отдельно существовала книга для монет, отправляемых для опробирования на Санкт-Петербургский монетный двор, и книга предметов, выдаваемых временно исследователям для научной обработки. Предметы выдавались не более чем на полгода, а в особых случаях - на год (18). Однако исследователи иногда забывали вовремя вернуть материал, поэтому вскоре сроки выдачи предметов были сокращены до трех месяцев.

В конце 1850-х и в 1860-е гг. проводилась работа по составлению и публикации каталогов нумизматического собрания РАО. Для описания античных монет Общество обратилось к А. И. Гримму (1819-1884) - в то время хранителю академического Минцкабинета (19), который параллельно работал над каталогом римских монет Эрмитажа (20). В 1861 г. Гримм написал каталог по древнегреческим и римским монетам РАО, который включал 194 памятника.

Западноевропейский нумизматический материал был подготовлен к изданию сотрудником Публичной библиотеки Карлом Карловичем Боасом (1825-1895). К.К. Боас был высокообразованным человеком, знал несколько иностранных языков, увлекался нумизматикой. Однако, по словам Д.И. Прозоровского, его каталог, изданный в 1864 г., имел ряд недостатков: он был составлен не в хронологической последовательности, а по алфавиту стран. Внутри страны материал разбивался на группы под заголовками: правители, знаменитые люди, полководцы, государственные мужи, кардиналы и духовные лица и т.п. В описании памятников не указывался их вес и размер (21). Поэтому Д.И. Прозоровский сделал дополнение к каталогу К.К. Боаса, снабдив его хронологическим указателем, таблицей металлов и списком штемпелей. После этого он приступил к написанию каталога русских монет, который был опубликован в 1865 году (22). Более полный каталог, включавший помимо монет и медали, был издан в 1868 г. (23). Д.И. Прозоровский начал публикацию монет Древнего мира, Византии и Западной Европы, но, в связи с решением РАО включить эти монеты в общую опись, их издание было приостановлено. Вначале каталоги публиковались в трудах Общества, а затем некоторые из них выпускались отдельно.

Дмитрий Иванович Прозоровский приложил немало труда в работе над нумизматической коллекцией Общества. К 1870 г. она была приведена в порядок. Эти годы стали наиболее плодотворными в научной и хранительской деятельности Музея. РАО на базе своих коллекций решило открыть Публичный музей Археологического Общества и обратилось в Министерство внутренних дел с просьбой предоставить для музея 3-4 комнаты в здании ему подведомственном. Но этот вопрос так и не был решен положительно.

Вначале заседания Общества проходили во дворце его председателя герцога Максимилиана Лейхтенбергского, здесь же хранились и коллекции РАО. После кончины герцога в 1852 г. председателем Общества был избран Вел. кн. Константин Николаевич (1827-1892). С 1853 г. РАО арендует за 600 рублей в год помещение в Румянцевском музее, куда был перевезен и Музей древностей. Проблема помещения для Музея Общества всегда была актуальной, т. к. его коллекции продолжали расти, а места им не хватало.

В 1867 г. в Общество приобрело серебряные монеты вместе с предметами украшений из клада, найденного недалеко от д. Гнездово Смоленской губ, предположительно, при строительстве железной дороги (24). Это было первое свидетельство о древностях, которое обратило внимание археологов на курганы в окрестностях д. Гнездово. В последующие годы при систематических раскопках одного из крупнейших археологических комплексов домонгольской Руси - «Гнездово», было выявлено более 4000 курганов, городище и огромное открытое поселение, которые дали богатый и разнообразный материал для исследователей и привели к важным научным открытиям (25_. РАО, понимая огромное значение поступивших в 1867 г. предметов из Гнездовского клада, в 1870 г. решило передать их в дар Эрмитажу (26).

В разные годы от ИАК в РАО поступило несколько монетных кладов, от которых отказался Эрмитаж, как не представлявших для него интереса (27). В 1871 г. ИАК передала 155 серебряных куфических монет, в 1884 г. - серебряный слиток из числа 72, найденных в мае 1882 г. в Казанской губ. В 1886 г. в РАО от Археологической комиссии поступил клад русских монет XVI в., найденный в Гдовском уезде Петербургской губ., и 171 экз. серебряных восточных монет из клада, обнаруженного в Эриванской губ. (28).

Музей древностей продолжал пополняться коллекциями или отдельными памятниками, приобретенными или полученными в дар от частных лиц. В 1868 г. А.И. Артемьев передал 10 литых чугунных медалей польских королей. От Е.М. Меркуловой в 1873 г. поступила коллекцию монет и медалей в количестве 600 экз. В 1872 г. управляющий Восточным отделением РАО, проф. Петербургского университета Василий Васильевич Григорьев (1816-1881) преподнес в дар Обществу 89 золотых, серебряных и медных монет императорского периода (от Елизаветы до Александра II).

В 1882 г. РАО получило нумизматическое собрание скончавшегося Петербурге известного библиофила, основателя первой публичной библиотеки в Ярославской губернии Федора Константиновича Опочинина (1846-1881).

Значительной была коллекция монет начальника Русской духовной миссии в Иерусалиме, архимандрита Антонина (в миру Андрей Иванович Капустин (1817-1894), судьба которого «была тесно связана со служением православия в Греции и на Ближнем Востоке, где он все свободное время посвятил изучению раннехристианской истории и археологии, собирал памятники древности и монеты» (29). В 1878 г. он передал Обществу 60 драхм Александра Македонского. Позже, ознакомившись с опубликованной Д.И. Прозоровским в 1880 г. «Описью древних греческих и римских монет Минцкабинета РАО» (30), Антонин в январе 1883 г. обратился к секретарю Общества И.В. Помяловскому с просьбой принять от него в дар коллекцию древних монет. В мае он отправил с едущим в Россию врачом ящик с аккуратно уложенными монетами - «еврейскими, эллинскими, римско-византийскими и другими» (31). К каждому памятнику прилагалась этикетка - «билетик» - с его атрибуцией (32). К сожалению, в Одессе при таможенном осмотре монеты были перемешаны, этикетки разрознены, и в таком виде несколько сот монет поступило в РАО (33).

Коллекция Общества в 1886 г. пополнилась собранием монет умершего в Кишиневе члена Одесского общества истории и древностей Александра Моисеевича Ямковского (1828-1885). Он был полковником, участвовал в войне русско-турецкой (1877-1878).

Свободное время А.М. Ямковский посвятил археологии и нумизматике. Он интересовался как русскими, так и западноевропейскими монетами и медалями, и за свою жизнь собрал богатейшую коллекцию, которая, по воспоминаниям современников, обращала на себя внимание всех любителей древностей. Западноевропейскую часть A.М. Ямковский при жизни подарил Новороссийскому университету, а русская часть в количестве 788 монет, медалей и жетонов, а также 42 восточных монет, по завещанию владельца были переданы Обществу его сестрой Анной Моисеевной Ямковской. К русской части коллекции прилагался рукописный каталог, составленный самим А.М. Ямковским. Он состоял из двух разделов. В первый раздел вошло 766 монет XV-XIX вв., начиная с великого княжества Московского. Второй раздел включал медали и жетоны с 1730 г. (34).

Нумизматическое собрание РАО активно пополнялось восточными монетами.

В разные годы (1882, 1883, 1891) от А.Т. Соловьева поступило около 400 монет, найденных в Казанском и Спасском уездах. В 1888 г. А.И. Савельев передал Обществу коллекцию восточных монет. РАО поддерживало тесную связь с российскими консулами в других странах. По просьбе Общества, они присылали сведения о древних памятниках той или иной страны, где жили. Некоторые из них доставляли в РАО собранные ими коллекции вещественных, письменных, археологических и нумизматических материалов, которые иногда были единственными источниками по истории какоголибо малодоступного в то время региона. К таким дипломатам относился Николай Федорович Петровский (1837-1908), который был археологом, историком, востоковедом и исследователем Средней Азии. Будучи с 1882 по 1903 гг. консулом в Кашгаре, ему, как представителю Российской империи в Западном и Восточном Туркестане, удалось не только достичь укрепления позиций России в этом сложном регионе, но и способствовать развертыванию здесь археографических изысканий. По просьбе РАО, он собирал сведения о наличии буддистских храмов в Кашгаре. Общество обратилось к нему с предложением о содействии в организации научной экспедиции РАО в Центральную Азию, и получило поддержку. В 1890 г. Н.Ф. Петровский доставил в Общество собранную им коллекцию восточных монет, а в 1892-1893 гг. переслал более 100 листов и фрагментов рукописей, приобретенных у местных жителей (35).

E.Ф. Каль (1861-1891) пожертвовал в РАО коллекцию восточных монет, которую он собрал в Средней Азии. Она состояла из 2 золотых, 191 серебряных и 186 медных монет (36).

 Другой известный русский дипломат Иван Степанович Ястребов (1839-1894), который был российским консулом в Призрене (Косово и Митохия), глубоко интересовался бытом тех народностей, среди которых жил. В этом ему помогало знание турецкого, греческого, сербского и болгарского языков. Итогом изучения и исследования славянской этнографии и литературы стал его капитальный труд «Обычаи и песни турецких сербов в Призрене, Ипеке, Мораве и Дабре» (СПб, 1886, дополненное издание вышло в 1889). В 1880 г. И.С. Ястребов прислал в РАО сербские и болгарские монеты.

У смоленского губернатора в разные годы было куплено три клада старинных русских серебряных монет: в 1873 г. за 100 руб. приобретен клад, включавший 1753 монеты, которые были найдены в д. Галашиной Ельнинского уезда; в 1875 г. поступило 240 монет, обнаруженных в с. Рахове Краснинского уезда, и 1150 монет, найденных в д. Вахрамчевой Вяземского уезда (37). Но однажды РАО не смогло уплатить смоленскому губернатору названную им сумму, и он перестал предлагать Обществу клады.

В 1891 г. Д.И. Прозоровский в связи с болезнью оставил пост хранителя Музея. Его сменил Владимир Георгиевич Бок (1850-1899), который в Эрмитаже был хранителем отделения средних веков и эпохи Возрождения, крупным специалистом по археологии христианского Египта. Но Бок не был нумизматом. Он не раз предлагал Обществу взять специалиста для работы с монетами и медалями. Однако у Музея древностей не было своего постоянного помещения. Оплата аренды ранее занимаемого Обществом помещения в Румянцевском музее оказалась дорогой, и РАО вынуждено было от него отказаться. Через своего председателя Вел. кн. Константина Николаевича оно обратилось к Императору о выделении нового помещения для заседаний и хранения коллекций. Вскоре РАО были предоставлены комнаты на верхнем этаже дома, который принадлежал 2-му отделению Собственной Его Императорского Величества Канцелярии. В этом доме Общество находилось до 1886 г., - из-за тяжести коллекций и библиотеки в доме прогнулись балки потолка, который мог в любой момент рухнуть. Помощник председателя РАО А.Ф. Бычков обратился к министру народного просвещения о предоставлении Обществу другого помещения. Их переписка затянулась на долгие годы. Музей древностей вынужден был переезжать из одного места в другое. Его коллекции были упакованы в ящики, новые поступления оставались в пакетах и связках. Некоторые члены РАО хранили часть археологического материала у себя дома. (гр. А.А. Бобринский).

 К этому времени нумизматические каталоги РАО, изданные в 1860-е гг., устарели, т.к. не включали новый материал. В 1892 г. Ревизионная комиссия, проверив Музей, указала на то, что инвентаризация памятников давно не проводилась, и признала состояние Музея и его Минцкабинета неудовлетворительным. Из-за отсутствия постоянного помещения для хранения Комиссия предложила передать памятники, обнаруженные при раскопках, в ИАК, а нумизматический материал в другие учреждения, например в Эрмитаж или Исторический музей. Но Совет Общества отверг последнее предложение, т.к. большая часть монет и медалей была РАО пожертвована.

B 1892 г. председателем РАО стал Вел. кн. Константин Константинович (1858-1915). В 1894 г. Обществу была выделена квартира в отдельном доме, принадлежавшем Государственной канцелярии Государственного Совета. Часть помещения предназначалась для проведения заседаний, а другая часть - для хранения музейных коллекций, библиотеки, архива и изданий РАО.

После кончины В.Г. Бока в 1899 г. Музеем древностей временно заведовал член РАО, преподаватель Санкт-Петербургского университета, антиковед Сергей Александрович Жебелев (1867-1941). В 1900 г. на эту должность был избран известный египтолог, профессор Борис Александрович Тураев (1868-1920), который приступил к инвентаризации и описанию материала (38), кроме монет и медалей. В 1904 г. при Обществе создается специальное Нумизматическое отделение (НО). Его управляющим становится Вел. кн Георгий Михайлович (1863-1919). Многие члены НО служили в Эрмитаже и сочетали свою практическую работу в музее с научной деятельностью в РАО: А.К. Марков, А.А. Ильин, С.А. Гамалов-Чураев, Н.П. Бауер, А.А. Сиверс, А.Н. Зограф, Р.Р. Фасмер и др. (39).

На одном из заседаний Нумизматического отделения в 1905 г. специалист по русской и византийской нумизматике, владелец богатейшей коллекции монет и медалей гр. Иван Иванович Толстой (1858-1916) поставил вопрос о приведении в порядок нумизматического собрания Общества (40_. В связи с этим была создана комиссия, в которую вошли: А.А. Ильин - специалист по русской нумизматике, Е.М. Придик - по классической и А.К. Марков - по восточной. Алексей Константинович Марков (1858-1920) вел описание восточной части коллекции Общества с 1890-хгг. Константин Адольфович Иелита фон Вольский (1850 - после 1917) приступил к работе с русскими монетами.

В помещении, которое занимало РАО, вскоре начался ремонт, и памятники вновь стали недоступны для обработки и изучения. Новые поступления продолжали поступать в коллекцию, но работа по их учету не проводилась.

В 1907 г. на заседании общего собрания РАО Б. А. Тураев предложил избрать нового хранителя Музея, специалиста, который смог бы привести Музей в порядок и издать систематическое описание его предметов и коллекций. Новым хранителем был избран Александр Андреевич Спицын (1858-1931), который занимался первобытной археологией (41).

A.А. Спицын активно включился в работу по переустройству Музея в целом. При содействии государственного секретаря бар. Икскуль фон Гильденбрандта старая квартира РАО вскоре была отремонтирована за счет Государственной канцелярии. Музей получил три комнаты, одна из которых предназначалась для хранения нумизматического материала. Для размещения памятников А.А. Спицын заказал специальные шкафы. Он приступил к систематизации музейного собрания. Все древности были разделены на группы по культурам, народностям, областям. В 1908 г. А.А. Спицын составил краткий каталог Музея, который состоял из 18 разделов. Всего по каталогу числилось 114 коллекций. Постепенно Музей стал доступен для посетителей, среди которых были не только члены Общества, но и сторонние исследователи и студенты.

K.А. Иелита фон Вольский продолжил работу с нумизматической коллекцией. Он привел в порядок материал императорского периода, который заинвентаризировал и разложил в витринах. Те памятники, которые не вошли ранее в каталог Д.И. Прозоровского (со времени правления Александра I), - были пересняты и включены в отдельный список. В 1911 г. Нумизматическое отделение на своем заседании отметило большую работу, проведенную К.А. Иелитой фон Вольским, но выразило сожаление, что не предупредило его при систематизации материала не нарушать целостность коллекций дарителей (42). В этом же году одним из женских монастырей было пожертвовано РАО около 3000 монет, которые составляли клады или отдельные группы древнегреческих монет (43).

После избрания в 1915 г. Вел. кн. Георгия Михайловича председателем РАО, во главе Нумизматического отделения в 1916 г. становится Алексей Алексеевич Ильин (1857-1942). Дальнейшие события в России оказали влияние, как на научную деятельность Общества, так и на его численный состав. После февраля 1917 г. РАО не проводило своих заседаний. Они возобновились только в 1918 г. После октябрьской революции научные общества, которые хотели продолжить свою деятельность, были под пристальным вниманием органов власти, особенно те из них, которые ранее носили титул «Императорские». В последующие годы создается сеть научно-исследовательских учреждений. Именно они были призваны обеспечить широкое и планомерное развитие исторической науки в стране, которое соответствовало бы новым требованиям жизни. На базе бывшей Императорской Археологической комиссии, которая после революции была переименована в Российскую Государственную Археологическую комиссию, создается Российская Академия истории материальной культуры (РАИМК, в 1926 позже переименованная в ГАИМК), в которой открывается секция нумизматики и глиптики. В ней стали работать некоторые члены бывшей Археологической комиссии и Русского археологического общества. В конце 1918 г. РАО, а с 1919 г. его Нумизматическое отделение возобновили свою деятельность (44), и проводили заседания в помещении РАИМК, где также хранились коллекции Общества. В эти годы членский состав РАО сократился. Общество лишилось своего капитала и не имело средств на комплектование коллекций, с 1918 г. пожертвования тоже не поступали. Прежний материал Музея древностей был не разобран, работа по его учету и хранению не проводилась. С созданием РАИМК Общество по некоторым научным темам стало дублировать работу Академии. 17 июля 1924 г. ученый секретарь РАИМК отправил в ВЦИК письмо с сообщением о прекращении деятельности Русского археологического общества (45). Библиотека и архив РАО были переданы в РАИМК (46), Музей древностей в январе 1923 г. поступил в Эрмитаж (47) т.е. за год до закрытия Общества.

С 1918 по 1920-е гг. вышло ряд постановлений, после которых началась крупномасштабная конфискация и национализация памятников культуры и искусства у частных лиц, обществ, учреждений и церкви, которые в большом количестве поступали в государственные музеи страны. Не был исключением и Музей древностей РАО. Для его передачи в Эрмитаж памятники были упакованы в 22 ящика и 40 корзин, к которым прилагался краткий каталог по всем коллекциям Музея, изданный Спицыным в 1908 г., и каталог Д.И. Прозоровского по русским монетам и медалям, опубликованный в 1868 г. (48) Нумизматическая коллекция Общества к тому времени насчитывала около 17 тысяч монет и медалей.

В начале января 1923 г. для приема коллекций РАО в Эрмитаже была создана специальная комиссия, в состав которой вошли и члены Общества - И.А. Орбели и А. Н. Зограф (49).

В отдел нумизматики монеты и медали РАО поступала частями с 1923 по 1929 год в порядке передачи из других отделов Эрмитажа, поделивших между собой Музей Общества (50). Постепенно материал был распределен по хранениям. Среди них были большие группы монет, найденных во время раскопок ИАК в 1890-е гг. XIX в., в Херсонесе, в числе которых насчитывалось более 400 экземпляров византийских и херсоно-византийских выпусков (51). Коллекция РАО также дала заметное пополнение для восточного собрания и коллекций слитков и ефимков (52). Как говорилось ранее, большая часть нумизматического материала Общества состояла из пожертвований, поэтому в нем было много дублетов, которые перешли в дублетный фонд Эрмитажа. Позже материал этого фонда передавался другим музеям или служил в качестве обмена для пополнения монет и медалей основного собрания отдела нумизматики.

Нумизматическая коллекция Русского археологического общества, поступив в Эрмитаж, потеряла свою самостоятельность. Однако теперь ее памятники, влившись в систематическое собрание музея, стали неотъемлемой частью уже его истории - истории Государственного Эрмитажа.

Список сокращений:
Архив ГЭ - Архив Государственного Эрмитажа
ГАИМК - Государственная Академия истории материальной культуры
ГИМ - Государственный Исторический музей
ЗАНО - Записки Археологическо-нумизматического общества
ЗРАО - Записки Русского археологического общества
ИАК - Императорская Археологическая комиссия
ИРАО - Известия Русского археологического общества
Кабинет ЕИВ - Кабинет Его Императорского Величества
НиЭ - Нумизматика и эпиграфика
РАИМК - Российская Академия истории материальной культуры
РА ИИМК - Рукописный архив Института истории материальной культуры
РАО - Русское археологическое общество

__________
1. Веселовский Н.И. История Императорского Русского археологического общества за первое пятидесятилетие его существования. 1846-1896. СПб., 1900. С. 21
2. После кончины Я.Я. Рейхеля в 1856 г. его основное собрание монет и медалей было приобретено Эрмитажем у наследников владельца в 1857-1858 гг. (Лепехина Е.В. К истории нумизматического собрания Эрмитажа. 1764-1941 //Минцкабинет в Новом Эрмитаже. 150 лет Новому Эрмитажу. Каталог выставки. СПб,, 2002. С. 18); Гинзбург Г.И. Я.Я. Рейхель и каталог его коллекции //Нумизматика в Эрмитаже. Л.,1987. С. 10-18.
3. Веселовский Н.И. Указ. соч. С.16-40; Спасский И.Г. Нумизматика в Эрмитаже. Очерк истории Минцкабинета - Отдела нумизматики //НиЭ. М., 1970. T. VIII. C. 123-124.
4. ЗРАО. СПб., 1850. Т. II. Вып.1. С.4.
5. Гурулева В.В. Византийские монеты из раскопок в Херсонесе в собрании Эрмитажа: история формирования коллекции // Могилянскі читания. 2006. Збірник наукових праць. Київ, 2007. С. 226.
6. Тункина И.В. Русская наука о классических древностях юга России. (XVIII середина XIX в.). СПб., 2002. С. 254.
7. После смерти Л.А. Перовского в 1856 г. его коллекция античных монет была приобретена Эрмитажем в 1857 г. у сына владельца (Спасский И.Г. Указ. соч.
C.161). 
8. Веселовский Н.И. Указ. соч. С 326.
9. ЗАНО, 1847. Т. I. С. 57.
10. ЗАНО, 1847. Т. I. С. 119.
11. Веселовский Н.И. Указ. соч. С. 328.
12. Веселовский Н.И. Указ. соч. С 336.
13. РА ИИМК. Ф. 3. Оп. 1. Ед. хр. 63. Л. 2об.
14. А ИИМК. Ф. 3. Оп. 1. Ед. хр. 3. Л. 7.
15. РА ИИМК. Ф. 3. Оп. 1. Ед. хр. 3. Л. 8.
16. РА ИИМК. Ф. 3. Оп. 1. Ед. хр. 3. Л. 8 об.
17. РА ИИМК. Ф. 3. Оп. 1. Ед. хр. 3. Л. 10.
18. РА ИИМК. Ф. 3. Оп. 1. Ед. хр. 3. Л. 11-12.
19. Гримм А.И. Минц-кабинет //Очерк истории музеев Имп. Академии наук. СПб, 1865. С. 87-88.
20. А.И. Гримм начал работу над каталогом римских монет Эрмитажа в 1859 г. и к 1862 г. написал 10 томов (Спасский И.Г. Указ. соч. С. 158). В 1860 г.
A.И. Гримм становится хранителем коллекции западноевропейских монет и медалей Эрмитажа, но продолжает заниматься античной нумизматикой и служить в Академии наук. (Лепехина Е.В. Указ. соч. С. 23).
21. . Боас. Каталог европейских медалей и монет, хранящихся в музее Императорского русского археологического общества. СПб., 1864.
22. Прозоровский Д.И. Каталог русским монетам, хранящимся в музее Имп. Русского археологического общества // ИРАО. СПб., 1865. Т. V. Вып. 6.
23. Прозоровский Д.И. Полный каталог русским медалям и монетам, хранящимся в музее Имп. Русского археологического общества //ИРАО. СПб., 1868. Т. VI. Отд. I. Вып. 3. С. 103-220 ; Он же. Приписка к каталогу монет и медалей Имп. Русского археологического общества //ИРАО. СПб., 1868. Т VI. Вып.3. С. 266-310 ; Он же. Дополнение к каталогу медалям и монетам, хранящимся в Минцкабинете Имп. Русского археологического общества // ИРАО. СПб., 1868. Т. VI. Вып. 3. С. 521-600.
24. Авдусин Д.А. Главы монографии «Гнездово» (1992-1993). Обзор местоположения // Гнездовский могильник. Археологические раскопки 18741901 гг. (по материалам ГИМ) Ч. I. Труды ГИМ. Памятники культуры. Вып. ХХХVI. M., 1999. C. 12.
25. В 1881 г. один из выдающихся русских археологов В.И. Сизов начал многолетние систематические раскопки и исследования Гнездовских курганов, которые легли в основу древнерусских археологических коллекций Государственного Исторического музея. Именно в ГИМе сосредоточена значительная часть находок из Гнездова (Авдусин Д.А. Указ. соч. С. 13).
26. 26 Веселовский Н.И. Указ. соч. С. 355.
27.  учреждением в 1859 г. Императорской Археологической комиссии Эрмитажу было дано право первому отбирать для своих коллекций памятники, поступившие в ИАК.
28. Веселовский Н.И. Указ. соч. С. 333.
29. Гурулева В.В. Русские коллекционеры памятников нумизматики на Православном Востоке (вторая половина XIX - начало XХ века) // Пилигримы. Историко-культурная роль паломничества. Сборник научных трудов. СПб., 2001. С. 168.
30. Прозоровский Д.И. Опись древних греческих и римских монет, хранящихся в мюнцкабинете Императорского Русского Археологического общества // ИРАО. Т. IX. СПб.,1880. С. 140-180.
31. Гурулева В.В. Русские коллекционеры…С. 168.
32. Гурулева В.В. Вклад архимандрита Антонина (А.И. Капустина) в формирование коллекции Киевского церковно-археологического музея Могилянські читания 2002. Збірник наукових праць. Київ, 2003. С. 156. 
33. Гурулева В.В. Русские коллекционеры…С. 168.
34. РА ИИМК. Ф.З. Оп. 1. Ед. хр. 173. Л. 1-4; Прозоровский Д.И. Собрание монет и медалей покойного А.М. Ямковского //ЗРАО. СПб., 1886-1887. Т. III.
C. 203-210.
35. Бухерт В.Г. «…И его русский портрет» // Петровский Н.Ф. Туркестанские письма. М.,2010. С.20.
36. Спасский И.Г. Указ. соч. С. 181.
37. Веселовский Н.И. Указ. соч. С. 336.
38. РА ИИМК. Ф. 3. Оп. 1. Ед. хр. 63. Л. 164.
39. В те годы научная деятельность в музеях не проводилась.
40. РА ИИМК. Ф. 3. Оп. 1. Ед. хр. 453. Л. 5-6.
41. Протоколы общих собраний Русского археологического общества за 1899-1908 гг. СПб., 1915. С. 284
42. РА ИИМК. Ф. 3. Оп. 1. Ед. хр. 453. Л. 50 об.; Подробнее о К.А. Иелите фон Вольском см.: Зверев С.В. Русские нумизматы конца XIX - начала XX в.: К.А. Иелита фон Вольский (1850-после 1917) // Петербургский коллекционер, 2012. № 5. С. 22-23.
43. РА ИИМК. Ф. 3. Оп. 1. Ед. хр. 453. Л. 53.
44. РА ИИМК Ф.3. Оп.1. Ед. хр. 404. Л. 228.
45. РА ИИМК. Ф. 2 Оп.2. Ед. хр. 75. Л. 5.
46. РА ИИМК. Ф. 2. Оп. 2. Ед. хр. 75. Л. 6.
47. РА ИИМК. Ф. 2. Оп. 2. Ед. хр. 75. Л. 7.
48. Архив ГЭ. Ф. 1. Оп. 5. Ед. хр. 1197. Л. 2.
49. Архив ГЭ. Ф. 1. Оп. 5. Ед. хр. 1197. Л. 1.
50. Архив ГЭ. Ф. 1. Оп. 5. Ед. хр. 1197. Л. 58; Спасский И.Г. Указ. соч. С. 210.
51. Гурулева В.В. Византийские монеты… С. 226. 
52. Спасский И.Г. Указ соч. С. 210.
[DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] => Важнейшими центрами исторической науки в дореволюционной России наряду с Академией наук и университетами были научно-исторические общества. Создание ученого общества, деятельность которого была бы в значительной мере связана с нумизматикой, принадлежит Петербургу. В 1846 г. небольшой кружок нумизматов и археологов, куда входили крупнейшие знатоки древностей (Б.В. Кёне, И.А. Бартоломей, кн. М.П. Баратаев, П.И. Сабатье, Я.Я. Рейхель и др.), явился учредителем Археологическо-нумизматического общества (АНО). Причиной возникновения такого объединения стало то, что Петербург был не только крупным государственным административным центром, но и научным. Музеи, университет, Академия наук, высшие учебные заведения способствовали развитию науки быстрее, чем где-либо. Именно здесь сосредоточились крупные научные силы по разным областям знаний, именно сюда стекались древности со всей России. [~PREVIEW_TEXT] => Важнейшими центрами исторической науки в дореволюционной России наряду с Академией наук и университетами были научно-исторические общества. Создание ученого общества, деятельность которого была бы в значительной мере связана с нумизматикой, принадлежит Петербургу. В 1846 г. небольшой кружок нумизматов и археологов, куда входили крупнейшие знатоки древностей (Б.В. Кёне, И.А. Бартоломей, кн. М.П. Баратаев, П.И. Сабатье, Я.Я. Рейхель и др.), явился учредителем Археологическо-нумизматического общества (АНО). Причиной возникновения такого объединения стало то, что Петербург был не только крупным государственным административным центром, но и научным. Музеи, университет, Академия наук, высшие учебные заведения способствовали развитию науки быстрее, чем где-либо. Именно здесь сосредоточились крупные научные силы по разным областям знаний, именно сюда стекались древности со всей России. [PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_PICTURE] => Array ( [ID] => 2272996 [TIMESTAMP_X] => 11.11.2023 00:39:12 [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 100 [WIDTH] => 99 [FILE_SIZE] => 7641 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/14f/d7midw2z0hoehhuify1jskiteolhil9n [FILE_NAME] => RAO.jpg [ORIGINAL_NAME] => РАО.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => 888bae57ffebbdb5e0ad8c672a6518aa [VERSION_ORIGINAL_ID] => [META] => [SRC] => /upload/iblock/14f/d7midw2z0hoehhuify1jskiteolhil9n/RAO.jpg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/14f/d7midw2z0hoehhuify1jskiteolhil9n/RAO.jpg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/14f/d7midw2z0hoehhuify1jskiteolhil9n/RAO.jpg [ALT] => Заворотная Л.А. "Из истории нумизматической коллекции Императорского Русского археологического общества. 1845-1924". [TITLE] => Заворотная Л.А. "Из истории нумизматической коллекции Императорского Русского археологического общества. 1845-1924". ) [~PREVIEW_PICTURE] => 2272996 [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [CODE] => [~CODE] => [EXTERNAL_ID] => 229175 [~EXTERNAL_ID] => 229175 [IBLOCK_TYPE_ID] => st [~IBLOCK_TYPE_ID] => st [IBLOCK_CODE] => library [~IBLOCK_CODE] => library [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [LID] => s1 [~LID] => s1 [EDIT_LINK] => [DELETE_LINK] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => [FIELDS] => Array ( [SHOW_COUNTER] => 203 ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( ) [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) ) [2] => Array ( [SHOW_COUNTER] => 168 [~SHOW_COUNTER] => 168 [ID] => 226485 [~ID] => 226485 [IBLOCK_ID] => 6 [~IBLOCK_ID] => 6 [IBLOCK_SECTION_ID] => [~IBLOCK_SECTION_ID] => [NAME] => Сотникова М.П. ""Русская монета система" в переписке И.Г. Спасского". [~NAME] => Сотникова М.П. ""Русская монета система" в переписке И.Г. Спасского". [ACTIVE_FROM] => [~ACTIVE_FROM] => [TIMESTAMP_X] => 11.09.2023 15:55:09 [~TIMESTAMP_X] => 11.09.2023 15:55:09 [DETAIL_PAGE_URL] => /lib/226485/ [~DETAIL_PAGE_URL] => /lib/226485/ [LIST_PAGE_URL] => /lib/index.php?ID=6 [~LIST_PAGE_URL] => /lib/index.php?ID=6 [DETAIL_TEXT] => Слава И.Г. Спасского как «главного нумизмата» СССР, превратившаяся через несколько лет в славу одного «из наиболее известных нумизматов мира, западного и восточного» (1) возникла после выпуска в свет в конце 1957 г. Государственным учебно-педагогическим издательством Министерства Просвещения РСФСР в качестве пособия для учителя его книги «Русская монетная система» (2) (далее - «Рмс»). Уже в январе 1958 г. в редакцию Учпедгиза и в Эрмитаж Спасскому пошли восторженные и благодарные отклики о книге, причем не только от школьных учителей, но и от преподавателей вузов, особенно финансово-экономических; от работников музеев, от коллег-историков, многих коллекционеров и самого широкого круга читателей.

Насколько значим оказался выпуск «Рмс» для всех категорий читателей следует из подсчета писем И.Г. Спасского, хранящихся в Архиве Государственного Эрмитажа. В 1958 и последующие годы происходит поразительный - «обвальный»! - рост их количества: 1957 - 4 (причем к коллегам-историкам), 1958 - 166, 1959 - 285, 1960 - 399, 1961 - 504, 1962 - 615, 1963 - 504, 1964 - 556, 1965 - 555, причем увеличение обращений к И.Г. наблюдается каждый раз в ближайшие годы после очередного переиздания книги в 1960 и 1962 гг.

Всего И.Г. Спасский получил более 350 отзывов на первые три издания «Рмс». Большинство писем - от коллекционеров, причем разного возраста и, главное, разного коллекционерского «стажа». Поэтому, наряду с отзывами, содержащими дельные и вполне профессиональные замечания или советы, встречаются просто эмоциональные, выражающие восхищение книгой, восторг от возможности получить новое знание - умение или радость приобретения превосходной и очень нужной книги и т.п.

Очень интересным оказалось для И.Г. письмо старого петербуржца В.П. Максимова от 7.10.1958 г., в котором тот сообщил что, хотя увлекается русской нумизматикой с 1908 г., книга Спасского будет для него настольной. Максимов восхищается, как тема книги продумана и как тактично излагается, причем с сохранением беспристрастного личного взгляда автора. Максимов отмечает «Автор счастливо сочетает в себе ученого и писателя. Книга эта - ряд увлекательных рассказов. Удивительно, что всего на 120 стран. [ицах - М.С.] текста дается полное представление о русской нумизматике в хронологической последовательности». В.П. Максимов считает что книга эта из тех, которые «… как бы подводят итог предыдущим трудам, изысканиям и вносят ясность в запутанные и фантастические теории. …Появись такая книга 35 лет назад и не пришлось бы нашим советским беллетристам выдумывать несуществовавшие монеты (рубль Софьи в романе А.Н. Толстого «Петр I»).

Дорогим было для И.Г. неожиданное упоминание в письме В.П. Максимова А.А. Ильина [в связи с литературным оформлением «Рмс» - М.С.]: «Невольно приходит на ум: как жаль, что энтузиаст, знаток. учитель и друг нумизматов А.А. Ильин не был писателем. Сколько бы он мог рассказать! Он был скуп и на изустные сообщения». (АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.1002, л.98,99.).

И.Г. Спасский ответил В.П. Максимову письмом от 11.10.1958:

 «…Широта темы с одной стороны, поспешность, с которой снаряжал рукопись в издательство с другой, объясняют, но, конечно, не оправдывают погрешности, которых в ней можно найти довольно много.

A.А. Ильина я часто вспоминаю и думаю, что кое-что из моих небольших находок он одобрил бы, хотя, как водится, мне иногда приходилось оспаривать высказанные им мнения. Это неизбежно и не грозит только тому, кто ничего не делает.

Питаю надежду, что удастся немного улучшить эту книжку, т.к. ужа несколько раз обсуждался вопрос о ее переиздании - и у нас, и за границей, впрочем, пока что без ощутимых результатов». (АГЭ. Ф. Оп.17. Д.1002, л.100). Здесь же И.Г. добавил, что будет рад видеть В.П. Максимова в Эрмитаже, но удалось ли им встретиться, пока неизвестно.

О том, что «Рмс» станет его настольной книгой* в июне 1960 г. написал и учитель В.В. Попов (Оршанская средняя школа в Марийской АССР), благодаря автора за письмо и присланное с ним 2-е издание
книги. (АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.1047, л.185,186).

K.E. Руденко в своем письме из Севастополя от 6.02.1958 г. отметил, что книга И.Г. «удачно восполняет тот нетерпимый пробел в литературе, который существовал у нас несколько десятилетий». Далее он рассмотрел сочинение Спасского главу за главой и наметил ряд желательных дополнений при будущем переиздании книги: подробнее написать о находках античных монет на территории СССР; более четко изложить разницу между весовой и счетной гривной и новгородским и московским рублями эпохи Средневековья; расширить главу о денежном обращении времени гражданской войны и о монетной чеканке Советского государства». (АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.1002, л.17,18).

Ученик 6 класса средней школы № 29 в г. Улан-Удэ Аркадий Литвин в начале 1958 г. (письмо без даты) сообщает И.Г. Спасскому: «Я пишу отзыв о Вашей книге «Русская монетная система». Эта книга очень хорошая. Большое Вам спасибо, что Вы написали эту книгу». И дальше пишет о составе собственной монетной коллекции (80 экз. европейских и российских монет). (АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.1002, л.31). И.В. Мальков (25.03.1963 г., г. Куйбышев) пишет Спасскому, что «эта книга, выпущенная Вами в свет, необходима нам как воздух. Я бы сказал, что - чудесная книга». (АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.1115, л.148.).

Но тираж и 1-го издания (15 тыс. экз.) и дополнительного (стереотипного) 2-го в 1960 г. (10 тыс. экз.) оказался буквально мизерным для страны с сотнями тысяч школьных библиотек, где о книге в лучшем случае только читали или слышали.

Учитель В.А. Ермолаев из сельской школы в глубине Горьковской области, руководивший школьным историческим кружком, в письме 14.1.59 г. просит Спасского прислать ему книгу «во временное пользование» дней на 20-30: «Я даю Вам честное слово учителя и коммуниста, что книгу Вашу возвращу, как проработаю». (АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.1024, л.38). Получив от автора вожделенную книгу, Ермолаев сердечно благодарит И.Г. в письме 19.02.1959 и сообщает: «…Сегодня я показал Вашу работу нашим членам Исторического кружка. Ребятишки с большим интересом рассматривали книгу, а я стоял в стороне и улыбался тихонько. …В наших местах Вашей работы не найдешь днем с огнем. Благодарю Вас за заботу о простом сельском учителе». (АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.1024, л.95).

Ничтоже сумняшеся И. Савченко (г. Ханжонково Сталинской обл. УССР) простодушно пишет 11.2.1960: «Если у Вас есть лишний экземпляр «Русской монетной системы», вышлите 1-2-3 экземпляра и для товарищей. Жду от Вас интересного письма». (АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.1048, л.36, 37). И.Г. хладнокровно ответил ему (там же, л. 38), написав о значении частных коллекций для пополнения музейных собраний и приложив список литературы по нумизматике.

П.С. Канцепольскому (о. Сахалин) второе издание Рмс досталось в обмен на академическое издание Апулеева «Золотого осла». В письме от 16.4.1961 г. он просит у Спасского автограф на этом
выменянном экземпляре книги, собираясь послать его в Эрмитаж наложенным платежом! (АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.1070, л.164).

А некоторые из отчаявшихся в «нормальной» покупке «Рмс» обращались прямо к самому Спасскому с предложением получить ему в обмен на его книгу какие-то …старинные книги; самовар; какой-то «кинжальчик»; козу (!); несколько мешков картофеля (по договоренности с поездным проводником о передаче); и др.

K.Е. Руденко в цитируемом выше письме сообщает, что в Севастополе книга «не лежала в магазине ни одного дня и разошлась буквально в первые часы после его открытия. Жаль только, что книга выпущена таким малым тиражом. Его нужно было бы, по крайней мере, удесятерить». (АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.1002, л.17,18).

И. Бартеньев (Сталинград) написал 26.12.1959 г., что в городе имеется всего 6 экземпляров «Русской монетной системы». (АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.1047, л.1). К. Ярхо (г. Калуга, нач. июня 1960 г.) сообщает, что в Калугу поступило всего 9 экземпляров «Рмс» (2 изд.), распроданных в течение не более двух дней. (АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.1047, л.168). Р.И. Тхоржевский из Политехнической средней общеобразовательной школы в г. Черновцы (УССР) 2.12.1962 г. опасается, что не получит книгу Спасского наложенным платежом: «У нас в области 510 школ, 1600 учителей-краеведов, столько же любителей-нумизматов-бонистов… Нужен хоть один экземпляр книги на всю область!» (АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.1098, л.259).

В начале июня 1960 г. в ответ на сетования О.А. Шумихина (г. Челябинск) на смехотворно малый тираж «Системы» И.Г. написал: «Я получаю много претензий читателей по поводу тиража, но он устанавливается издательством, и я нахожусь в равном с читателями положении и сам, например, безуспешно ищу недавно выпущенное второе издание этой книги. Через год-два можно предполагать выпуск 3-го издания, расширенного и улучшенного, за которое хочет взяться издательство Эрмитажа». (АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.1047, л.162). Действительно, всего за несколько дней до ответа Шумихину И.Г. был вынужден послать в Учпедгиз следующую «слезницу»: «Очень прошу выслать причитающиеся мне авторские экземпляры 2-го издания книги «Русская монетная система». Кроме того, не можете ли Вы помочь мне, указав какую-нибудь возможность приобрести хотя бы десяток экземпляров книжки? Я упустил время, поздно узнав о выходе; между тем начали приходить письма с просьбами, и некоторые из этих просьб мне очень бы хотелось удовлетворить». (31.05.60; АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.1047, л.155). В приобретении нескольких десятков экземпляров 1-го издания «Рмс» Спасскому неожиданно для нее самой помогла Н.Д. Мец (1923-1965; ОНГИМ): в письме от 25.06.1958 г. сообщившая И.Г., что из Брянска она получила 50 экземпляров его книги по заказу наложенным платежом. (АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.980, л.43).

Что касается 3-го (дополненного) издания (Л., ГЭ, 1962 г. Тираж - 10 тыс. экз.), то и оно не дошло до некоторых даже республиканских музеев страны. Директор Государственного Историко-краеведческого музея Карельской АССР в Петрозаводске 25.10.1963 г. пишет Спасскому, что музей вынужден обратиться с просьбой выслать наложенным платежом два его труда («Русскую монетную систему» и «Ордена») непосредственно к автору «…потому, что ни в республиканском библиотечном коллекторе, ни в книжных магазинах Петрозаводска их нет. … Между тем, оба произведения нам крайне необходимы для работы по классификации нумизматической коллекции музея». (АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.1116, л.180).

Воронежскому музею Рмс досталась, и его сотрудница М.Г. Рахманина в письме от 7.12.1960 г. пишет Спасскому, что там хотят устроить выставку «по ходу иллюстраций» в его книге. (АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.1048, л.183). И.Г. в ответном письме от 19.12.1960 г. учит, как заказать в Эрмитаже муляжи древнерусских и западноевропейских монет VIII-XI вв., фотографии с миниатюр XVI в.; откуда скопировать карты монетных находок и пр. В заключение И.Г. просит Рахманову сообщить ему о происхождении, примерном составе, количестве и т.п. нумизматической коллекции Воронежского музея. «Дело в том, что мы накопляем материал с целью когда-либо в далеком будущем подготовить справочник о нумизматических коллекциях СССР и хочется иметь предварительные данные». (АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.1048, л.184,185).

Любопытно, что у двух людей Рмс вызывала прямо противоположные реакции. Один человек (по фамилии Кухаренко) в письме от 18.12.1960 г. без обратного адреса рассказал, что «нумизматическую коллекцию имел еще до войны, во время фашистской оккупации ее пришлось «добровольно отдать» немецкому солдату (как мне перевел слова переводчик). Сейчас, имея Вашу книжку «Русская монетная система», снова у меня проснулся интерес к прошлому». [Орфография Кухаренко - М.С.]. (АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.1048, л.181).

Другой же (А.С. Шолин, г. Куйбышев) в письме от 3.12.1963 г. отказался от коллекционирования: «…за последнее время прочитал несколько Ваших книг и др. авторов. Читать книги гораздо легче, чем заниматься собирательством». (АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.1116, л.237). И отослал свою коллекцию (131 экз.) двумя посылками И.Г. Спасскому в Эрмитаж (там же, л.238). Коллекционерская «критика» РМС сводилась, в сущности, к сожалению, об отсутствии в книги приложения справочного характера.

Г.П. Ситников (г. Краснослободск Сталинградской обл.) 1.09.1959 г. пишет И.Г.: «Рмс возбудила огромный интерес к Нумизматике, но он может заглохнуть, ибо ничего, кроме данного пособия нигде не сыщешь». Его мечта: «Приготовить нумизматический Альбом по странам или только по России, чтобы пособия, каталоги и книги по нумизматике не были большей музейной редкостью, нежели сами монеты» (АГЭ. Ф. 1.Оп. 17. Д. 1025, л. 59).

B.И. Прохоров (г. Рославль Смоленской обл. ) в марте 1960 г. советует при переиздании Рмс приложить к книге списки упомянутых в ней монет. Спасский 25 марта 1960 г. ответил, что пожелание о списках монет невыполнимо. (АГЭ.Ф.1. Оп. 17.Д.1047, л.70).

C.М. Андреев (Ленинград, 8.04.1960 г.) просит И. Г. «…если Вас это не затруднит, прислать мне перечисление русских монет по видам и типам, с учетом только явных различий, с 1700 г. до наших дней(АГЭ. Ф. 1.Оп. 17. Д. 1047, л. 95).

И. В. Мальков (г. Куйбышев, 30.01.1963 г.) спрашивает, почему нет каталогов редких и ценных монет. (АГЭ. Ф.1. Оп. 17. Д. 1115. л. 70). С. Г. Таранцев (г. Горький, 9.12.1961 г.) жалуется, что без каталогов «…проконсультироваться бывает не у кого, а если и подвернется грамотный нумизмат, то он старается тебя объегорить». (АГЭ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 1071, л. 222). Ему вторит И. И. Седов (г. Рыбинск, 29.03.1964 г.): «Плохо коллекционерам в малых городах России без каталогов». (АГЭ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 1139, л. 176).

Другой житель г. Рыбинска - И.В. Чесноков 18.09.1961 г. выражает мнение, по его словам, не только свое, но и ряда других «любителей старинных денежных знаков», когда пишет, что книга Спасского «очень заинтересовала нас и оказала некоторую пользу, но хотелось бы иметь более ценное пособие, где бы имелся каталог, описания всех разновидностей монет, а также жетонов и нагрудных знаков…т. е. нужно создать такое пособие, какое имеют, например, филателисты». (АГЭ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 1071, л. 63).

K.М. Ярхо (г. Калуга, июнь 1960 г.) считает недостатком книги «отсутствие указаний на ценность той или иной монеты и возможность ее приобретения». (АГЭ. Ф. 1. Оп. 17 Д. 1047, л. 168). И. Г. в письме от
9.06.1960 г. не принял это замечание, объяснив, что такие сведения когда-то печатались только в рекламных проспектах торговых фирм. (Там же, л. 68). О том же Спасскому пришлось отвечать школьнику Володе Козлову (8 кл., г. Кисловодск), захотевшему узнать, где приобрести «каталог цен на монеты» (письмо без даты, февраль 1962 г.). В письме от 17.02.1962 г. И. Г. (АГЭ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 1097, л. 90) объяснил мальчику: «Никаких каталогов цен на монеты не существует. Откуда им взяться? Ведь государственной торговли старыми монетами не существует, цены, как говорится, «складываются на рынке». До революции были частные лавки, которые покупали и продавали монеты. Некоторые владельцы таких лавок (например, Петров, Любомудров) издавали «каталоги цен» - специально для того, чтобы побудить легковерных людей приносить монеты, но, конечно, они и не думали платить за приносимые монеты той цены, которая указана в их книгах. Обманутый человек иногда соглашался отдать свои «сокровища» за гроши. Вот это и нужно было издателям этих «каталогов». Такие каталоги кое у кого сохранились. И есть люди, которые им верят до сих пор». (Там же, л. 91). Б. В. Сухомлинову (Краснодар, 9.05.1963 г.), интересовавшемуся, «издавались ли каталоги монет подобно маркам», (АГЭ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 1115, л. 180) И. Г. в письме от 17.05.1963 г. рассказал следующее: «Существует большое количество нумизматических каталогов, издававшихся в течение многих лет. Чтобы охватить всё множество когда-либо существовавших монет, нужны многие сотни различных каталогов. Одна коллекция Эрмитажа охвачена более чем 200 томами рукописного каталога. Русские монеты 18 и 19 вв. имеют изданный между 1876 - 1897 гг. каталог в 12 больших томов». (Там же, л. 181).

Письмо ленинградца В. Сучкова от 4.07.1960 г., содержавшее его противоречивое мнение о Рмс, побудило И.Г. ответить большим письмом 14.07.1960 г., в котором он терпеливо разъяснил, почему его книга не должна восприниматься как справочник-определитель монет и чем научная нумизматика отличается от коллекционерской.

Сучков считает, что в этой очень полезной книге Спасского «упущены самые простые и необходимые понятия для коллекционеров». Как собиратель советских монет он не удовлетворен краткостью соответствующего раздела Рмс. Главный упрек Сучкова - об отсутствии приложения для коллекционеров: «Можно и нужно было бы в приложении обязательно поместить список монетных дворов, чтобы не искать их по всей книге; даты на русских монетах, чеканившихся в царствования Петра I; табличку (образец), как собирать монеты, со всеми пояснениями к ней; хотя бы последний курсовой бюллетень иностранной валюты по отношению к нашему рублю и желательно бы самую крупную валюту иностранных государств перевести до самой мелкой и так, чтоб можно любому сравнить с нашими деньгами. Многие собирают монеты других стран. … Думаю так, что если б в книге Спасского все это было описано, то к книге было бы более любовное отношение. [А то] я эту книгу уже встречал в магазине «Старая книга». … Пожалуйста, не задерживайте III-е издание, учтите, по возможности, все пожелания коллекционеров». (АГЭ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 1048, л. 17).

И.Г. Спасский ответил следующим образом 14.07.1960 г.:

Уважаемый товарищ Сучков!
Выпущенные Учпедгизом в 1957 и 1960 гг. два издания моей книги предназначались для преподавателей истории. Книга получила также значение пособия для студентов-историков, а в общем, как я могу судить по отзывам, более или менее удовлетворяет интересующихся русской историей читателей, для которых сами по себе монеты особого интереса не представляют. Конкретная задача книги - дать основанное на строго научных фактах историческое представление о формировании и развитии русской монетной системы; некоторые разделы книги потребовали основательной научной разработки, почему книга оказалась интересной и для специалистов-историков. Более широкая задача - показать самому широкому и разному читателю лицо и возможности нумизматики как области науки. Но у меня не было, и в данном случае быть не могло и не должно было быть какого-либо «кабального договора» с собирателями монет - с их специфическими интересами.

Среди примерно 150 писем, полученных мною в связи с выходом книги, довольно много писем собирателей; большинство из них правильно поняло задачи книги. Очень многие из них пишут о желательности издания разного рода нумизматической литературы, в том числе справочников, определителей и т.д. Это тоже верно и это делается. Но несколько человек, игнорируя тему, задачи и название книжки, смотрят на нее как на какую-то библию нумизматики и поэтому она их разочаровывает. Кто-то сожалел, что я забыл о существовании китайских и прочих дальневосточных монет, другой удивлен отсутствием сведений о древнегреческих монетах; Вы к этому перечню добавляете еще и новые западноевропейские монеты - забывая, что к русскому денежному обращению и монетной системе они никакого отношения не имеют.

Что касается советских монет, то в масштабе книги они составляют только маленький раздел. К тому же в списке рекомендуемой литературы названа прекрасная работа С.П. Фортинского, которая жителю.Ленинграда вполне доступна, имеется в библиотеках и у многих собирателей. Она ответит на многие Ваши вопросы. Любую дату на монетах Петра вы легко прочтете, воспользовавшись приложенной к книге табличкой. Я считаю правильным давать читателю пищу для ума, возможность самому найти определение, а не подсовывать ему все готовенькое. Был, между прочим, и упрек мне - почему я не проставил рыночные цены монет, о которых упоминаю! Судите сами, правильны ли все эти требования. Мне даже указывали на каталоги магазина Петрова, как на идеальную форму нумизматической книги. Я - не Петров и, вообще, на всех не угодишь!

Издательство Эрмитажа намечает взять на себя в 1961 г. 3-е издание книги, несколько расширенное и сильно улучшенное в части иллюстраций. Задачи книжки остаются для меня прежними, так что некоторых собирателей она по-прежнему не будет удовлетворять, если они ждут от нее всего названного выше.

Институт музееведения в Москве готовит справочного характера издание по русским и советским монетам (авторы Мец и Фортинский) по западноевропейским монетам (Потин). Эрмитаж намечает в 1961 и 1962 г. выпустить справочные таблицы русских монет 1700-1917 гг. по типу изданий Гиля. Все это, возможно, будет представлять гораздо больший интерес, чем моя книга.

Вообще по нумизматике издается немало литературы. В основном - научной. Многие из выходящих работ имеют очень специальный характер, но я должен сказать, что подавляющее большинство собирателей правильно понимают значение и важность научной работы в области нумизматики и только сравнительно немногие пока еще считают, что собирательство это и есть нумизматика.
Ответ на Ваше письмо взял у меня довольно много времени, но я не жалею об этом и надеюсь, что и Вам интересно познакомиться с тем, как я смотрю на затронутые Вами вопросы. С уважением к Вам (АГЭ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 1048, л. 18 -20).

Множество благодарных откликов на Рмс от упомянутого Спасским «самого широкого и разного читателя» убедительно подтвердили правоту автора книги. Вот такие, например. В.С. Иванов (г. Боровичи Новгородской обл., 5.01.1961 г.): «Вы сделали полезное дело, выпустив эту книгу, и не только для нумизматов и историков, а для всех любознательных». (АГЭ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 1070, л. 13). Или O. Яковлева (Москва, январь 1958 г.) благодарит за Рмс и сообщает, что «книгой увлеклась вся семья. От матери 78 лет до брата-физика». (АГЭ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 1002, л. 13). А вот письмо от В.И. Фоменко (Харьков, 1.04.1963 г.): «…Ваши книги по нумизматике, а также Ваши статьи в академическом сборнике «Нумизматика и эпиграфика» доставили мне много счастливейших эстетических минут. … Низкий поклон вам и большое спасибо за все Ваши труды по русской нумизматике и за огромное удовольствие ознакомления с ними. Я - инвалид Отечественной войны, бездетен, для меня особенно любительское увлечение Вашей наукой составляет все атрибуты здорового отдыха, развивая любознательность, наблюдательность и расширяя кругозор моих историко-географических и археологических познаний. Я далек от мелочного корыстолюбия и во всех монетах и медалях вижу проявления материальной культуры и человека-гения и творца. Желаю Вам доброго здоровья, долголетия, успехов в Ваших благородных трудах, счастья в личной жизни, мира и благополучия. Жду Ваших новых публикаций». (АГЭ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 1115, л. 160).

И.Г. ответил Фоменко 8.04.1963 г.: «Спасибо на добром слове. Очень рад, что мои работы нравятся Вам. Это тем более приятно, что в письмах, которые я получаю от собирателей, иногда проскальзывает разочарование: их мало интересует история и они не находят того. что интересует их - практических сведений для собирателя и т.п. Но я пишу как умею и предпочитаю излагать свои знания и соображения историка и неизменно ориентируюсь на широкого читателя, т. е. и такого, которого вопросы собирательства вовсе не интересуют». (Там же, л. 161).

Однако для тех, кто захотел бы получить более углубленное представление о заинтересовавших его разделах, Спасский в конце всех изданий Рмс поместил список рекомендуемой к дополнительному чтению литературы. XVIII и XIX века представлены в нем практическими руководствами для собирателей, составленными Х.Х. Гилем, И.И. Толстым, и А.А. Ильиным на рубеже XIX - XX вв. (3)

K сожалению, многие собиратели восприняли список рекомендованной литературы как перечень книг, имеющихся в продаже, и забросали издательство Эрмитажа и самого Спасского просьбами выслать им справочники Гиля, Толстого, Ильина наложенным платежом, причем иногда - и в нескольких экземплярах и с автографами составителей. (АГЭ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 1047, л. 56; Д. 1048, л. 156; Д. 1139, л. 270). Для Спасского эта невнимательность, необразованность или просто низкий общекультурный уровень советских коллекционеров обернулся необходимостью многажды в своих ответах объяснять собирателям понятия библиографической редкости и антиквариата.

Убедившись в отсутствии в «широком доступе» старинных справочников-определителей, наиболее смекалистые из собирателей просят И. Г. Спасского самого составить современных справочник по русским монетам XVIII-XIX вв. Например, Анат. Эфендиев (Баку, ученик 9 кл. школы рабочей молодежи, 9.03.1962): «… Деньги на новую книгу я вышлю сразу же как Вы ее напишите». (АГЭ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 1097, л. 120, 121). Нумизмат-любитель (как он сам себя рекомендует) - Б.И. Тимежинко (г. Донецк, УССР, 7.02.1963 г.) подготовил упрощенный вариант справочника по материалам Гиля-Толстого-Ильина и по советским монетам (т.е. с 1699 по 1962 г.). Нужны ему иллюстрации из Эрмитажа, за что Спасский приглашается в редакторы-соавторы. (АГЭ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 1115, л. 86).

Да Спасский и сам уже хорошо знал из собственного опыта многолетнего послевоенного восстановления систематизации основного нумизматического собрания Эрмитажа, насколько новый определитель необходим, причем историкам (особенно работникам музеев) он даже нужнее, чем коллекционерам. Поэтому к эрмитажному изданию Рмс (1962) он составил приложение в виде справочных таблиц о монетной чеканке России 1700-1917 гг., которые предполагал издать отдельным дополнительным томом к Рмс.

Когда историк и искусствовед по образованию И.Г. в 1946 г. был назначен главным хранителем ОНГЭ, он нумизматом еще не был, т.к. при Н.П. Бауэре и А.А. Ильине занимался изучением медалей и дукачей, а не монет.

Как он стал нумизматом, И.Г. подробно написал через 35 лет своему будущему студенту Исторического факультета ЛГУ (оказавшемуся последним по времени его учеником). Еще в школьные годы юноша из украинской провинции мечтал стать со временем эрмитажным нумизматом и хотел узнать у И.Г., как этого добиться.

Спасский, 16.3.1981: «Дорогой Саша, я так давно учился, что мой опыт для Вас бесполезен. Это был факультет истории материальной культуры, охватывавший темы истории, археологии и искусства. Я больше всего занимался историей искусства, и в итоге, стал работать в отд. нумизматики: сперва по искусству - заведовал отделением медалей. А после войны, когда вернулся в Эрмитаж, пришлось принимать на себя все - и медали, и ордена и монеты. Из молодых сотрудников подготовил специалистов на медали, на ордена, а сам остался с монетами: нужно было кому-то ими заниматься. Общеисторическое и искусствоведческое образование вполне соответствовали задаче.

У нас в университете на Истфаке читается курс нумизматики (как и в Москве) и даже кое-кто из моих слушателей работает у нас. У искусствоведов такой специализации нет, и у археологов тоже. Но специальность историка-«древника» и археолога ближе всего к нумизматике. Занятия нумизматикой без исторических знаний и вкуса к истории - пустое дело. Я знаю очень опытных коллекционеров, прекрасно знающих монеты, но у них есть какой-то порог, дальше которого они не видят и не находят вкуса в настоящем исследовании. Но, в конце концов, можно работать в музее и, не будучи исследователем, но быть хорошим хранителем. Я никогда не был собирателем монет, для меня монеты не самоцель, а лишь путь к знанию.

Гаршин - это лишь продолжение за несколько лет работ Гиля, Ильина и Толстого / чисто систематизационные руководства, полезные для хранителя, составителя коллекции, но не историческое исследование, стремящееся раскрыть и по-новому осветить ту или другую сторону истории культуры. Монеты в их наиболее совершенной систематизационной изученности, первоклассный исторический источник. Для меня - задача исследователя искать ему новые приложения. В моих последних, да и многих старых работах монеты были источником для открытия фактов политической истории, для истории русской литературы, для истории дипломатических сношений и истории портрета в России и т.д.

Для человека, вооруженного в Вузе знанием истории и желающего работать в области нумизматики еще очень важно, где он найдет работу… вот почему я и писал Вам - «как получится». Вы можете перечитать всю литературу, тысячи русских книг, многие тысячи иностранных, но это чтение должно наложиться на постоянное общение с монетами. Значит нужен счастливый случай, везение. Желаю успеха и удачи». (АГЭ. Ф. 20. Д. 605, л. 40)

Спасский, 4 мая 1981: «…Хочу немного продолжить свои рассуждения. Если Вы поступите на Истфак, этим предопределяется - в случае работы с монетами - обращение к русской или западноевропейской нумизматике. Если бы Вы поступили на Восточный факультет и изучали там арабский и персидский языки, или китайский, это открывало бы путь в восточную нумизматику. Что касается работы в музеях среднего звена, т.е. в областных, районных и т.п., конечно, и там может быть любимая специальность, но заниматься там чем-то одним Вам никто не даст - загоняют по самым разным направления. Редкая специальность - нумизмат, но и возможности получения работы по ней крайне ограничены: в сущности - только Ленинград и Москва, Исторический музей. Хорош был бы я, если бы поступая после пединститута в Университет, непременно ориентировался на Эрмитаж: я о нем и не думал, и сколько нужно было пройти, чтобы я оказался здесь. Да и начинал я как хранитель медалей, еще после войны ими занимался, пока не раздал все молодым, а сам остался при монетах, о которых когда то и не думал совсем: все делалось как-то помимо меня. …Всего доброго». (АГЭ. Ф. 1. Оп. 20. Д. 605, л. 72)

Как стало известно совсем недавно, о том, что нумизматом он стал случайно (или - «волей Божьей») И.Г. рассказал и в своих воспоминаниях 1982 и 1986 годов. (4) 

Только после защиты в 1948 г. кандидатской диссертации на тем «Классификация русских монет XVI - начала XVII вв.» Спасский ваялся за планомерное освоение нумизматической науки. Замечательно,ч Рмс и создавалась по мере изучения автором отдельных разделов истории денежного обращения России, явившись, так сказать практическим результатом нумизматического самообразования И.Г. Таким образом, И.Г. Спасский стал нумизматом именно в процесса написания Рмс, т.е. очень скоро, поскольку написал книгу он быстрее, чем Учпедгиз её выпустил.

Рукопись 1-го издания книги была закончена и передана з издательство в середине 1953 г., а в первой половине 1955 г. И.Г. прочитав по ней спецкурс о денежном обращении России и СССР для
аспирантов Эрмитажа, позволил ученикам готовиться по его рукописи к экзаменам. Уже в 1960 г. Спасский заверяет безнадежно жаждущих иметь практические руководства для собирателей монет, что Издательство Эрмитажа намечает в 1961 или 1962 г. выпустить переиздание справочных таблиц Гиля-Ильина-Толстого и Гаршина с охватом 1700-1917 г., несколько упростив их и объединив в одном сборнике. (АГЭ.Ф. 1. Оп. 17. д. 1047, л. 57, 96; Д. 1048, л. 12, 18-20, 168).

О том же 23.5.1960 г. И.Г. пишет коллеге Р.П. Афанасьевой в музей Гознака (Москва): «Я предполагаю сделать к книжке (Рмс-М.С.] отдельное приложение в виде таблиц - наподобие изданий Гиля, Ильина, Толстого и т.д., но все в одном томике (1700-1917 г.). Для музеев и собирателей книжка будет очень полезная. (АГЭ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 1047, л. 152). Через неделю ей же в письме от 2.6.1960 г.он касается некоторых проблем, возникших в связи с этой работой: "…Я хочу уже в будущем году сдать издательству "Таблицы русских монет 1700-1917 г." - нечто вроде изданий Гиля, Ильина и т.п., но вместо вариантов хочу приложить статистические материалы по годам почти все, на что можно рассчитывать у меня есть/ до 1917 г./ Весь период, не охваченный изданием Георгия Михайловича /90-е гг-1916 г./, восполняется благодаря замечательным Отчетам Лондонского монетного двора: это удивительное издание! Выпустив эту книжку, мне будет гораздо проще хлопотать о материалах для аналогичного издания по советской чеканке. Мне даже представляется, что такое издание может встретить положительную оценку и интерес и следовательно, содействие в Вашем Министерстве. В Лондонских Annual Report's, комплект которых у нас имеется, к сожалению. только по 1934 г. /без 1932 г./, имеются таблицы чеканки ССР, но по некоторым годам /1922, 1927 и 1928, 1931/ - сведений нет. Я буду пытаться добыть недостающие выпуски последних лет через своих корреспондентов, но сомневаюсь, чтобы мне это удалось. Вообще, это справочники самого высокого интереса, т. к. они ежегодно дают обзор всей мировой чеканки / монетной, а по Великобритании - и медалей/. По правде сказать, это издание непременно нужно было бы иметь в библиотеке Гознака; вероятно, проще всего было бы попытаться добывать их через Министерство иностранных дел.

Я вполне понимаю специфический характер работы В. музея и Министерства в целом, поэтому мои желания и не шли дальше предположения о наличии какого-нибудь ведомственного издания, поскольку аналогичные публикации статистического характера начинают появляться и, несомненно, это получит и дальнейшее развитие». (АГЭ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 1047, л. 159).

Однако, с началом 1963 г. в письмах Спасского возникает тема отказа от завершения работы над справочником-определителем, который был задуман как своеобразная пристройка к «Рмс».

B ответах коллекционерам И.Г. возвращается к своему прежнему совету заказывать в крупнейших библиотеках страны микрофильмы или фотокопии справочников Гиля-Ильина-Толстого.
3.02.1963 г. Спасский отвечает А.М. Медведеву (Ярославская обл.), что интересующие его справочные книги Гиля-Толстого-Ильина «… изданные более чем полстолетия назад, конечно, нигде не продаются, и никто не поможет Вам их достать». И советует заказать микрофильмы или фотокопии этих книг в Библиотеке имени В.И. Ленина в Москве или в Государственной Публичной библиотеке им. М.Е. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде (АГЭ. Ф. 1. Оп. 1115, л. 104). То же он советует сделать Ю.П. Салтыкову (Иркутск) в письме начала апреля 1963 г. в ответ на просьбу Салтыкова (письмо 28.03.1963 г.) ответить на 18 его вопросов-«тезисов» по «императорскому периоду» истории денежного обращения России. (АГЭ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 1115, л. 154): «в копиях работ Гиля-Толстого-Ильина и продолжении их трудов, составленном М. Гаршиным (1916 г.) (5) он найдет ответы на все его вопросы» (Там же, л. 155).
Р.К. Цеплите (1913-1973), коллега-нумизмат из Музея Истории Риги и Мореходства поинтересовалась у Спасского методикой современных оценок нумизматических материалов. Ответ И.Г. от 29.03.1963 г. примечателен его отношением к справочникам Гиля-Толстого-Ильина и к «каталогам-ценникам монет» Петрова:

«…Вы задали мне очень трудный вопрос. При сколько-нибудь организованном антикварном рынке - в прошлом цены монет складывались очень сложно. Имело значение и количество имеющихся на рынке монет и "мода" на те или иные монеты, а ее часто порождали новые публикации, и полное отсутствие интереса к русским монетам заграницей и т.п. В свое время единственным заслуживавшим доверия "ценником" были известные издания Гиля-Ильина, Толстого. Только их оценки я и мог проставить на Ваших рисунках. Наши собиратели слепо верят гнусным каталогам Петрова. Совершенно правильные отзыва о них имеются и у Орешникова и у вел. князя. Но теперь им [ценникам Петрова.- М.С.] верят как библии.» (АГЭ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 1115, л. 151).

О причине отказа Издательства Эрмитажа от сводного издания справочных таблиц Гиля-Толстого-Ильина, подготовленного И.Г. Спасским, он написал Б.И. Пилипенко (г. Донецк, УССР) 11.02.1963 г.: «…Несколько лет тому назад по согласованию с Издательством Гос. Эрмитажа мною было подготовлено сводное издание таблиц Гиля-Ильина-Толстого, доводимое до 1917 г. и такие же таблицы по советской чеканке. Однако, эту работу пришлось оставить, т. к. Издательство утратило интерес к этому изданию, т. к. Институтом музееведения в Москве подобная работа была поручена тов. Н.Д. Мец и С.П. Фортинскому и их "Справочник-определитель русских и советских монет" уже готов и, по-видимому, в более или менее близком будущем увидит свет. Нет никакого смысла дублировать в двух изданиях один и тот же материал.

Издательство Эрмитажа - совершенно самостоятельная организация, для которой я только автор, никакие издательские функции мне лично не присущи. Издательство же из-за трудностей с бумагой очень осмотрительно относится к планируемым изданиям, т. к. для него даже небольшая задержка издания на складе - уже невыполнение плана реализации.

Я без особого сожаления прекратил работу над своими таблицами, т. к. мои основные интересы лежат в более раннем периоде и я не считал себя большим специалистом в нумизматике 18-20 вв. и брался за эту работу только под давлением издательства. На ближайшие годы мое время расписано за другими работами и я не вижу возможности скоро вернуться к этой теме. По крайней мере - до выхода труда, о котором говорится выше.» (АГЭ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 1115, л. 87).

 Об издании Института Музееведения, заставившем издательство Эрмитажа отказаться от публикации Справочных таблиц к Рмс И. Г. подробнее, чем другим, написал И. В. Малькову (Куйбышевская обл.)
3.02.1963 г.:

«…Насколько я знаю, Институт музееведения в Москве подготовил к выпуску книгу Н.Д. Мец и С.П. Фортинского, которая, кажется, будет называться "Определитель русских монет" и такого же рода определитель для западноевропейских монет, составленный В.M. Потиным. Когда они будут выпущены, не знаю. Издательство Эрмитажа несколько лет тому назад намечало в перспективном плане выпустить несколько в переработанном виде в одном издании таблицы Гиля-Ильина-Толстого /по русским монетам 18-20 вв./, но когда стало известно о запланированном издании названного института, отказались от этого намерения.

Определитель русских монет должен охватить всю русскую чеканку, включая и монеты СССР. Я не думаю, чтобы авторы этого издания рискнули снабдить его какими-либо расценками монет. Очень трудно писать о том, чего не существует: для того, чтобы сложились сколько-нибудь определенные цены, нужен рынок со спросом и устойчивым предложением. Во всяком случае, могу твердо сказать, что меньше всего можно ожидать, что такой справочник с ценами будет составлен в каком-либо из наших музеев. Насколько я знаю, многие собиратели руководствуются "ценниками", выпускавшимися до революции владельцем нумизматического магазина Петровым. Известно несколько изданий, на которых он хорошо наживался, т. к. очень дорого расценивал их и они очень быстро расходились. Петрову было не трудно этим заниматься: у него полностью отсутствовала совесть и он писал что хотел, знаю только о том, что о таких ценниках мечтают очень многие. В дореволюционных изданиях имеются совершенно правильные отзывы о Петрове и его изданиях, но на это никто не обращает внимания.» (АГЭ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 1115, л. 71.).

Но книги-определители Н.Д. Мец-С.П. Фортинского и В.М. Потина так и не были опубликованы. К концу ХХ в. общепризнанно каноническим справочником императорского периода стал каталог, составленный В.В. Уздениковым (6). В своем докладе в Институте Археологии АН СССР еще весной 1972 г. Уздеников заявил, что эта его работа инспирирована книгой И.Г. Спасского о Рмс, первым ее изданием в 1957 г., и что он сам видит в своем будущем справочнике некое приложение к Рмс. (7) Когда же каталог В.В. Узденикова вышел из печати, И.Г. отозвался о нем так, что этот отзыв стал для автора «дороже многих пространных рецензий». (8)

Замысел И.Г. Спасского об издании справочника по тиражам российской чеканки был тоже реализован В.В. Уздениковым в середине 1990-х годов. (9)

В личном домашнем архиве И.Г. Спасского, переданном его дочерью Л.И. Вуич в ОНГЭ в 2000 г., содержится огромное количество выписок из различных литературных и архивных материалов о тысячелетнем денежном обращении России и рукописи работ самого И.Г., но следов подготовки им справочника о тиражах российской чеканки, по сообщению В.А. Калинина в декабре 2010 г.,там нет. Возможно, И.Г. просто уничтожил рукопись о тиражах, как заведомо
не «печатную» и потому - не нужную.

В 1990 г. московское издательство «Банки и Биржи» предложило Эрмитажу переиздать «Рмс». Но через двадцать лет после 4-го издания книги (1970) с исправлениями и дополнениями еще самого И.Г. простое переиздание книги было признано нецелесообразным. Ведь для нового издания «Рмс» понадобилось бы не только довести до конца XХ в. изложение истории денежного обращения России и описание новых русских монет, но и внести в текст Спасского немало уточнений и поправок, накопившихся в нумизматической науке к концу XX века. Но те, кто решился бы произвести столь значительное обновление книги Спасского, превратились бы уже в ее соавторов… Таким образом, пятого издания «Рмс», к счастью, не состоялось, И навсегда эта славная книга И.Г. Спасского останется основополагающей и направляющей в историческую науку России и первого прикосновения к нумизматике для всех начинающих ео заниматься, от подростков собирателей монет до хранителей музейных нумизматических коллекций.

Что касается устаревших или ошибочных представлений И.Г. об отдельных эпизодах в развитии русской денежной системы и денежного обращения, «застывших» в его ставшей уже классической книге, он сам, как уже знают читатели, в 1958 г, спокойно написал одному из старейших коллекционеров Петрограда-Ленинграда - В.П. Максимову, что не ошибается только тот, кто не работает ( см, с 00 наст, изд ),

Важые предостерегающие указания «господам-критикам», увлекающимися замечаниями по поводутрудов И.Г. Спасского, сделал В.В. Уздеников: российская нумизматика непрерывно развивается и пополняется новыми сведениями, ранее не известными, а критические замечания касаются чаще всего непринципиальных вопросов «тогда как основные идеи, заложенные Спасским в нумизматику …, остаются иезыблемыми и, надо думать, не устареют никогда». (10) Помнить об этом следует всем читателям Рмс. Даже в необозримом будущем.



__________
1. «Coin World», 15.02.1962. Цитирую по: Янин В.Л. К шестидесятилетию Ивана Георгиевича Спасского // НЭ. Т. 5. С. 4. и по упом : Янин В.Л. Иван Георгиевич Спасский и советская нумизматика // ВИД. 1985. Вып. XVI. С. 357.
2. Спасский И. Г. Русская монетная система. Историко-нумизматический очерк. Пособие для учителя. М.: Учпедгиз, 1957. Тир. 15 тыс. экз.
*такой она осталась и через 50 лет, причем не только для учителей-краеведов и коллекционеров (нумизматов-любителей), но и нумизматов - «профи»
3. Гиль Х.Х. Таблицы русских монет двух последних столетий. СПб., 1898; А.А. Ильин, И. И. Толстой. Русские монеты, чеканенные с 1725 по 1801 г. СПб., 1910; Х.Х. Гиль, А. А. Ильин. Русские монеты, чеканенные в 1801 - 1904 гг. СПб., 1904
4. Вуич Л.И. «Я случайно стал нумизматом». Из воспоминаний И.Г. Спасского.
5. Гаршин М. Русские монеты 1905-1915. Пг., 1916
6. Дьячков А.Н., Уздеников В.В. Монеты России и СССР. Определитель. М., 1978; Уздеников В.В. Монеты России 1700-1917. Russian coins. М., изд-во Финансы и статистика, 1985; Изд. 2-ое, переработанное и дополненное: М., 1992 (совместное изд. Межнумизматики и датапрома)
7. Уздеников В.В. О разработке краткого справочника-определителя русских монет XVIII-XIX столетий // Тезисы докладов на секциях, посвященных итогам полевых исследований 1971 г. М., ИА АН СССР, 1972. С. 307-308.
8. Уздеников В.В. И.Г. Спасский. Его научный вклад в российскую нумизматику императорского периода. К 100-летию со дня рождения. // Московское нумизматическое общество. Нумизматический сборник 13.XI. 2006 С. 147.
9. Уздеников В.В. Объем чеканки российских монет на отечественных и зарубежных монетных дворах 1700-1917.М.,1995; Сотникова М.П. Неосуществленный справочник тиражей русских монет 1700-1917 гг. И.Г. Спасского // XVI Всероссийская нумизматическая конференция. Санкт-Петербург, Репино 18-23 апреля 2011 года. Тезисы докладов и сообщений. СПб., изд-во ГЭ, 2011. С. 244-245.
10. Уздеников В.В. И.Г. Спасский, Его научный вклад… С. 147
[~DETAIL_TEXT] => Слава И.Г. Спасского как «главного нумизмата» СССР, превратившаяся через несколько лет в славу одного «из наиболее известных нумизматов мира, западного и восточного» (1) возникла после выпуска в свет в конце 1957 г. Государственным учебно-педагогическим издательством Министерства Просвещения РСФСР в качестве пособия для учителя его книги «Русская монетная система» (2) (далее - «Рмс»). Уже в январе 1958 г. в редакцию Учпедгиза и в Эрмитаж Спасскому пошли восторженные и благодарные отклики о книге, причем не только от школьных учителей, но и от преподавателей вузов, особенно финансово-экономических; от работников музеев, от коллег-историков, многих коллекционеров и самого широкого круга читателей.

Насколько значим оказался выпуск «Рмс» для всех категорий читателей следует из подсчета писем И.Г. Спасского, хранящихся в Архиве Государственного Эрмитажа. В 1958 и последующие годы происходит поразительный - «обвальный»! - рост их количества: 1957 - 4 (причем к коллегам-историкам), 1958 - 166, 1959 - 285, 1960 - 399, 1961 - 504, 1962 - 615, 1963 - 504, 1964 - 556, 1965 - 555, причем увеличение обращений к И.Г. наблюдается каждый раз в ближайшие годы после очередного переиздания книги в 1960 и 1962 гг.

Всего И.Г. Спасский получил более 350 отзывов на первые три издания «Рмс». Большинство писем - от коллекционеров, причем разного возраста и, главное, разного коллекционерского «стажа». Поэтому, наряду с отзывами, содержащими дельные и вполне профессиональные замечания или советы, встречаются просто эмоциональные, выражающие восхищение книгой, восторг от возможности получить новое знание - умение или радость приобретения превосходной и очень нужной книги и т.п.

Очень интересным оказалось для И.Г. письмо старого петербуржца В.П. Максимова от 7.10.1958 г., в котором тот сообщил что, хотя увлекается русской нумизматикой с 1908 г., книга Спасского будет для него настольной. Максимов восхищается, как тема книги продумана и как тактично излагается, причем с сохранением беспристрастного личного взгляда автора. Максимов отмечает «Автор счастливо сочетает в себе ученого и писателя. Книга эта - ряд увлекательных рассказов. Удивительно, что всего на 120 стран. [ицах - М.С.] текста дается полное представление о русской нумизматике в хронологической последовательности». В.П. Максимов считает что книга эта из тех, которые «… как бы подводят итог предыдущим трудам, изысканиям и вносят ясность в запутанные и фантастические теории. …Появись такая книга 35 лет назад и не пришлось бы нашим советским беллетристам выдумывать несуществовавшие монеты (рубль Софьи в романе А.Н. Толстого «Петр I»).

Дорогим было для И.Г. неожиданное упоминание в письме В.П. Максимова А.А. Ильина [в связи с литературным оформлением «Рмс» - М.С.]: «Невольно приходит на ум: как жаль, что энтузиаст, знаток. учитель и друг нумизматов А.А. Ильин не был писателем. Сколько бы он мог рассказать! Он был скуп и на изустные сообщения». (АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.1002, л.98,99.).

И.Г. Спасский ответил В.П. Максимову письмом от 11.10.1958:

 «…Широта темы с одной стороны, поспешность, с которой снаряжал рукопись в издательство с другой, объясняют, но, конечно, не оправдывают погрешности, которых в ней можно найти довольно много.

A.А. Ильина я часто вспоминаю и думаю, что кое-что из моих небольших находок он одобрил бы, хотя, как водится, мне иногда приходилось оспаривать высказанные им мнения. Это неизбежно и не грозит только тому, кто ничего не делает.

Питаю надежду, что удастся немного улучшить эту книжку, т.к. ужа несколько раз обсуждался вопрос о ее переиздании - и у нас, и за границей, впрочем, пока что без ощутимых результатов». (АГЭ. Ф. Оп.17. Д.1002, л.100). Здесь же И.Г. добавил, что будет рад видеть В.П. Максимова в Эрмитаже, но удалось ли им встретиться, пока неизвестно.

О том, что «Рмс» станет его настольной книгой* в июне 1960 г. написал и учитель В.В. Попов (Оршанская средняя школа в Марийской АССР), благодаря автора за письмо и присланное с ним 2-е издание
книги. (АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.1047, л.185,186).

K.E. Руденко в своем письме из Севастополя от 6.02.1958 г. отметил, что книга И.Г. «удачно восполняет тот нетерпимый пробел в литературе, который существовал у нас несколько десятилетий». Далее он рассмотрел сочинение Спасского главу за главой и наметил ряд желательных дополнений при будущем переиздании книги: подробнее написать о находках античных монет на территории СССР; более четко изложить разницу между весовой и счетной гривной и новгородским и московским рублями эпохи Средневековья; расширить главу о денежном обращении времени гражданской войны и о монетной чеканке Советского государства». (АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.1002, л.17,18).

Ученик 6 класса средней школы № 29 в г. Улан-Удэ Аркадий Литвин в начале 1958 г. (письмо без даты) сообщает И.Г. Спасскому: «Я пишу отзыв о Вашей книге «Русская монетная система». Эта книга очень хорошая. Большое Вам спасибо, что Вы написали эту книгу». И дальше пишет о составе собственной монетной коллекции (80 экз. европейских и российских монет). (АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.1002, л.31). И.В. Мальков (25.03.1963 г., г. Куйбышев) пишет Спасскому, что «эта книга, выпущенная Вами в свет, необходима нам как воздух. Я бы сказал, что - чудесная книга». (АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.1115, л.148.).

Но тираж и 1-го издания (15 тыс. экз.) и дополнительного (стереотипного) 2-го в 1960 г. (10 тыс. экз.) оказался буквально мизерным для страны с сотнями тысяч школьных библиотек, где о книге в лучшем случае только читали или слышали.

Учитель В.А. Ермолаев из сельской школы в глубине Горьковской области, руководивший школьным историческим кружком, в письме 14.1.59 г. просит Спасского прислать ему книгу «во временное пользование» дней на 20-30: «Я даю Вам честное слово учителя и коммуниста, что книгу Вашу возвращу, как проработаю». (АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.1024, л.38). Получив от автора вожделенную книгу, Ермолаев сердечно благодарит И.Г. в письме 19.02.1959 и сообщает: «…Сегодня я показал Вашу работу нашим членам Исторического кружка. Ребятишки с большим интересом рассматривали книгу, а я стоял в стороне и улыбался тихонько. …В наших местах Вашей работы не найдешь днем с огнем. Благодарю Вас за заботу о простом сельском учителе». (АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.1024, л.95).

Ничтоже сумняшеся И. Савченко (г. Ханжонково Сталинской обл. УССР) простодушно пишет 11.2.1960: «Если у Вас есть лишний экземпляр «Русской монетной системы», вышлите 1-2-3 экземпляра и для товарищей. Жду от Вас интересного письма». (АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.1048, л.36, 37). И.Г. хладнокровно ответил ему (там же, л. 38), написав о значении частных коллекций для пополнения музейных собраний и приложив список литературы по нумизматике.

П.С. Канцепольскому (о. Сахалин) второе издание Рмс досталось в обмен на академическое издание Апулеева «Золотого осла». В письме от 16.4.1961 г. он просит у Спасского автограф на этом
выменянном экземпляре книги, собираясь послать его в Эрмитаж наложенным платежом! (АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.1070, л.164).

А некоторые из отчаявшихся в «нормальной» покупке «Рмс» обращались прямо к самому Спасскому с предложением получить ему в обмен на его книгу какие-то …старинные книги; самовар; какой-то «кинжальчик»; козу (!); несколько мешков картофеля (по договоренности с поездным проводником о передаче); и др.

K.Е. Руденко в цитируемом выше письме сообщает, что в Севастополе книга «не лежала в магазине ни одного дня и разошлась буквально в первые часы после его открытия. Жаль только, что книга выпущена таким малым тиражом. Его нужно было бы, по крайней мере, удесятерить». (АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.1002, л.17,18).

И. Бартеньев (Сталинград) написал 26.12.1959 г., что в городе имеется всего 6 экземпляров «Русской монетной системы». (АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.1047, л.1). К. Ярхо (г. Калуга, нач. июня 1960 г.) сообщает, что в Калугу поступило всего 9 экземпляров «Рмс» (2 изд.), распроданных в течение не более двух дней. (АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.1047, л.168). Р.И. Тхоржевский из Политехнической средней общеобразовательной школы в г. Черновцы (УССР) 2.12.1962 г. опасается, что не получит книгу Спасского наложенным платежом: «У нас в области 510 школ, 1600 учителей-краеведов, столько же любителей-нумизматов-бонистов… Нужен хоть один экземпляр книги на всю область!» (АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.1098, л.259).

В начале июня 1960 г. в ответ на сетования О.А. Шумихина (г. Челябинск) на смехотворно малый тираж «Системы» И.Г. написал: «Я получаю много претензий читателей по поводу тиража, но он устанавливается издательством, и я нахожусь в равном с читателями положении и сам, например, безуспешно ищу недавно выпущенное второе издание этой книги. Через год-два можно предполагать выпуск 3-го издания, расширенного и улучшенного, за которое хочет взяться издательство Эрмитажа». (АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.1047, л.162). Действительно, всего за несколько дней до ответа Шумихину И.Г. был вынужден послать в Учпедгиз следующую «слезницу»: «Очень прошу выслать причитающиеся мне авторские экземпляры 2-го издания книги «Русская монетная система». Кроме того, не можете ли Вы помочь мне, указав какую-нибудь возможность приобрести хотя бы десяток экземпляров книжки? Я упустил время, поздно узнав о выходе; между тем начали приходить письма с просьбами, и некоторые из этих просьб мне очень бы хотелось удовлетворить». (31.05.60; АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.1047, л.155). В приобретении нескольких десятков экземпляров 1-го издания «Рмс» Спасскому неожиданно для нее самой помогла Н.Д. Мец (1923-1965; ОНГИМ): в письме от 25.06.1958 г. сообщившая И.Г., что из Брянска она получила 50 экземпляров его книги по заказу наложенным платежом. (АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.980, л.43).

Что касается 3-го (дополненного) издания (Л., ГЭ, 1962 г. Тираж - 10 тыс. экз.), то и оно не дошло до некоторых даже республиканских музеев страны. Директор Государственного Историко-краеведческого музея Карельской АССР в Петрозаводске 25.10.1963 г. пишет Спасскому, что музей вынужден обратиться с просьбой выслать наложенным платежом два его труда («Русскую монетную систему» и «Ордена») непосредственно к автору «…потому, что ни в республиканском библиотечном коллекторе, ни в книжных магазинах Петрозаводска их нет. … Между тем, оба произведения нам крайне необходимы для работы по классификации нумизматической коллекции музея». (АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.1116, л.180).

Воронежскому музею Рмс досталась, и его сотрудница М.Г. Рахманина в письме от 7.12.1960 г. пишет Спасскому, что там хотят устроить выставку «по ходу иллюстраций» в его книге. (АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.1048, л.183). И.Г. в ответном письме от 19.12.1960 г. учит, как заказать в Эрмитаже муляжи древнерусских и западноевропейских монет VIII-XI вв., фотографии с миниатюр XVI в.; откуда скопировать карты монетных находок и пр. В заключение И.Г. просит Рахманову сообщить ему о происхождении, примерном составе, количестве и т.п. нумизматической коллекции Воронежского музея. «Дело в том, что мы накопляем материал с целью когда-либо в далеком будущем подготовить справочник о нумизматических коллекциях СССР и хочется иметь предварительные данные». (АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.1048, л.184,185).

Любопытно, что у двух людей Рмс вызывала прямо противоположные реакции. Один человек (по фамилии Кухаренко) в письме от 18.12.1960 г. без обратного адреса рассказал, что «нумизматическую коллекцию имел еще до войны, во время фашистской оккупации ее пришлось «добровольно отдать» немецкому солдату (как мне перевел слова переводчик). Сейчас, имея Вашу книжку «Русская монетная система», снова у меня проснулся интерес к прошлому». [Орфография Кухаренко - М.С.]. (АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.1048, л.181).

Другой же (А.С. Шолин, г. Куйбышев) в письме от 3.12.1963 г. отказался от коллекционирования: «…за последнее время прочитал несколько Ваших книг и др. авторов. Читать книги гораздо легче, чем заниматься собирательством». (АГЭ. Ф.1. Оп.17. Д.1116, л.237). И отослал свою коллекцию (131 экз.) двумя посылками И.Г. Спасскому в Эрмитаж (там же, л.238). Коллекционерская «критика» РМС сводилась, в сущности, к сожалению, об отсутствии в книги приложения справочного характера.

Г.П. Ситников (г. Краснослободск Сталинградской обл.) 1.09.1959 г. пишет И.Г.: «Рмс возбудила огромный интерес к Нумизматике, но он может заглохнуть, ибо ничего, кроме данного пособия нигде не сыщешь». Его мечта: «Приготовить нумизматический Альбом по странам или только по России, чтобы пособия, каталоги и книги по нумизматике не были большей музейной редкостью, нежели сами монеты» (АГЭ. Ф. 1.Оп. 17. Д. 1025, л. 59).

B.И. Прохоров (г. Рославль Смоленской обл. ) в марте 1960 г. советует при переиздании Рмс приложить к книге списки упомянутых в ней монет. Спасский 25 марта 1960 г. ответил, что пожелание о списках монет невыполнимо. (АГЭ.Ф.1. Оп. 17.Д.1047, л.70).

C.М. Андреев (Ленинград, 8.04.1960 г.) просит И. Г. «…если Вас это не затруднит, прислать мне перечисление русских монет по видам и типам, с учетом только явных различий, с 1700 г. до наших дней(АГЭ. Ф. 1.Оп. 17. Д. 1047, л. 95).

И. В. Мальков (г. Куйбышев, 30.01.1963 г.) спрашивает, почему нет каталогов редких и ценных монет. (АГЭ. Ф.1. Оп. 17. Д. 1115. л. 70). С. Г. Таранцев (г. Горький, 9.12.1961 г.) жалуется, что без каталогов «…проконсультироваться бывает не у кого, а если и подвернется грамотный нумизмат, то он старается тебя объегорить». (АГЭ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 1071, л. 222). Ему вторит И. И. Седов (г. Рыбинск, 29.03.1964 г.): «Плохо коллекционерам в малых городах России без каталогов». (АГЭ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 1139, л. 176).

Другой житель г. Рыбинска - И.В. Чесноков 18.09.1961 г. выражает мнение, по его словам, не только свое, но и ряда других «любителей старинных денежных знаков», когда пишет, что книга Спасского «очень заинтересовала нас и оказала некоторую пользу, но хотелось бы иметь более ценное пособие, где бы имелся каталог, описания всех разновидностей монет, а также жетонов и нагрудных знаков…т. е. нужно создать такое пособие, какое имеют, например, филателисты». (АГЭ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 1071, л. 63).

K.М. Ярхо (г. Калуга, июнь 1960 г.) считает недостатком книги «отсутствие указаний на ценность той или иной монеты и возможность ее приобретения». (АГЭ. Ф. 1. Оп. 17 Д. 1047, л. 168). И. Г. в письме от
9.06.1960 г. не принял это замечание, объяснив, что такие сведения когда-то печатались только в рекламных проспектах торговых фирм. (Там же, л. 68). О том же Спасскому пришлось отвечать школьнику Володе Козлову (8 кл., г. Кисловодск), захотевшему узнать, где приобрести «каталог цен на монеты» (письмо без даты, февраль 1962 г.). В письме от 17.02.1962 г. И. Г. (АГЭ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 1097, л. 90) объяснил мальчику: «Никаких каталогов цен на монеты не существует. Откуда им взяться? Ведь государственной торговли старыми монетами не существует, цены, как говорится, «складываются на рынке». До революции были частные лавки, которые покупали и продавали монеты. Некоторые владельцы таких лавок (например, Петров, Любомудров) издавали «каталоги цен» - специально для того, чтобы побудить легковерных людей приносить монеты, но, конечно, они и не думали платить за приносимые монеты той цены, которая указана в их книгах. Обманутый человек иногда соглашался отдать свои «сокровища» за гроши. Вот это и нужно было издателям этих «каталогов». Такие каталоги кое у кого сохранились. И есть люди, которые им верят до сих пор». (Там же, л. 91). Б. В. Сухомлинову (Краснодар, 9.05.1963 г.), интересовавшемуся, «издавались ли каталоги монет подобно маркам», (АГЭ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 1115, л. 180) И. Г. в письме от 17.05.1963 г. рассказал следующее: «Существует большое количество нумизматических каталогов, издававшихся в течение многих лет. Чтобы охватить всё множество когда-либо существовавших монет, нужны многие сотни различных каталогов. Одна коллекция Эрмитажа охвачена более чем 200 томами рукописного каталога. Русские монеты 18 и 19 вв. имеют изданный между 1876 - 1897 гг. каталог в 12 больших томов». (Там же, л. 181).

Письмо ленинградца В. Сучкова от 4.07.1960 г., содержавшее его противоречивое мнение о Рмс, побудило И.Г. ответить большим письмом 14.07.1960 г., в котором он терпеливо разъяснил, почему его книга не должна восприниматься как справочник-определитель монет и чем научная нумизматика отличается от коллекционерской.

Сучков считает, что в этой очень полезной книге Спасского «упущены самые простые и необходимые понятия для коллекционеров». Как собиратель советских монет он не удовлетворен краткостью соответствующего раздела Рмс. Главный упрек Сучкова - об отсутствии приложения для коллекционеров: «Можно и нужно было бы в приложении обязательно поместить список монетных дворов, чтобы не искать их по всей книге; даты на русских монетах, чеканившихся в царствования Петра I; табличку (образец), как собирать монеты, со всеми пояснениями к ней; хотя бы последний курсовой бюллетень иностранной валюты по отношению к нашему рублю и желательно бы самую крупную валюту иностранных государств перевести до самой мелкой и так, чтоб можно любому сравнить с нашими деньгами. Многие собирают монеты других стран. … Думаю так, что если б в книге Спасского все это было описано, то к книге было бы более любовное отношение. [А то] я эту книгу уже встречал в магазине «Старая книга». … Пожалуйста, не задерживайте III-е издание, учтите, по возможности, все пожелания коллекционеров». (АГЭ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 1048, л. 17).

И.Г. Спасский ответил следующим образом 14.07.1960 г.:

Уважаемый товарищ Сучков!
Выпущенные Учпедгизом в 1957 и 1960 гг. два издания моей книги предназначались для преподавателей истории. Книга получила также значение пособия для студентов-историков, а в общем, как я могу судить по отзывам, более или менее удовлетворяет интересующихся русской историей читателей, для которых сами по себе монеты особого интереса не представляют. Конкретная задача книги - дать основанное на строго научных фактах историческое представление о формировании и развитии русской монетной системы; некоторые разделы книги потребовали основательной научной разработки, почему книга оказалась интересной и для специалистов-историков. Более широкая задача - показать самому широкому и разному читателю лицо и возможности нумизматики как области науки. Но у меня не было, и в данном случае быть не могло и не должно было быть какого-либо «кабального договора» с собирателями монет - с их специфическими интересами.

Среди примерно 150 писем, полученных мною в связи с выходом книги, довольно много писем собирателей; большинство из них правильно поняло задачи книги. Очень многие из них пишут о желательности издания разного рода нумизматической литературы, в том числе справочников, определителей и т.д. Это тоже верно и это делается. Но несколько человек, игнорируя тему, задачи и название книжки, смотрят на нее как на какую-то библию нумизматики и поэтому она их разочаровывает. Кто-то сожалел, что я забыл о существовании китайских и прочих дальневосточных монет, другой удивлен отсутствием сведений о древнегреческих монетах; Вы к этому перечню добавляете еще и новые западноевропейские монеты - забывая, что к русскому денежному обращению и монетной системе они никакого отношения не имеют.

Что касается советских монет, то в масштабе книги они составляют только маленький раздел. К тому же в списке рекомендуемой литературы названа прекрасная работа С.П. Фортинского, которая жителю.Ленинграда вполне доступна, имеется в библиотеках и у многих собирателей. Она ответит на многие Ваши вопросы. Любую дату на монетах Петра вы легко прочтете, воспользовавшись приложенной к книге табличкой. Я считаю правильным давать читателю пищу для ума, возможность самому найти определение, а не подсовывать ему все готовенькое. Был, между прочим, и упрек мне - почему я не проставил рыночные цены монет, о которых упоминаю! Судите сами, правильны ли все эти требования. Мне даже указывали на каталоги магазина Петрова, как на идеальную форму нумизматической книги. Я - не Петров и, вообще, на всех не угодишь!

Издательство Эрмитажа намечает взять на себя в 1961 г. 3-е издание книги, несколько расширенное и сильно улучшенное в части иллюстраций. Задачи книжки остаются для меня прежними, так что некоторых собирателей она по-прежнему не будет удовлетворять, если они ждут от нее всего названного выше.

Институт музееведения в Москве готовит справочного характера издание по русским и советским монетам (авторы Мец и Фортинский) по западноевропейским монетам (Потин). Эрмитаж намечает в 1961 и 1962 г. выпустить справочные таблицы русских монет 1700-1917 гг. по типу изданий Гиля. Все это, возможно, будет представлять гораздо больший интерес, чем моя книга.

Вообще по нумизматике издается немало литературы. В основном - научной. Многие из выходящих работ имеют очень специальный характер, но я должен сказать, что подавляющее большинство собирателей правильно понимают значение и важность научной работы в области нумизматики и только сравнительно немногие пока еще считают, что собирательство это и есть нумизматика.
Ответ на Ваше письмо взял у меня довольно много времени, но я не жалею об этом и надеюсь, что и Вам интересно познакомиться с тем, как я смотрю на затронутые Вами вопросы. С уважением к Вам (АГЭ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 1048, л. 18 -20).

Множество благодарных откликов на Рмс от упомянутого Спасским «самого широкого и разного читателя» убедительно подтвердили правоту автора книги. Вот такие, например. В.С. Иванов (г. Боровичи Новгородской обл., 5.01.1961 г.): «Вы сделали полезное дело, выпустив эту книгу, и не только для нумизматов и историков, а для всех любознательных». (АГЭ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 1070, л. 13). Или O. Яковлева (Москва, январь 1958 г.) благодарит за Рмс и сообщает, что «книгой увлеклась вся семья. От матери 78 лет до брата-физика». (АГЭ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 1002, л. 13). А вот письмо от В.И. Фоменко (Харьков, 1.04.1963 г.): «…Ваши книги по нумизматике, а также Ваши статьи в академическом сборнике «Нумизматика и эпиграфика» доставили мне много счастливейших эстетических минут. … Низкий поклон вам и большое спасибо за все Ваши труды по русской нумизматике и за огромное удовольствие ознакомления с ними. Я - инвалид Отечественной войны, бездетен, для меня особенно любительское увлечение Вашей наукой составляет все атрибуты здорового отдыха, развивая любознательность, наблюдательность и расширяя кругозор моих историко-географических и археологических познаний. Я далек от мелочного корыстолюбия и во всех монетах и медалях вижу проявления материальной культуры и человека-гения и творца. Желаю Вам доброго здоровья, долголетия, успехов в Ваших благородных трудах, счастья в личной жизни, мира и благополучия. Жду Ваших новых публикаций». (АГЭ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 1115, л. 160).

И.Г. ответил Фоменко 8.04.1963 г.: «Спасибо на добром слове. Очень рад, что мои работы нравятся Вам. Это тем более приятно, что в письмах, которые я получаю от собирателей, иногда проскальзывает разочарование: их мало интересует история и они не находят того. что интересует их - практических сведений для собирателя и т.п. Но я пишу как умею и предпочитаю излагать свои знания и соображения историка и неизменно ориентируюсь на широкого читателя, т. е. и такого, которого вопросы собирательства вовсе не интересуют». (Там же, л. 161).

Однако для тех, кто захотел бы получить более углубленное представление о заинтересовавших его разделах, Спасский в конце всех изданий Рмс поместил список рекомендуемой к дополнительному чтению литературы. XVIII и XIX века представлены в нем практическими руководствами для собирателей, составленными Х.Х. Гилем, И.И. Толстым, и А.А. Ильиным на рубеже XIX - XX вв. (3)

K сожалению, многие собиратели восприняли список рекомендованной литературы как перечень книг, имеющихся в продаже, и забросали издательство Эрмитажа и самого Спасского просьбами выслать им справочники Гиля, Толстого, Ильина наложенным платежом, причем иногда - и в нескольких экземплярах и с автографами составителей. (АГЭ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 1047, л. 56; Д. 1048, л. 156; Д. 1139, л. 270). Для Спасского эта невнимательность, необразованность или просто низкий общекультурный уровень советских коллекционеров обернулся необходимостью многажды в своих ответах объяснять собирателям понятия библиографической редкости и антиквариата.

Убедившись в отсутствии в «широком доступе» старинных справочников-определителей, наиболее смекалистые из собирателей просят И. Г. Спасского самого составить современных справочник по русским монетам XVIII-XIX вв. Например, Анат. Эфендиев (Баку, ученик 9 кл. школы рабочей молодежи, 9.03.1962): «… Деньги на новую книгу я вышлю сразу же как Вы ее напишите». (АГЭ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 1097, л. 120, 121). Нумизмат-любитель (как он сам себя рекомендует) - Б.И. Тимежинко (г. Донецк, УССР, 7.02.1963 г.) подготовил упрощенный вариант справочника по материалам Гиля-Толстого-Ильина и по советским монетам (т.е. с 1699 по 1962 г.). Нужны ему иллюстрации из Эрмитажа, за что Спасский приглашается в редакторы-соавторы. (АГЭ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 1115, л. 86).

Да Спасский и сам уже хорошо знал из собственного опыта многолетнего послевоенного восстановления систематизации основного нумизматического собрания Эрмитажа, насколько новый определитель необходим, причем историкам (особенно работникам музеев) он даже нужнее, чем коллекционерам. Поэтому к эрмитажному изданию Рмс (1962) он составил приложение в виде справочных таблиц о монетной чеканке России 1700-1917 гг., которые предполагал издать отдельным дополнительным томом к Рмс.

Когда историк и искусствовед по образованию И.Г. в 1946 г. был назначен главным хранителем ОНГЭ, он нумизматом еще не был, т.к. при Н.П. Бауэре и А.А. Ильине занимался изучением медалей и дукачей, а не монет.

Как он стал нумизматом, И.Г. подробно написал через 35 лет своему будущему студенту Исторического факультета ЛГУ (оказавшемуся последним по времени его учеником). Еще в школьные годы юноша из украинской провинции мечтал стать со временем эрмитажным нумизматом и хотел узнать у И.Г., как этого добиться.

Спасский, 16.3.1981: «Дорогой Саша, я так давно учился, что мой опыт для Вас бесполезен. Это был факультет истории материальной культуры, охватывавший темы истории, археологии и искусства. Я больше всего занимался историей искусства, и в итоге, стал работать в отд. нумизматики: сперва по искусству - заведовал отделением медалей. А после войны, когда вернулся в Эрмитаж, пришлось принимать на себя все - и медали, и ордена и монеты. Из молодых сотрудников подготовил специалистов на медали, на ордена, а сам остался с монетами: нужно было кому-то ими заниматься. Общеисторическое и искусствоведческое образование вполне соответствовали задаче.

У нас в университете на Истфаке читается курс нумизматики (как и в Москве) и даже кое-кто из моих слушателей работает у нас. У искусствоведов такой специализации нет, и у археологов тоже. Но специальность историка-«древника» и археолога ближе всего к нумизматике. Занятия нумизматикой без исторических знаний и вкуса к истории - пустое дело. Я знаю очень опытных коллекционеров, прекрасно знающих монеты, но у них есть какой-то порог, дальше которого они не видят и не находят вкуса в настоящем исследовании. Но, в конце концов, можно работать в музее и, не будучи исследователем, но быть хорошим хранителем. Я никогда не был собирателем монет, для меня монеты не самоцель, а лишь путь к знанию.

Гаршин - это лишь продолжение за несколько лет работ Гиля, Ильина и Толстого / чисто систематизационные руководства, полезные для хранителя, составителя коллекции, но не историческое исследование, стремящееся раскрыть и по-новому осветить ту или другую сторону истории культуры. Монеты в их наиболее совершенной систематизационной изученности, первоклассный исторический источник. Для меня - задача исследователя искать ему новые приложения. В моих последних, да и многих старых работах монеты были источником для открытия фактов политической истории, для истории русской литературы, для истории дипломатических сношений и истории портрета в России и т.д.

Для человека, вооруженного в Вузе знанием истории и желающего работать в области нумизматики еще очень важно, где он найдет работу… вот почему я и писал Вам - «как получится». Вы можете перечитать всю литературу, тысячи русских книг, многие тысячи иностранных, но это чтение должно наложиться на постоянное общение с монетами. Значит нужен счастливый случай, везение. Желаю успеха и удачи». (АГЭ. Ф. 20. Д. 605, л. 40)

Спасский, 4 мая 1981: «…Хочу немного продолжить свои рассуждения. Если Вы поступите на Истфак, этим предопределяется - в случае работы с монетами - обращение к русской или западноевропейской нумизматике. Если бы Вы поступили на Восточный факультет и изучали там арабский и персидский языки, или китайский, это открывало бы путь в восточную нумизматику. Что касается работы в музеях среднего звена, т.е. в областных, районных и т.п., конечно, и там может быть любимая специальность, но заниматься там чем-то одним Вам никто не даст - загоняют по самым разным направления. Редкая специальность - нумизмат, но и возможности получения работы по ней крайне ограничены: в сущности - только Ленинград и Москва, Исторический музей. Хорош был бы я, если бы поступая после пединститута в Университет, непременно ориентировался на Эрмитаж: я о нем и не думал, и сколько нужно было пройти, чтобы я оказался здесь. Да и начинал я как хранитель медалей, еще после войны ими занимался, пока не раздал все молодым, а сам остался при монетах, о которых когда то и не думал совсем: все делалось как-то помимо меня. …Всего доброго». (АГЭ. Ф. 1. Оп. 20. Д. 605, л. 72)

Как стало известно совсем недавно, о том, что нумизматом он стал случайно (или - «волей Божьей») И.Г. рассказал и в своих воспоминаниях 1982 и 1986 годов. (4) 

Только после защиты в 1948 г. кандидатской диссертации на тем «Классификация русских монет XVI - начала XVII вв.» Спасский ваялся за планомерное освоение нумизматической науки. Замечательно,ч Рмс и создавалась по мере изучения автором отдельных разделов истории денежного обращения России, явившись, так сказать практическим результатом нумизматического самообразования И.Г. Таким образом, И.Г. Спасский стал нумизматом именно в процесса написания Рмс, т.е. очень скоро, поскольку написал книгу он быстрее, чем Учпедгиз её выпустил.

Рукопись 1-го издания книги была закончена и передана з издательство в середине 1953 г., а в первой половине 1955 г. И.Г. прочитав по ней спецкурс о денежном обращении России и СССР для
аспирантов Эрмитажа, позволил ученикам готовиться по его рукописи к экзаменам. Уже в 1960 г. Спасский заверяет безнадежно жаждущих иметь практические руководства для собирателей монет, что Издательство Эрмитажа намечает в 1961 или 1962 г. выпустить переиздание справочных таблиц Гиля-Ильина-Толстого и Гаршина с охватом 1700-1917 г., несколько упростив их и объединив в одном сборнике. (АГЭ.Ф. 1. Оп. 17. д. 1047, л. 57, 96; Д. 1048, л. 12, 18-20, 168).

О том же 23.5.1960 г. И.Г. пишет коллеге Р.П. Афанасьевой в музей Гознака (Москва): «Я предполагаю сделать к книжке (Рмс-М.С.] отдельное приложение в виде таблиц - наподобие изданий Гиля, Ильина, Толстого и т.д., но все в одном томике (1700-1917 г.). Для музеев и собирателей книжка будет очень полезная. (АГЭ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 1047, л. 152). Через неделю ей же в письме от 2.6.1960 г.он касается некоторых проблем, возникших в связи с этой работой: "…Я хочу уже в будущем году сдать издательству "Таблицы русских монет 1700-1917 г." - нечто вроде изданий Гиля, Ильина и т.п., но вместо вариантов хочу приложить статистические материалы по годам почти все, на что можно рассчитывать у меня есть/ до 1917 г./ Весь период, не охваченный изданием Георгия Михайловича /90-е гг-1916 г./, восполняется благодаря замечательным Отчетам Лондонского монетного двора: это удивительное издание! Выпустив эту книжку, мне будет гораздо проще хлопотать о материалах для аналогичного издания по советской чеканке. Мне даже представляется, что такое издание может встретить положительную оценку и интерес и следовательно, содействие в Вашем Министерстве. В Лондонских Annual Report's, комплект которых у нас имеется, к сожалению. только по 1934 г. /без 1932 г./, имеются таблицы чеканки ССР, но по некоторым годам /1922, 1927 и 1928, 1931/ - сведений нет. Я буду пытаться добыть недостающие выпуски последних лет через своих корреспондентов, но сомневаюсь, чтобы мне это удалось. Вообще, это справочники самого высокого интереса, т. к. они ежегодно дают обзор всей мировой чеканки / монетной, а по Великобритании - и медалей/. По правде сказать, это издание непременно нужно было бы иметь в библиотеке Гознака; вероятно, проще всего было бы попытаться добывать их через Министерство иностранных дел.

Я вполне понимаю специфический характер работы В. музея и Министерства в целом, поэтому мои желания и не шли дальше предположения о наличии какого-нибудь ведомственного издания, поскольку аналогичные публикации статистического характера начинают появляться и, несомненно, это получит и дальнейшее развитие». (АГЭ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 1047, л. 159).

Однако, с началом 1963 г. в письмах Спасского возникает тема отказа от завершения работы над справочником-определителем, который был задуман как своеобразная пристройка к «Рмс».

B ответах коллекционерам И.Г. возвращается к своему прежнему совету заказывать в крупнейших библиотеках страны микрофильмы или фотокопии справочников Гиля-Ильина-Толстого.
3.02.1963 г. Спасский отвечает А.М. Медведеву (Ярославская обл.), что интересующие его справочные книги Гиля-Толстого-Ильина «… изданные более чем полстолетия назад, конечно, нигде не продаются, и никто не поможет Вам их достать». И советует заказать микрофильмы или фотокопии этих книг в Библиотеке имени В.И. Ленина в Москве или в Государственной Публичной библиотеке им. М.Е. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде (АГЭ. Ф. 1. Оп. 1115, л. 104). То же он советует сделать Ю.П. Салтыкову (Иркутск) в письме начала апреля 1963 г. в ответ на просьбу Салтыкова (письмо 28.03.1963 г.) ответить на 18 его вопросов-«тезисов» по «императорскому периоду» истории денежного обращения России. (АГЭ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 1115, л. 154): «в копиях работ Гиля-Толстого-Ильина и продолжении их трудов, составленном М. Гаршиным (1916 г.) (5) он найдет ответы на все его вопросы» (Там же, л. 155).
Р.К. Цеплите (1913-1973), коллега-нумизмат из Музея Истории Риги и Мореходства поинтересовалась у Спасского методикой современных оценок нумизматических материалов. Ответ И.Г. от 29.03.1963 г. примечателен его отношением к справочникам Гиля-Толстого-Ильина и к «каталогам-ценникам монет» Петрова:

«…Вы задали мне очень трудный вопрос. При сколько-нибудь организованном антикварном рынке - в прошлом цены монет складывались очень сложно. Имело значение и количество имеющихся на рынке монет и "мода" на те или иные монеты, а ее часто порождали новые публикации, и полное отсутствие интереса к русским монетам заграницей и т.п. В свое время единственным заслуживавшим доверия "ценником" были известные издания Гиля-Ильина, Толстого. Только их оценки я и мог проставить на Ваших рисунках. Наши собиратели слепо верят гнусным каталогам Петрова. Совершенно правильные отзыва о них имеются и у Орешникова и у вел. князя. Но теперь им [ценникам Петрова.- М.С.] верят как библии.» (АГЭ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 1115, л. 151).

О причине отказа Издательства Эрмитажа от сводного издания справочных таблиц Гиля-Толстого-Ильина, подготовленного И.Г. Спасским, он написал Б.И. Пилипенко (г. Донецк, УССР) 11.02.1963 г.: «…Несколько лет тому назад по согласованию с Издательством Гос. Эрмитажа мною было подготовлено сводное издание таблиц Гиля-Ильина-Толстого, доводимое до 1917 г. и такие же таблицы по советской чеканке. Однако, эту работу пришлось оставить, т. к. Издательство утратило интерес к этому изданию, т. к. Институтом музееведения в Москве подобная работа была поручена тов. Н.Д. Мец и С.П. Фортинскому и их "Справочник-определитель русских и советских монет" уже готов и, по-видимому, в более или менее близком будущем увидит свет. Нет никакого смысла дублировать в двух изданиях один и тот же материал.

Издательство Эрмитажа - совершенно самостоятельная организация, для которой я только автор, никакие издательские функции мне лично не присущи. Издательство же из-за трудностей с бумагой очень осмотрительно относится к планируемым изданиям, т. к. для него даже небольшая задержка издания на складе - уже невыполнение плана реализации.

Я без особого сожаления прекратил работу над своими таблицами, т. к. мои основные интересы лежат в более раннем периоде и я не считал себя большим специалистом в нумизматике 18-20 вв. и брался за эту работу только под давлением издательства. На ближайшие годы мое время расписано за другими работами и я не вижу возможности скоро вернуться к этой теме. По крайней мере - до выхода труда, о котором говорится выше.» (АГЭ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 1115, л. 87).

 Об издании Института Музееведения, заставившем издательство Эрмитажа отказаться от публикации Справочных таблиц к Рмс И. Г. подробнее, чем другим, написал И. В. Малькову (Куйбышевская обл.)
3.02.1963 г.:

«…Насколько я знаю, Институт музееведения в Москве подготовил к выпуску книгу Н.Д. Мец и С.П. Фортинского, которая, кажется, будет называться "Определитель русских монет" и такого же рода определитель для западноевропейских монет, составленный В.M. Потиным. Когда они будут выпущены, не знаю. Издательство Эрмитажа несколько лет тому назад намечало в перспективном плане выпустить несколько в переработанном виде в одном издании таблицы Гиля-Ильина-Толстого /по русским монетам 18-20 вв./, но когда стало известно о запланированном издании названного института, отказались от этого намерения.

Определитель русских монет должен охватить всю русскую чеканку, включая и монеты СССР. Я не думаю, чтобы авторы этого издания рискнули снабдить его какими-либо расценками монет. Очень трудно писать о том, чего не существует: для того, чтобы сложились сколько-нибудь определенные цены, нужен рынок со спросом и устойчивым предложением. Во всяком случае, могу твердо сказать, что меньше всего можно ожидать, что такой справочник с ценами будет составлен в каком-либо из наших музеев. Насколько я знаю, многие собиратели руководствуются "ценниками", выпускавшимися до революции владельцем нумизматического магазина Петровым. Известно несколько изданий, на которых он хорошо наживался, т. к. очень дорого расценивал их и они очень быстро расходились. Петрову было не трудно этим заниматься: у него полностью отсутствовала совесть и он писал что хотел, знаю только о том, что о таких ценниках мечтают очень многие. В дореволюционных изданиях имеются совершенно правильные отзывы о Петрове и его изданиях, но на это никто не обращает внимания.» (АГЭ. Ф. 1. Оп. 17. Д. 1115, л. 71.).

Но книги-определители Н.Д. Мец-С.П. Фортинского и В.М. Потина так и не были опубликованы. К концу ХХ в. общепризнанно каноническим справочником императорского периода стал каталог, составленный В.В. Уздениковым (6). В своем докладе в Институте Археологии АН СССР еще весной 1972 г. Уздеников заявил, что эта его работа инспирирована книгой И.Г. Спасского о Рмс, первым ее изданием в 1957 г., и что он сам видит в своем будущем справочнике некое приложение к Рмс. (7) Когда же каталог В.В. Узденикова вышел из печати, И.Г. отозвался о нем так, что этот отзыв стал для автора «дороже многих пространных рецензий». (8)

Замысел И.Г. Спасского об издании справочника по тиражам российской чеканки был тоже реализован В.В. Уздениковым в середине 1990-х годов. (9)

В личном домашнем архиве И.Г. Спасского, переданном его дочерью Л.И. Вуич в ОНГЭ в 2000 г., содержится огромное количество выписок из различных литературных и архивных материалов о тысячелетнем денежном обращении России и рукописи работ самого И.Г., но следов подготовки им справочника о тиражах российской чеканки, по сообщению В.А. Калинина в декабре 2010 г.,там нет. Возможно, И.Г. просто уничтожил рукопись о тиражах, как заведомо
не «печатную» и потому - не нужную.

В 1990 г. московское издательство «Банки и Биржи» предложило Эрмитажу переиздать «Рмс». Но через двадцать лет после 4-го издания книги (1970) с исправлениями и дополнениями еще самого И.Г. простое переиздание книги было признано нецелесообразным. Ведь для нового издания «Рмс» понадобилось бы не только довести до конца XХ в. изложение истории денежного обращения России и описание новых русских монет, но и внести в текст Спасского немало уточнений и поправок, накопившихся в нумизматической науке к концу XX века. Но те, кто решился бы произвести столь значительное обновление книги Спасского, превратились бы уже в ее соавторов… Таким образом, пятого издания «Рмс», к счастью, не состоялось, И навсегда эта славная книга И.Г. Спасского останется основополагающей и направляющей в историческую науку России и первого прикосновения к нумизматике для всех начинающих ео заниматься, от подростков собирателей монет до хранителей музейных нумизматических коллекций.

Что касается устаревших или ошибочных представлений И.Г. об отдельных эпизодах в развитии русской денежной системы и денежного обращения, «застывших» в его ставшей уже классической книге, он сам, как уже знают читатели, в 1958 г, спокойно написал одному из старейших коллекционеров Петрограда-Ленинграда - В.П. Максимову, что не ошибается только тот, кто не работает ( см, с 00 наст, изд ),

Важые предостерегающие указания «господам-критикам», увлекающимися замечаниями по поводутрудов И.Г. Спасского, сделал В.В. Уздеников: российская нумизматика непрерывно развивается и пополняется новыми сведениями, ранее не известными, а критические замечания касаются чаще всего непринципиальных вопросов «тогда как основные идеи, заложенные Спасским в нумизматику …, остаются иезыблемыми и, надо думать, не устареют никогда». (10) Помнить об этом следует всем читателям Рмс. Даже в необозримом будущем.



__________
1. «Coin World», 15.02.1962. Цитирую по: Янин В.Л. К шестидесятилетию Ивана Георгиевича Спасского // НЭ. Т. 5. С. 4. и по упом : Янин В.Л. Иван Георгиевич Спасский и советская нумизматика // ВИД. 1985. Вып. XVI. С. 357.
2. Спасский И. Г. Русская монетная система. Историко-нумизматический очерк. Пособие для учителя. М.: Учпедгиз, 1957. Тир. 15 тыс. экз.
*такой она осталась и через 50 лет, причем не только для учителей-краеведов и коллекционеров (нумизматов-любителей), но и нумизматов - «профи»
3. Гиль Х.Х. Таблицы русских монет двух последних столетий. СПб., 1898; А.А. Ильин, И. И. Толстой. Русские монеты, чеканенные с 1725 по 1801 г. СПб., 1910; Х.Х. Гиль, А. А. Ильин. Русские монеты, чеканенные в 1801 - 1904 гг. СПб., 1904
4. Вуич Л.И. «Я случайно стал нумизматом». Из воспоминаний И.Г. Спасского.
5. Гаршин М. Русские монеты 1905-1915. Пг., 1916
6. Дьячков А.Н., Уздеников В.В. Монеты России и СССР. Определитель. М., 1978; Уздеников В.В. Монеты России 1700-1917. Russian coins. М., изд-во Финансы и статистика, 1985; Изд. 2-ое, переработанное и дополненное: М., 1992 (совместное изд. Межнумизматики и датапрома)
7. Уздеников В.В. О разработке краткого справочника-определителя русских монет XVIII-XIX столетий // Тезисы докладов на секциях, посвященных итогам полевых исследований 1971 г. М., ИА АН СССР, 1972. С. 307-308.
8. Уздеников В.В. И.Г. Спасский. Его научный вклад в российскую нумизматику императорского периода. К 100-летию со дня рождения. // Московское нумизматическое общество. Нумизматический сборник 13.XI. 2006 С. 147.
9. Уздеников В.В. Объем чеканки российских монет на отечественных и зарубежных монетных дворах 1700-1917.М.,1995; Сотникова М.П. Неосуществленный справочник тиражей русских монет 1700-1917 гг. И.Г. Спасского // XVI Всероссийская нумизматическая конференция. Санкт-Петербург, Репино 18-23 апреля 2011 года. Тезисы докладов и сообщений. СПб., изд-во ГЭ, 2011. С. 244-245.
10. Уздеников В.В. И.Г. Спасский, Его научный вклад… С. 147
[DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] => Слава И.Г. Спасского как «главного нумизмата» СССР, превратившаяся через несколько лет в славу одного «из наиболее известных нумизматов мира, западного и восточного» (1) возникла после выпуска в свет в конце 1957 г. Государственным учебно-педагогическим издательством Министерства Просвещения РСФСР в качестве пособия для учителя его книги «Русская монетная система» (2) (далее - «Рмс»). Уже в январе 1958 г. в редакцию Учпедгиза и в Эрмитаж Спасскому пошли восторженные и благодарные отклики о книге, причем не только от школьных учителей, но и от преподавателей вузов, особенно финансово-экономических; от работников музеев, от коллег-историков, многих коллекционеров и самого широкого круга читателей. [~PREVIEW_TEXT] => Слава И.Г. Спасского как «главного нумизмата» СССР, превратившаяся через несколько лет в славу одного «из наиболее известных нумизматов мира, западного и восточного» (1) возникла после выпуска в свет в конце 1957 г. Государственным учебно-педагогическим издательством Министерства Просвещения РСФСР в качестве пособия для учителя его книги «Русская монетная система» (2) (далее - «Рмс»). Уже в январе 1958 г. в редакцию Учпедгиза и в Эрмитаж Спасскому пошли восторженные и благодарные отклики о книге, причем не только от школьных учителей, но и от преподавателей вузов, особенно финансово-экономических; от работников музеев, от коллег-историков, многих коллекционеров и самого широкого круга читателей. [PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_PICTURE] => Array ( [ID] => 2242640 [TIMESTAMP_X] => 11.09.2023 15:55:09 [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 100 [WIDTH] => 71 [FILE_SIZE] => 5913 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/727/ingkbwf4ntahqgfy02bbpfn67h9f3q6j [FILE_NAME] => kniga_spasskiy_i.g._russkaya_monetnaya_sistema._izd._1_1957_21998_1.jpg [ORIGINAL_NAME] => kniga-spasskiy-i.g.-russkaya-monetnaya-sistema.-izd.-1-1957_21998-1.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => 5cce2c73fee2becd9dd3789da7346909 [VERSION_ORIGINAL_ID] => [META] => [SRC] => /upload/iblock/727/ingkbwf4ntahqgfy02bbpfn67h9f3q6j/kniga_spasskiy_i.g._russkaya_monetnaya_sistema._izd._1_1957_21998_1.jpg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/727/ingkbwf4ntahqgfy02bbpfn67h9f3q6j/kniga_spasskiy_i.g._russkaya_monetnaya_sistema._izd._1_1957_21998_1.jpg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/727/ingkbwf4ntahqgfy02bbpfn67h9f3q6j/kniga_spasskiy_i.g._russkaya_monetnaya_sistema._izd._1_1957_21998_1.jpg [ALT] => Сотникова М.П. ""Русская монета система" в переписке И.Г. Спасского". [TITLE] => Сотникова М.П. ""Русская монета система" в переписке И.Г. Спасского". ) [~PREVIEW_PICTURE] => 2242640 [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [CODE] => [~CODE] => [EXTERNAL_ID] => 226485 [~EXTERNAL_ID] => 226485 [IBLOCK_TYPE_ID] => st [~IBLOCK_TYPE_ID] => st [IBLOCK_CODE] => library [~IBLOCK_CODE] => library [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [LID] => s1 [~LID] => s1 [EDIT_LINK] => [DELETE_LINK] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => [FIELDS] => Array ( [SHOW_COUNTER] => 168 ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( ) [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) ) [3] => Array ( [SHOW_COUNTER] => 377 [~SHOW_COUNTER] => 377 [ID] => 225974 [~ID] => 225974 [IBLOCK_ID] => 6 [~IBLOCK_ID] => 6 [IBLOCK_SECTION_ID] => [~IBLOCK_SECTION_ID] => [NAME] => Щетинин Г.А. "Любительское коллекционирование. Некоторые известные коллекционеры нумизматы-любители и их роль в развитии человеческой культуры" (По материалам статьи, опубликованной в сборнике Московского нумизматического общества (МНО) № 18, 2013 г. ). [~NAME] => Щетинин Г.А. "Любительское коллекционирование. Некоторые известные коллекционеры нумизматы-любители и их роль в развитии человеческой культуры" (По материалам статьи, опубликованной в сборнике Московского нумизматического общества (МНО) № 18, 2013 г. ). [ACTIVE_FROM] => [~ACTIVE_FROM] => [TIMESTAMP_X] => 20.09.2023 10:25:24 [~TIMESTAMP_X] => 20.09.2023 10:25:24 [DETAIL_PAGE_URL] => /lib/225974/ [~DETAIL_PAGE_URL] => /lib/225974/ [LIST_PAGE_URL] => /lib/index.php?ID=6 [~LIST_PAGE_URL] => /lib/index.php?ID=6 [DETAIL_TEXT] =>
Любительское коллекционирование - занятие увлекательное и весьма полезное для развития умственных, научных, практических и интеллектуальных способностей человека. История возникновения частного собирательства или коллекционирования уходит далеко вглубь веков и даже тысячелетий. Коллекционирование, как вид увлечения людей, возникло в тот период развития человеческого социума, когда HOMO SAPIENS - человек начал вести более оседлый образ жизни и в его обиходе и быту стали появляться разного рода предметы эстетического, материального и другого занимательного назначения. Предметы, привлекавшие его внимание и интерес, которые в ходе своей деятельности он начинал накапливать, собирать, а порой даже в какой-то степени и систематизировать.

Само понятие «коллекция», как лингвистическое и смысловое в научном плане определение, появилось впервые в лексиконе еще древних греков и римлян. В 66 году до нашей эры этот термин впервые прозвучал в одной из знаменитых речей МАРКА ТУЛИЯ ЦИЦЕРОНА - римского оратора, государственного деятеля и писателя в стенах Римского Сената.

В изложении ЦИЦЕРОНА слово «коллекция» в смысловом выражении представляло собой понятие о собрании или объединении разрозненных частей или предметов в какое-то единое целое - т.е. в коллекцию предметов определенного типа.

ЦИЦЕРОН, сам страстный собиратель произведений античного искусства, скульптур, гемм, манускриптов и других интересных и занимательных предметов, тем самым дал определение одного из видов увлечений человека, в последующие века охватившего десятки миллионов людей.

Издревле известно, что именно в представителях человеческого социума - во многих людях, увлеченных собирательством чего то любопытного, занимательного и интересного, со временем потенциально оживает страсть коллекционера и исследователя, собираемого им. В один прекрасный день, а с людьми это встречается в разные периоды их жизни, в этом человеке пробуждается самый настоящий «вирус собирателя», который с годами перерастает в своего рода страсть, практически уже не покидающая его до конца всей его жизни.

Великий русский ученый-физиолог Иван Петрович Павлов особо отмечал, что коллекционирование для человека, в частности собирание монет и увлечение нумизматикой, может стать даже основной целью всей его последующей жизни.

Никакая фантазия одного индивидуума не в состоянии подсказать всего, что коллекционируется людьми. Таких форм человеческого увлечения насчитывается сотни тысяч, а может быть и более.

В этом смысле нумизматика занимает одно из почетных и ведущих мест среди многочисленных форм собирательства, поскольку любителей коллекционирования монет, медалей, жетонов, плакет и других предметов мелкой пластики и денежного обращения в наши дни в мире насчитывается миллионы.

По поводу любительского коллекционирования известный коллекционер-нумизмат и исследователь, один из ведущих специалистов по русской нумизматике Иван Георгиевич Спасский в своем труде «Русская монетная система» писал следующее: «Возникновение любительского собирательства способствовало тому, что все большее количество найденных в стране старинных монет сохранилось от уничтожения. Полнотой нумизматических коллекций музеи во многом обязаны бесчисленным энтузиастам собирателям. Задумывались ли они над общественной значимостью своего увлечения, или не помышляли о том, передали они собранное в музеи сами - так поступали многие или расставались с коллекциями не по своей воле, что тоже случалось - мы с благодарностью называем их имена. Собиратели сохранили то, что без их усилий могло бы погибнуть». (1)

Данное высказывание выдающегося представителя русской нумизматики о любительском коллекционировании и о роли нумизматов любителей в России звучит очень красноречиво, полностью опровергая мнение некоторых музейных работников, представителей так называемой «чистой нумизматики», которой только они занимаются в стенах музеев, видя в коллекционерах - любителях своих конкурентов и стремясь всячески принизить их заметную роль. В действительности же иногда работы и исследования любителей коллекционеров намного превосходят «опусы» музейных работников и по качеству исследований и по глубине их содержания.

 Именно из любительского собирательства, по утверждению И.Г. Спасского «выросла вспомогательная историческая дисциплина нумизматика, создавшая методы исследования своего специфического материала,… и постоянно их совершенствуя, способная существенно обогащать наши представления о прошлом». (2)

Всем коллекционерам, в том числе и нумизматам, свойственно иногда удивляться, узнав подлинную историю того или иного предмета, хранящегося в его собрании. Особый интерес у них, как правило, возникает именно к тем монетам, жетонам, медалям и пр. которым удалось сохраниться в отличном виде, несмотря на большой промежуток времени, прошедший с момента их изготовления. Иногда же это время охватывает многие столетия.

Тем не менее, коллекционер, к которому попадают такие монеты, является только временным их обладателем, поскольку в большинстве случаев они уже успели и до него пройти через руки многих других лиц, которым ранее посчастливилось быть обладателями данных предметов.

В этом случае роль такого лица состоит в заботливом и ответственном сохранении данных монет или медалей, попавших к нему и, можно только надеяться, что когда-то в будущем они смогут снова попасть в такие же ответственные и заботливые руки коллекционера последующего поколения.

Как правило, нам почти никогда не бывает известно, кто до нас мог быть обладателем данных нумизматических сокровищ, однако история полученных в коллекцию монет всегда интересует их настоящего обладателя.

B человеческом обществе среди коллекционеров всегда была огромная разница между людьми богатыми и людьми, не обладающими большими состояниями. Она существовала до нас, да по правде говоря, не исчезла и в настоящее время. Возможно найдутся люди, которые попытаются это и оспорить, предполагая, что только состоятельные лица могут собрать большое количество, как современных монет, медалей и пр., так и приобретать монеты ранее прошедших эпох.

Богатство, безусловно, во многих случаях способствует собирательским возможностям человека, однако не только этот факт дает возможность и менее состоятельным людям преуспевать в любительском коллекционировании. Главным в собирательстве для коллекционера является его интерес к нумизматике, приобретаемый им в ходе своей деятельности, опыт, накопленные знания и желание их пополнять и расширять, и неутомимая энергия и любовь в совершенствовании своего увлечения.

Всегда интересно знать для собирателя, что какая-то особенно интересная монета или медаль в прекрасном состоянии, являющаяся украшением его коллекции, когда-то в прошлой жизни могла быть лучшим предметом нумизматического собрания или даже кабинета какого-то выдающегося коллекционера или исторической личности. Таким образом интересно узнать, кто же были те самые знаменитые коллекционеры - нумизматы любители в прошлом?

Наше небольшое исследование поможет проследить историю нескольких очень знаменитых, а некоторых и не совсем известных собирателей - любителей монет прошлого, которые могут представлять интерес для наших читателей. В это число могут войти не только коллекционеры, славу которых составили их успехи в нумизматике в самом широком понимании этого определения, но и другие люди, которые подобно многим из нас собирают монеты, медали, жетоны и пр., используя это увлечение в качестве любимого хобби.

Для некоторых коллекционеров-любителей именно коллекционирование служит возможностью пополнения своих знаний, кроме сферы денежного производства, в области истории или искусства. И, вне зависимости оттого, насколько тот или иной коллекционер известен или мало знаком другим собирателям, всех их объединяет единое стремление к коллекционированию, которое дает им возможность изучать, исследовать и обобщать свои знания по нумизматике и монетному производству, получая огромное удовлетворение от обретения информации по своему любимому увлечению, внося свой вклад в развитие культуры человечества.
Самые ранние факты по изучению истории монет и медалей мы можем встретить уже в литературных источниках маститых авторов историков и писателей Древней Греции и Рима. В них, в частности, существуют сведения о разного рода коллекционерах-любителях и о составе их нумизматических собраний-коллекций.

Упоминание о подобных фактах мы находим в трудах греческого историка Геродота (485 - 425 гг. до н.э.). Эту же тему затрагивает в своих работах и известный римский историк и публицист Плиний Старший (23 -79 гг. н.э.).

Так, в своей книге: «Натуральная история» он повествует о том, что одним из первых и наиболее известных коллекционеров-нумизматов Древнего Рима был не кто иной, как сам Император Август, правивший с 27 г. до н.э. по 14 г. н.э. (рис. 1):
Император Октавиан Август (63 г. до н.э.-14 г. н.э.)
Рис. 1. Император Октавиан Август (63 до н.э.-14 н.э.).

Плиний писал, что Император Август имел огромную коллекцию римских монет периода своего правления, в числе которых находились многочисленные экземпляры их первых выпусков из разных металлов, которые он иногда в виде подарков преподносил разным знатным особам. Кроме того, в составе его коллекции было много монет и других государств того времени - Греции, Египта, Персии и др.
Такого рода сведения мы можем встретить и в работах другого римского автора. В трудах Гая Транквилла Светония - римского историка, писателя и философа, жившего в 70-100 гг. н.э., описывавшего историю Древнего Рима, можно найти упоминания и о коллекционерах, и об их коллекциях. Светоний был автором многочисленных сочинений энциклопедического характера. В главном своем труде, написанном в 8-и томах: «О жизни 12-и Цезарей» Светоний излагает события истории Рима от Императора Юлия Цезаря до Императора Домициана, подробно описывая на фоне исторических событий детали быта, привычек и образа жизни этих правителей.

В этой работе Светоний повествует о знаменитых празднествах САТУРНАЛИЯХ, которые проводились в Риме в конце каждого года. В это время, по его словам, Император Август одаривал наиболее знатных римлян, иностранных гостей и послов не только подарками, которые состояли из богатых одежд, столового серебра, оружия и доспехов, украшенных золотом, серебром и драгоценными камнями, но и разных наборов ценных монет не только времени своего правления, но и предыдущих императоров, а также редких монет других иностранных государств. При этом все монетные наборы, как правило, сопровождались их детальным описанием с указанием времени и места их изготовления и металла, из которого они были сделаны.

По данным источников более поздних авторов обычай преподношения подобных даров, в том числе разного характера нумизматических собраний и коллекций, разными королями и богатыми феодалами своим подчиненным и иностранцам в европейских странах был продолжен и имел место на протяжении ряда последующих веков.

Такая практика сохранялась практически до начала Эпохи Возрождения - до XIV в. т.е. до того времени, когда в европейских странах возникает углубленный интерес к более крупным и подлинным произведениям искусства разного рода вообще, к началу собирания коллекционерами произведений живописи, скульптуры и т.д.

В то же время Эпоха Возрождения в Европе ознаменовалась появлением уже другого рода коллекционеров и известных собирателей, в том числе и в области нумизматики, которые собирали и формировали уже целые собрания и коллекции монет, медалей и других предметов.

В частности одним из таких занимательных коллекционеров этого времени был поэт ФРАНЧЕСКО ПЕТРАРКА - выдающаяся фигура эпохи раннего Возрождения, живший в период 1304-1374 гг.

Его работы по нумизматике Рима и Древней Греции принесли ему громкую известность. Как он писал в одном из своих сочинений, однажды работавшие на виноградниках вблизи Рима рабочие нашли большой клад старинных монет и, зная его пристрастие к нумизматике, предложили именно Петрарке купить этот клад. С удовольствием приобретя эту находку, состоявшую из старинных золотых и серебряных монет и очень ценных гемм он значительно пополнил свою коллекцию и занялся атрибуцией найденных раритетов. (3)

Однако это был не единственный случай такого рода. Из писем Петрарки можно узнать, что он довольно часто приобретал древние монеты. Работавшие на виноградниках рабочие, зная о его увлечении и о том, что он хорошо платит за монеты, постоянно приносили ему древние монеты, которые часто находили обрабатывая виноградники. Петрарка же активно приобретал их, постоянно пополняя свою коллекцию все новыми и более качественными экземплярами.

Будучи известным поэтом своего времени, он имел постоянный доступ ко двору Императора Карла IV. Во время одного из таких посещений Императора, Петрарка подарил ему небольшую коллекцию древнеримских монет с портретами Римских Императоров (рис. 2):
Франческо Петрарка (1304-1374 гг.)
Рис. 2. Франческо Петрарка (1304-1374), преподносящий свои монеты Императору Карлу IV. жетон, посвященный нумизматической выставке в г. Пистоя в провинции Флоренция, Италия, 01.X.1972. Из коллекции автора.

Другим, не менее популярным нумизматом того времени, был ДЖОВАННИ БОККАЧЧО - знаменитый писатель-гуманист, живший в 1313-1375 гг, являвшийся автором бессмертного произведения «Декамерон». Его коллекция монет также была широко известна в Италии того времени, о чем можно найти множество упоминаний в различных литературных источниках (рис.3):
Джованни Бокаччо (1313--1375).
Рис. 3. Джованни Бокаччо (1313--1375).

Эпоха Возрождения стала периодом определенного подъема и расцвета дальнейшего коллекционирования, в том числе и в нумизматике во многих европейских странах, что особенно было заметно в последующие века. Это привело к тому, что в течение XV - XVI веков многие монархи, знатные феодалы, правители, да и просто состоятельные люди все больше пополняли ряды коллекционеров-любителей, увлеченных историей античной культуры и собирательством разных монет Древней Греции, Рима, Египта и стран Европы раннего Средневековья.

K числу таких коллекционеров можно отнести различных представителей знаменитых домов европейской знати. Так например, Герцог Жан де Берри - третий сын короля Франции Иоанна - Доброго, живший в период 1340-1416 гг., известный как большой меценат и покровитель искусств, сумел составить огромную коллекцию монет Древней Греции и Рима, на приобретение которых он постоянно расходовал значительные суммы денег.

Другим известным любителем-коллекционером того времени можно назвать состоятельного флорентийца Николо Николи. Его коллекция монет не была особенно большой, однако его собрание славилось внушительным набором древних манускриптов и переводом знаменитых классиков древности и считалось самым богатым и содержательным не только во Флоренции, но и во всей Италии.

Большим собирателем и коллекционером произведений искусства и нумизматики своего времени прослыл и Венгерский Король Матвей Корвин (1443-1490 гг.). В последствии его коллекции стали основой Венгерского Национального музея в Будапеште (рис. 4):
Матвей (Матиаш) I Корвин (1443-1490).
Рис. 4. Матвей (Матиаш) I Корвин (1443-1490).

Богатые собрания произведений нумизматики и искусства, собранные Императорами Священной Римской Империи дома Габсбургов Фридрихом III (1440-1493 гг.) и Максимилианом I (1459-1519 гг.), также составили основной фонд всего музейного собрания современной Австрии и знаменитого музея в Вене (рис.5):
Австрийский Император Максимиллиан I (1459-1519).
Рис. 5. Австрийский Император Максимиллиан I (1459-1519).

Национальный музей в Праге был основан в 1818 г. Через полтора десятилетия в его фонды поступили знаменитые коллекции монет и медалей известного собирателя Ф. Штернберг-Мандершайда. В последующие годы пополнение его фондов шло исключительно за счет даров многих коллекционеров-любителей Чехии.

Мюнцкабинет в Берлине, являющийся составной частью берлинских музеев, был основан на базе частных коллекций Бранденбургского Курфюрста Иоахима II (1535-1571 гг.). В дальнейшем он был значительно расширен при его потомках Курфюрсте Фридрихе Вильгельме (1640-1688 гг.) и Короле Фридрихе Вильгельме III (1797- 1840 гг.).

В США крупнейшее музейное собрание - Музей Американского нумизматического общества (Нью Йорк), возникло в 1858 г. С первых дней и до настоящего времени оно постоянно пополнялось главным образом за счет даров коллекционеров-нумизматов любителей. Это же происходит и в настоящее время.

Тем не менее, уже с древних времен, да и в более поздние века пожалуй и в наше время, разного рода авантюристы и фальшивомонетчики, поняв, что коллекционирование является делом прибыльным, всегда пытались создавать самодельные штемпеля для изготовления древних и современных особенно редких монет и других предметов для коллекционирования, засоряя своими изделиями нумизматический рынок, что, как правило, вводило в заблуждение несведущих собирателей, в результате чего во многих частных коллекциях появились разного рода суррогаты - монеты и медали фальшивого качества. В этой связи коллекционеры-нумизматы любители постоянно вели и ведут борьбу с такими людьми, выявляя предметы подобного «творчества».

Средневековый интерес к увлечению коллекционированием и нумизматикой не ограничивался только пределами Центральной Европы, практически он вовлек в свою орбиту и коллекционеров многих других стран. Значительное распространение оно получило, в частности, и в Англии.

Так, Уильям Сесиль - первый барон Барли (1520-1598 гг.), дипломат, политический деятель, советник Королевы Елизаветы I английской создал несколько обширных собраний произведений живописи, прикладного искусства, монет и медалей, которые были размещены в трех его огромных поместьях: Барли Хаузе на Странде, Сесиль Хаузе в Стемфорде и в замке Теобальд в графстве Хертфордшире (рис. 6):
Барон Уильям Сесиль Барли (1520-1598).
Рис. 6. Барон Уильям Сесиль Барли (1520-1598).

Примерно в то же время один из английских антикваров и любителей античных монет Уильям Камден (1551-1623 гг.) прослыл как успешный собиратель и исследователь нумизматики Древнего Рима. Он познакомил английских коллекционеров с историей монетного дела Рима, опубликовав увлекательную работу, которая вышла в свет под названием «Древнеримские и английские монеты». (4)

Другой английский собиратель ценных и старинных предметов Сэр Роберт Брюс, первый баронет Коттон (1571-1631 гг.) в своем поместье неподалеку от старинного дворца в Вестминстере, собрал огромную коллекцию разного рода исторических документов, книг и монет, которые попадали на рынок из собраний многих монастырей, подвергшихся разграблению и уничтожению в годы реформации в Англии.

Коллекционерскую деятельность он начал в 1585 г. после завершения учебы в колледже Иисуса в Кембридже. Этим занятием он увлекался на протяжении всей своей последующей жизни. Свою коллекцию он хранил не только для себя, охотно предоставляя возможность пользоваться своими фондами всем студентам, обучавшимся в то время в различных учебных заведениях Кембриджа, в любое удобное для них время.

Публичные выступления Сэра Роберта Брюса против налоговой политики короля Карла I - его обличительные памфлеты, которые он распространял, привели к тому, что в 1628 г. указом короля он был заключен в тюрьму, а его библиотека была опечатана и конфискована. Однако, в связи с торжествами по случаю рождения нового короля Карла II 29 мая 1630 г. Роберт Брюс был освобожден из тюрьмы, но его библиотека осталась конфискованной, что продолжалось до самой его смерти.

Только его сыну Томасу Коттону (1594-1662 гг.) удалось добиться снятия формы конфискации с библиотеки и получить право владеть ее. Он расширил и значительно пополнил его фонды. Так продолжалось до тех пор, пока уже правнук Сэра Роберта Брюса не стал владельцем этого собрания, который в 1700 г. передал библиотеку в дар государству.

Именно эти коллекции и стали основой формирования фондов Британского музея, основанного в 1753 г. (5)

Второе возвращение династии Стюартов к власти в Англии было временем знаменательным для развития частного собирательства и коллекционирования. Достоен сожаления, однако, тот факт, что в результате последовавшей за этим кровавой гражданской войны многие из этих собраний были разграблены и утрачены.

Хотелось бы отметить, что коллекционированием и собирательством в Англии в ту эпоху занимались не только знатные особы. Так, в книге: «История известных реликвий Англии», впервые опубликованной в 1662 г., упоминается имя некого Эдварда Пальмера Фуллера из графства Глочестер, который прославился, как крупный собиратель разного рода монет и антикварных ценностей. Его собрание древних золотых, серебряных и бронзовых монет, описываемые в указанной книге - наиболее крупное и известное в Англии того времени.

XVIII век для Англии был временем огромных перемен. Оно ознаменовалось появлением в стране философов-просветителей, однако окончилось бурными событиями промышленной революции. Тем не менее, в стране число коллекционеров-любителей постоянно росло, многие из которых публиковали разного рода исследования в области нумизматики.

Одним из наиболее ярких представителем любительского коллекционирования в нумизматике той эпохи можно назвать Уильяма Хантера, жившего с 1718 по 1783 гг. Хантер был известным врачом-акушером и писателем в области медицины. Одновременно с этим он преподавал в Университете г. Глазго в Шотландии. За годы своей деятельности он собрал значительную и ценную коллекцию монет и медалей. Работая в университете он вел большую и разнообразную просветительскую деятельность по пропаганде нумизматических знаний не только со студентами, но и с другими любителями коллекционерами. После его смерти в 1783г. его коллекции стали основой известного нумизматического кабинета г. Глазго, где они пребывают и поныне в так называемом Хантерианском музее. В этих коллекциях представлено огромное число монет Древнего Рима и Греции, а также подборка медалей, собранная самим Хантером при жизни. (6) (рис. 7):
Уильям Хантер (1718-1783).
Рис. 7. Уильям Хантер (1718-1783).

Несколько менее известным коллекционером-любителем того же времени в Англии был Эдвард Даниэль Кларк (1769-1822 гг.). Будучи большим специалистом в области минералогии и путешественником, в годы своих странствований он сумел собрать много древних рукописей, более 1000 древнегреческих монет, античных статуй и ваз, которые по возвращению в Англию передал в фонды Британского Музея.

В XIX веке в связи с увеличением Британской Империи и ее захватами других стран и территорий, поле развития различных нумизматических исследований возросло многократно. Архитектор и известный английский антиквар Джеймс Принсепс (1799-1840 гг.), находясь на колониальной службе в Индии, прослыл большой знаменитостью, когда среди прочих исследований по нумизматике, ему удалось расшифровать Указы по денежному обращению древнеиндийского Императора АШОКИ, жившего в III в. до н.э.

Руководя работой рудников в Калькутте и Бинаресе с 1819 по 1838 гг. он собрал огромную коллекцию древнеиндийских монет, существовавших на тот момент времени. Однако он занимался не только коллекционированием. Работая на монетном дворе в Калькутте, он участвовал и в реформировании монетного производства, а также в совершенствовании и самой индийской системы мер и весов, существовавшей в то время в стране.

Другим известным коллекционером-исследователем индийской нумизматики тех лет был некто Принсепс, также работавший в колониальной администрации Англии в Индии, который написал исследование в 2-х томах: «Записки античной истории нумизматики и палеографии Индии», опубликованное в Англии в 1848 г. после его смерти.

Мода на развитие коллекционерства и собирание предметов древнего искусства, монет медалей и других ценностей получила распространение и в других европейских странах. Особенное распространение она получила в XVI - XVII вв. Одним из знаменитых представителей этого увлечения того времени можно назвать знаменитого фламандского художника Питера Пауля Рубенса (1577-1640 гг.), бывшего одним из выдающихся живописцев стиля барокко. Совершив длительную поездку в Рим со своим братом Филиппом, они посвятили ее глубокому изучению проблем древнего искусства живописи, ваяния и филологии, исследуя творчество великих мастеров античности и Эпохи Возрождения (рис.8):
Питер Пауль Рубенс (1577-1640).
Рис. 8. Питер Пауль Рубенс (1577-1640).

В ходе своего пребывания в Италии братья приобрели большое количество произведений Древнего Рима и собрали значительную коллекцию античных монет. В дальнейшем, изучая предметы античной культуры Рима, причем огромную роль для Рубенса было скурпулезное изучение сюжетов, изображенных на римских монетах, он постоянно черпал вдохновение в своем творчестве из этого огромного богатства.

Его познания в области античной культуры были многогранны и всесторонни. Все это дало основание его большому другу Фабри де Переску, крупному антиквару и знатоку древностей в своих воспоминаниях о Рубенсе написать буквально следующее: «В области античной культуры его познания были настолько обширны и глубоки, что ничего подобного я не встречал среди его современников». (7)

B XVII в. любительское собирательство продолжало активно развиваться, охватывая все новые страны, вовлекая в него представителей самых различных слоев общества. Многие европейские монархи и представители разных знатных домов проявляли постоянный интерес к коллекционированию всевозможных произведений искусства, в том числе монет и медалей разных эпох и направлений.

Так, король Франции Людовик XIV (1638-1715 гг.), встретив что либо интересное, будь то живописное полотно, скульптура или что-то другое, никогда не отказывался от того, чтобы приобрести этот предмет. Поэтому, его Версальский дворец с его огромными собраниями произведений искусства был предметом зависти многих европейских коронованных особ, которые желали бы и сами иметь у себя что-либо подобное. Самому же Людовику XIV очень повезло, поскольку он унаследовал от своего дяди герцога Гастона Орлеанского огромные собрания медалей, монет, античных скульптур и большую коллекцию рисунков с изображениями всякого рода птиц, цветов и растений (рис. 9):
Король Франции Людовик IV (1678-1715).
Рис. 9. Король Франции Людовик IV (1678-1715).

На протяжении своей продолжительной жизни он постоянно пополнял свои коллекции путем покупки или обмена целых собраний монет, медалей, рисунков, гобеленов, гравированных кристаллических предметов, ювелирных изделий и бронзовых скульптур.

Все эти коллекции размещались в специально построенном по приказу короля для этого музее в Версале рядом с королевским дворцом, чтобы король мог постоянно ими любоваться.

Только отдельным особенно уважаемым гостям короля, по его персональному приглашению было дозволено посещать этот «Кабинет необыкновенных диковин», где они могли познакомиться с этими великолепными коллекциями старинных монет, медалей, скульптур и пр.

Все эти богатейшие собрания стали основой всего настоящего великолепного музейного комплекса главного собрания Франции коллекции современного музея в Лувре.

B XV - XVI вв. развитие любительского коллекционирования в Западной Европе происходило довольно активно. В этот период времени многие коллекционеры-нумизматы любители стали уделять значительно больше внимания собиранию не только античных монет Древнего Рима и Греции. В это же время широкое распространение получило и собирательство монет Раннего Средневековья Европейских стран, а также и современных монет той эпохи.

В те годы это увлечение начало проникать и в среду самых различных слоев общества почти всех стран Западной Европы. Коллекционерами собирателями становились не только представители аристократии, нои купцы, чиновники, писатели, религиозные деятели и т.д.

Так известно, что епископ Хелмский Стефан Хейдебург (1450-1486 гг.) сумел собрать значительную коллекцию не только чужеземных, но и других монет разных Европейских стран, которую хранил в своем замке в г. Любаве. В последующем все это богатое собрание было передано в фонды музея данного города.

Примечательно, что коллекционером-нумизматом любителем тго времени был даже известный писатель и философ Эразм Роттердамский (1469-1536 гг.). автор знаменитого произведения «Похвала глупости». Его коллекция в последующем была им завещана, и до сего времени пребывает в фондах музея г. Базеля, став основой его большого нумизматического собрания.

В более поздние годы число нумизматических коллекций нумизматов-любителей возросло еще значительней. Такое бурное распространение любительского коллекционирования в тот период времени было вызвано, в первую очередь, появлением первых печатных нумизматических исследований и разного рода литературы по нумизматике, как научного, так и популярного характера. Все это, в свою очередь, способствовало вовлечению в сферу любительского собирательства еще большего числа лиц разных сословий и профессий, увлеченных этим интересным и содержательным занятием.

B 1558 г. в Европе появляется первая публикация, которая содержала описание уже целого большого нумизматического собрания - прообраз современного каталога, автором которого был словацкий врач и писатель гуманист Ян Самбук (1534-1584 гг.). Его труды по нумизматике были широко известны в те годы не только в Богемии, но и во многих других странах.

XVI - XVII века в Европе стали временем нарастающего появления такого рода работ по нумизматике - каталогов, описаний коллекций и исследований по различным разделам нумизматике с обстоятельными обобщениями по исследуемым собраниям античных, средневековых и современных монет того времени.

Любительское коллекционирование стало широко распространенным явлением и в слоях представителей культуры - среди писателей, поэтов и художников.

Увлеченным любителем нумизматом того времени был великий немецкий поэт Иоганн Вольфганг Гете, живший в Германии в 1749-1832 гг. Долгое время он собирал монеты, живя в Германии. Однако, предприняв длительное путешествие по Италии в 1803 году, он приобрел большую коллекцию древнегреческих монет, потратив на нее более 7000 таллеров, что по тем временам составляло сумму необычайно высокую (8) (рис. 10):
Иоганн Вольфганг Гете  (1749-1832).
Рис. 10. Иоганн Вольфганг Гете  (1749-1832).

Всего в его коллекции было 4000 монет и медалей. В его же библиотеке была широко представлена литература по разным разделам нумизматики. Там были всевозможные каталоги, справочники и нумизматические таблицы. Помимо своей коллекции Гете хорошо знал и состав больших нумизматических собраний Герцога Эрнеста II Саксен-Гота в Веймаре и Графини Софии фон Бентик в Бейнингене. Гете часто встречался с этими коллекционерами, и, будучи опытным собирателем монет, давал им дельные и практические советы по различным проблемам нумизматики и коллекционирования.

B XVII-XVIII вв. увлечением изучения монет и их коллекционированием были охвачены не только представители сильного пола, но часто этим стали заниматься и женщины, и, в первую очередь, представительницы аристократии и состоятельных слоев общества.

Первой немецкой женщиной-нумизматом была Лизелотта  Элизабет Шарлотта Пфальцская (1662-1772 гг.) жена Герцога Филиппа Орлеанского - младшего брата Короля Людовика XIV. В этом отношении она испытала прямое влияние самого Короля, бывшего страстным коллекционером и дарившего ей разные монеты и медали по случаю разнообразных знаменательных дат. Да и в ее семье нумизматика была занятием весьма популярным. Большим коллекционером-нумизматом был ее отец Курфюрст Карл Людвиг и оба ее брата, имевшие значительные нумизматические собрания монет и медалей. (9)

Знаменательным примером увлечения нумизматикой коллекционированием была также Королева Швеции Кристина (1625 -1689 гг.). В ее нумизматическое собрание были включены коллекции многих правителей германских земель, захваченных шведской армией во главе с Королем Густавом II Адольфом - ее отцом в ходе Тридцатилетней войны в Европе, а также приобретенные в разных странах по ее поручению ее придворными (рис. 11):
Королева Швеции Кристина Августа (1626-1689).
Рис. 11. Королева Швеции Кристина Августа (1626-1689).

После отречения от престола в 1654 г. Кристина уехала в Италию, увезя с собой большую часть своей коллекции, где ее собрание оставалось какое-то время. Во время Итальянского похода Бонапарта в 1796 г. значительная часть коллекций Королевы Кристины была захвачена французами, и в 1799г. по указанию Бонапарта она поступила в Кабинет монет и медалей Парижской национальной библиотеки. (10)

Известны также и имена других знаменитых женщин коллекционеров-нумизматов любителей того времени.

Познавательный интерес к нумизматике на Руси, как и в других странах скорее всего зародился давно со времени появления самих денег в русских землях. Однако, наиболее интенсивно этот процесс начал развиваться уже в период образования русского централизованного государства в XVI-XVII вв.

Особый импульс развития это увлечение получило в эпоху государственных преобразований, которые Петр Великий начал проводить с начала XVIII века в России.

Петр I и сам стал первым известным русским коллекционером-любителем. В 1697-1698 гг. во время поездки за границу он посетил Голландию и Англию, ознакомился с работой монетных дворов этих стран, встречался со многими известными в то время коллекционерами-собирателями не только разного рода исторических ценностей, но и крупных собраний монет и медалей, а на монетном дворе в Лондонском Тауэре, которым в то время руководил Исаак Ньютон, он побывал даже три раза (рис. 12):
Император Петр I Великий (1672-1725).
Рис. 12. Император Петр I. Великий.

Все это побудило и в нем самом интерес к коллекционированию и послужило поводом для создания в Санкт-Петербурге Кунсткамеры и Мюнц-кабинета в ней подобного тем, которые он видел в странах Европы. Сопровождаемый в поездке Петра I в Европу генерал Яков Брюс, также увлекся коллекционированием, создав в последствии значительное собрание монет и медалей.

Во время своего второго заграничного путешествия в 1717 г. Петр I побывал во Франции и на Парижском монетном дворе, где детально знакомился с работой этого производства, подробно изучал на нем чекан монет и медалей. В память об этом визите Петра, на монетном дворе была отчеканена французская медаль, автором-гравером которой был художник Жан Дювивье. (11)

Петр I досканально изучал монетное производство западноевропейских стран с целью налаживания в России своего обновленного и современного монетного дела для обеспечения страны новыми и качественными деньгами по европейским стандартам, что и было реализовано в последствии на монетных дворах Москвы и Санкт Петербурга.

Пополнение нумизматической коллекции Мюнц-кабинета в Санкт Петербурге происходило не только за счет того, что Петр I сам привозил монеты и медали из-за границы, которые получал в виде подарков или покупал для этой цели. По поручению Петра I в сферу поисков коллекционного материала для Мюнц-кабинета были вовлечены и многие русские дипломаты того времени, имевшие прямые указания от самого Царя на этот счет. Даже после его смерти в 1725г. еще в 1726 г., да и позже такого рода посылки с приобретенными монетами в разных странах продолжали поступать в Кунсткамеру в Санкт Петербурге.

Не отставал в этом увлечении от Петра l и его ближайший соратник A.Д. Меньшиков. Приобретая разные монеты, он сумел составить значительную коллекцию, и так дорожил своим собранием, что даже попав в опалу после смерти Екатерины I, и, отправляясь в ссылку в Березово, не преминул взять с собой даже значительную часть своей коллекции.(12)

При жизни Петра I увлечение любительской нумизматикой стало увлечением популярным и весьма распространенным в России.

Из сохранившихся документов известно, что такие мюнц-кабинеты существовали также в домах сподвижников Петра I графа Я.Б. Брюса, графа П.С. Салтыкова, А.И. Остермана и ряда других видных царских часть этих коллекций также в последствии сановников. Большая пополнила нумизматические фонды Кунсткамеры.

Наряду с видными царскими вельможами в первой половине XVIII в. коллекционерами нумизматами были и лица ряда других сословий русского общества. К числу таких известных собирателей, судя по ряду письменных источников, можно отнести купца П.В. Меллера и священника Федора, служившего в Воскресенском монастыре в Москве и ряд других лиц . (13)

В этот период времени публикуются и первые научные труды и исследования по различным разделам теперь уже российской нумизматики. Так в 1745г. выходит в свет первый печатный каталог коллекции Мюнц-кабинета Кунсткамеры, изданный на латинском языке.

Увлеченная собирательством художественных и исторических ценностей Екатерина II, ставшая основательницей Эрмитажа, также значительно пополнила нумизматическое собрание этого музея. Ее примеру последовала и супруга Императора Павла I Мария Федоровна (1759-1828 гг.) урожденная принцесса Вюртембергская. Ее большая нумизматическая коллекция, находившаяся во дворце в Павловске, ныне также включена в состав нумизматического собрания Эрмитажа.

Среди других коллекционеров-нумизматов любителей того времени, чьи коллекции попали в фонды Эрмитажа, можно назвать имена Ж.П. Адора, Е.Ф. и И.Ф. Ашей, А.В. Вяземского и его супруги Е.Н. Вяземской (урожденной Трубецкой), И.Г. Чернышова, П.Г. Демидова, И.П. Урусова, Л.А. Нарышкина, П.К. Сухтелена, Н.П. Румянцева, А.Н. Мусина-Пушкина, первооткрывателя рукописного издания «Слова о полку Игореве» и многих, многих других.

В XVIII-XIX вв. при активном содействии любителей и на базе их коллекций нумизматические собрания создавались в музеях большинства российских городов - Великого Новгорода, Пскова, Ярославля, Владимира, Смоленска, Казани, Рязани, Нижнего Новгорода, Омска, Томска и ряда других больших и малых городов, став главной основой их музейных фондов.

По словам В.М. Потина, XVIII-XIX века отмечены быстрым ростом и числа нумизматов-любителей России, а также появлением разного рода каталогов и множества изданий произведений по самым различным направлениям нумизматики античного, восточного, средневекового и современного периодов.

Начало активного формирования фондов отдела нумизматики Исторического музея в Москве самым тесным образом связано с деятельностью А.В. Орешникова - Председателя Московского нумизматического общества, начавшего работать в этом музее в 1883 году.

Уже в 1886 г. в состав нумизматического собрания ГИМА была включена обширная коллекция А.Д. Черткова. В начале ХХ в. коллекция античных монет П.О. Бурачкова, в 1919 г. коллекция П.В. Зубова и ряда других коллекционеров-нумизматов любителей. В 1979 г. это собрание насчитывало почти 1 миллион 623 тысячи экземпляров монет.

C созданием в 1912 г. музея И.В. Цветаева (ныне музей A.С.Пушкина) отдел нумизматики этого музея также начал формироваться на базе коллекций Московского Университета. В дальнейшем нумизматические фонды музея стали пополняться за счет разного рода поступлений и приобретения различных коллекций. В настоящее время в его фондах насчитывается более ста тысяч монет и медалей разных разделов нумизматики различных стран и эпох.

В конце XIX - начале XX вв. любительское коллекционирование монет и медалей становится явлением очень популярным и широко распространенным. Не удивительно, что среди наиболее известных коллекционеров того времени можно назвать даже двух крупных русских писателей того времени - Ф.М. Достоевского и А.М. Горького, считавших это занятие делом увлекательным, познавательным и весьма полезным.

В своей книге: «Монеты, клады, коллекции» В.М. Потин отмечает, что биографы Ф.М. Достоевского подтверждают факт того, что в годы пребывания писателя в Семипалатинске в 1854 -1859 гг. у него уже имелась коллекция монет. В рассказе «Господин Прохарчин» Ф.М. Достоевский повествует о коллекции монет, найденных у этого персонажа. Причем описывает он эти монеты, демонстрирую глубокие познания по определению качества и состава этого нумизматического собрания. (14) (рис.13):
Федор Михайлович Достоевский (1821-1881).
Рис. 13. Федор Михайлович Достоевский (1821-1881).

Не менее интересные факты и об увлечении А.М. Горького нумизматикой В.М. Потин приводит также в указанной книге. В частности, он рассказывает о том, что интерес к нумизматике и медальерному искусству у А.М. Горького возник еще в юности, уже в 1891-1896 гг., когда он начал работать письмоводителем у нижегородского Присяжного поверенного А.И. Ланина. В окружении самого Ланина было много людей серьезно увлекавшихся нумизматикой, а общение с ними пробудило в А.М. Горьком страсть к увлечению этим занятием. Одним из таких людей в окружении Ланина был некий генерал Познанский, который ценя литературный талант A.М. Горького, сам будучи нумизматом, благосклонно относился к его увлечению нумизматикой. Ценя глубокие познания Горького в этом деле, генерал даже завещал ему свою богатую коллекцию, которую тот в свою очередь впоследствии передал в дар Нижегородскому музею.

Особенно насыщенным в коллекционировании монет для А. М. Горького оказались годы его пребывания в Италии на Капри. Там он самым активным образом занялся собиранием древнегреческих и римских монет, а также увлекся приобретением других исторических и культурных реликвий. Его страсть к нумизматике нашла свое плодотворное отражение и в его литературном творчестве. Это можно проследить в рассказах: «Репетиция», «Фальшивая монета», «Гривенник» и даже в романе «Жизнь Клима Самгина», в которых он нередко упоминает о разного рода монетах (рис.14):
Алексей Максимович Горький (1868-1936).
Рис. 14. Алексей Максимович Горький (1868-1936).

В его произведениях герои со знанием дела рассуждают о монетах, коллекционировании, и не только по русской нумизматике, но и по монетам Греции, Рима и Византии. В его же личной библиотеке было также собрано значительное количество книг, содержавших богатую информацию не только по нумизматике русской, но и античной и восточной.

Увлечение Горького этим предметом было серьезным и глубоким. В конечном итоге своего увлечения большую часть своих нумизматических
коллекций он передал в дар в фонды Нижегородского музея. Вот как обычно поступали многие коллекционеры-нумизматы любители.

1917 год внес много кардинальных изменений в ход развития культурной, художественной и нумизматической жизни коллекционеров-нумизматов любителей России.

Декретом новой власти 14 (27) декабря 1917 г. все банки и банковские конторы были национализированы, все ценности, как государства, так и частных лиц объявлялись достоянием новой власти.

В период с 1917 г. пополнение и нумизматических фондов музеев шло главным образом за счет коллекций, большей частью изъятых и конфискованных у коллекционеров-нумизматов любителей в результате разного рода судебных процессов и других акций правоохранительных органов.

Широко известно, что вплоть до XX в. в денежном обращении большинства стран мира золото и серебро в виде монетной массы имело самое широкое использование. Обращение золотых и серебряных монет было и обычным явлением для всего населения России. Понятно, что в собраниях российских нумизматов, в том числе и членов МНО, наряду с предметами из меди, бронзы и других металлов, всегда присутствовало значительное количество монет, медалей жетонов и наград из серебра, золота и даже платины. После 1917 г. все это стало представлять особый интерес для новых властей в сугубо материальном смысле.

С этого момента власти начинают проводить массовые реквизиции и конфискации всего того, что ранее принадлежало и коллекционерам любителям.

Процесс повальной национализации частных собраний в стране основывался на Декрете Совета народных комиссаров об отмене права наследования от 27.04.1918 г.

Этот Декрет открыл дорогу для бурной деятельности разного рода государственных «экспертных и конфискационных комиссий», оценивавших выявляемые ценности и отбиравших их не с целью сохранения для народа, а в стремлении последующей их продажи главным образом за рубеж, что бурно процветало на протяжении последующих 5-7-и лет и делалось довольно нагло и безграмотно. Огромные ценности отбирались и у музеев, церковных организаций и у частных лиц.

В условиях фактически повального преследования частной собственности, работа Московского нумизматического общества была парализована и МНО, как организация, прекратило свою деятельность.

Председатель Правления МНО А.В. Орешников, даже находясь на государственной службе в Историческом Музее, всячески пытался как-то сохранить хотя бы то, что оставалось от имущества и библиотеки общества. Не видя никакого другого выхода, А.В. Орешников с А.Н. Миляевым, последним хранителем библиотеки и коллекций МНО, чтобы избежать и конфискации и расхищения, 14.10.1924 г. решили передать это имущество на хранение в Исторический Музей.

Подобное положение в любительском коллекционировании России продолжалось практически до 1988 г. Частных коллекционеров постоянно преследовали и, фактически, они находились на полулегальном положении.

Появившийся в 1970 г. Указ Президиума Верховного Совета СССР разрешивший частным лицам покупать и коллекционировать монеты из драгметаллов и только в единичных экземплярах, практически не изменил положения коллекционеров-любителей.

В настоящее время, в новых условиях социально-экономической и культурной жизни России, полностью восстановленное в 1989 г. Московское нумизматическое общество продолжает свою научную и просветительскую деятельность в соответствии с положениями Устава МНО, принятого и одобренного Минюстом РФ в 1995 г.

Сегодня МНО активно занимается культурно-досуговой просветительской деятельностью в области нумизматики, организует выставки, встречи коллекционеров-нумизматов любителей, участвует во всех проводимых Всероссийских нумизматических конференциях, нумизматических чтениях и т.д. Встречи коллекционеров Московского нумизматического общества посещают не только члены МНО, но и многие коллекционеры приезжающие почти изо всех регионов страны. Московское нумизматическое общество тесно сотрудничает не только с коллекционерами любителями нумизматами многих городов России, но, являясь членской организацией Международного Нумизматического Комитета, также поддерживает деловые связи со многими российскими и зарубежными музеями.

За прошедшие 25 лет МНО подготовило и опубликовало 17 нумизматических сборников, ряд каталогов, брошюр и других исследований по нумизматике. В рамках своей медальерной программы общество отчеканило на Московском монетном дворе 57 памятных и наградных медалей, несколько памятных знаков, жетонов и ряд других изделий, связанной с нумизматической тематикой. Ежегодно МНО организует и проводит тематические выставки, посвященные историческим событиям в жизни нашей страны, самого общества и истории развития нумизматики в России.

Сегодня само понятие нумизматика под влиянием целого ряда факторов социального и экономического состояния жизни нашего общества претерпело довольно значительное смысловое изменение. В этой связи, вместо ранее существовавшего классического определения нумизматики, как предмета, существом которого было собирательство только монет и других денежных знаков, вполне современным будет определение, которое для нумизматики сформулировал В.М. Потин в своей книге: «Монеты, клады, коллекции». Он, в частности, трактует его следующим образом: «…понимание нумизматики сложилось в сфере музейно-хранительской и коллекционерской. В этом смысле нумизматика - область исторических знаний, имеющая дело не только с монетами, но и с другими монетовидными предметами (медалями, жетонами, орденами, значками), а также с товаро- деньгами и бумажными деньгами. Между тем, хотя такого рода предметы продолжают храниться в мюнц-кабинетах, области знания, изучающие эти предметы, выделились в такие обособленные дисциплины, как история медальерного искусства, фалеристика, бонистика». (15) 

B.М. Потин подчеркивает общую широкую взаимосвязь между этими дисциплинами. На наш взгляд, это совершенно правильное и точное определение современного состояния нумизматики, выросшей из рамок своего первоначального классического определения. В этом небольшом очерке по истории любительского коллекционирования о некоторых известных коллекционерах-любителях нумизматах автор стремился представить отдельные формы исторического процесса развития любительского собирательства от эпохи античности до нашего времени, познать роль коллекционеров любителей в формировании музейных фондов нумизматики большинства стран мира, а также проследить их заметное место и выдающуюся роль в общем процессе развития человеческой культуры на протяжении многих веков. На фоне всех этих явлений он не преминул остановиться на бурной и богатой истории создания, развития и деятельности Московского нумизматического общества с момента его возникновения в 1888 г. и до сего времени, и продолжающего вносить свой посильный вклад в исторический процесс развития российской нумизматики, в общее дело развития отечественной культуры.

__________
1. И.Г. Спасский «Русская монетная система», изд. «Аврора» Ленинград, 1970, стр. 21.
2. И.Г. Спасский «Русская монетная система», изд. «Аврора» Ленинград, 1970, стр. 22.
3. Примечание: в коллекции автора статьи имеется жетон, выпущенный турфирмой г. Пистоя в провинции Флоренция в Италии 1.Х.1972 г. посвященный нумизматической выставке, проходившей в этом городе. На лицевой стороне жетона изображен Ф. Петрарка, преподносящий свои монеты Императору Карлу IV.
4. Coin news, London, July 2000, p. 34.
5. Coin news, London, July 2000, p. 35.
6. Coin news, London, July 2000, p. 35.
7. Coin news, London, July 2000, p. 34.
8. В.М. Потин. Монеты, клады, коллекции, СПБ, «Искусство СПБ», 1993, стр. 12.
9. В.М. Потин. Монеты, клады, коллекции, СПБ, «Искусство СПБ», 1993, стр. 13.
10. В.М. Потин. Монеты, клады, коллекции, СПБ, «Искусство СПБ», 1993, стр. 13.
11. И.Г. Спасский «Русская монетная система», изд. «Аврора» Ленинград, 1970, стр. 26.
12. В.М. Потин. Монеты, клады, коллекции, СПБ, «Искусство СПБ», 1993, стр.13.
13. И.Г. Спасский «Русская монетная система», изд. «Аврора» Ленинград, 1970, стр. 21.
14. В.М. Потин. Монеты, клады, коллекции, СПБ, «Искусство СПБ», 1993, стр.67-68.
15. В.М. Потин. Монеты, клады, коллекции, СПБ, «Искусство СПБ», 1993, стр.29.
[~DETAIL_TEXT] =>
Любительское коллекционирование - занятие увлекательное и весьма полезное для развития умственных, научных, практических и интеллектуальных способностей человека. История возникновения частного собирательства или коллекционирования уходит далеко вглубь веков и даже тысячелетий. Коллекционирование, как вид увлечения людей, возникло в тот период развития человеческого социума, когда HOMO SAPIENS - человек начал вести более оседлый образ жизни и в его обиходе и быту стали появляться разного рода предметы эстетического, материального и другого занимательного назначения. Предметы, привлекавшие его внимание и интерес, которые в ходе своей деятельности он начинал накапливать, собирать, а порой даже в какой-то степени и систематизировать.

Само понятие «коллекция», как лингвистическое и смысловое в научном плане определение, появилось впервые в лексиконе еще древних греков и римлян. В 66 году до нашей эры этот термин впервые прозвучал в одной из знаменитых речей МАРКА ТУЛИЯ ЦИЦЕРОНА - римского оратора, государственного деятеля и писателя в стенах Римского Сената.

В изложении ЦИЦЕРОНА слово «коллекция» в смысловом выражении представляло собой понятие о собрании или объединении разрозненных частей или предметов в какое-то единое целое - т.е. в коллекцию предметов определенного типа.

ЦИЦЕРОН, сам страстный собиратель произведений античного искусства, скульптур, гемм, манускриптов и других интересных и занимательных предметов, тем самым дал определение одного из видов увлечений человека, в последующие века охватившего десятки миллионов людей.

Издревле известно, что именно в представителях человеческого социума - во многих людях, увлеченных собирательством чего то любопытного, занимательного и интересного, со временем потенциально оживает страсть коллекционера и исследователя, собираемого им. В один прекрасный день, а с людьми это встречается в разные периоды их жизни, в этом человеке пробуждается самый настоящий «вирус собирателя», который с годами перерастает в своего рода страсть, практически уже не покидающая его до конца всей его жизни.

Великий русский ученый-физиолог Иван Петрович Павлов особо отмечал, что коллекционирование для человека, в частности собирание монет и увлечение нумизматикой, может стать даже основной целью всей его последующей жизни.

Никакая фантазия одного индивидуума не в состоянии подсказать всего, что коллекционируется людьми. Таких форм человеческого увлечения насчитывается сотни тысяч, а может быть и более.

В этом смысле нумизматика занимает одно из почетных и ведущих мест среди многочисленных форм собирательства, поскольку любителей коллекционирования монет, медалей, жетонов, плакет и других предметов мелкой пластики и денежного обращения в наши дни в мире насчитывается миллионы.

По поводу любительского коллекционирования известный коллекционер-нумизмат и исследователь, один из ведущих специалистов по русской нумизматике Иван Георгиевич Спасский в своем труде «Русская монетная система» писал следующее: «Возникновение любительского собирательства способствовало тому, что все большее количество найденных в стране старинных монет сохранилось от уничтожения. Полнотой нумизматических коллекций музеи во многом обязаны бесчисленным энтузиастам собирателям. Задумывались ли они над общественной значимостью своего увлечения, или не помышляли о том, передали они собранное в музеи сами - так поступали многие или расставались с коллекциями не по своей воле, что тоже случалось - мы с благодарностью называем их имена. Собиратели сохранили то, что без их усилий могло бы погибнуть». (1)

Данное высказывание выдающегося представителя русской нумизматики о любительском коллекционировании и о роли нумизматов любителей в России звучит очень красноречиво, полностью опровергая мнение некоторых музейных работников, представителей так называемой «чистой нумизматики», которой только они занимаются в стенах музеев, видя в коллекционерах - любителях своих конкурентов и стремясь всячески принизить их заметную роль. В действительности же иногда работы и исследования любителей коллекционеров намного превосходят «опусы» музейных работников и по качеству исследований и по глубине их содержания.

 Именно из любительского собирательства, по утверждению И.Г. Спасского «выросла вспомогательная историческая дисциплина нумизматика, создавшая методы исследования своего специфического материала,… и постоянно их совершенствуя, способная существенно обогащать наши представления о прошлом». (2)

Всем коллекционерам, в том числе и нумизматам, свойственно иногда удивляться, узнав подлинную историю того или иного предмета, хранящегося в его собрании. Особый интерес у них, как правило, возникает именно к тем монетам, жетонам, медалям и пр. которым удалось сохраниться в отличном виде, несмотря на большой промежуток времени, прошедший с момента их изготовления. Иногда же это время охватывает многие столетия.

Тем не менее, коллекционер, к которому попадают такие монеты, является только временным их обладателем, поскольку в большинстве случаев они уже успели и до него пройти через руки многих других лиц, которым ранее посчастливилось быть обладателями данных предметов.

В этом случае роль такого лица состоит в заботливом и ответственном сохранении данных монет или медалей, попавших к нему и, можно только надеяться, что когда-то в будущем они смогут снова попасть в такие же ответственные и заботливые руки коллекционера последующего поколения.

Как правило, нам почти никогда не бывает известно, кто до нас мог быть обладателем данных нумизматических сокровищ, однако история полученных в коллекцию монет всегда интересует их настоящего обладателя.

B человеческом обществе среди коллекционеров всегда была огромная разница между людьми богатыми и людьми, не обладающими большими состояниями. Она существовала до нас, да по правде говоря, не исчезла и в настоящее время. Возможно найдутся люди, которые попытаются это и оспорить, предполагая, что только состоятельные лица могут собрать большое количество, как современных монет, медалей и пр., так и приобретать монеты ранее прошедших эпох.

Богатство, безусловно, во многих случаях способствует собирательским возможностям человека, однако не только этот факт дает возможность и менее состоятельным людям преуспевать в любительском коллекционировании. Главным в собирательстве для коллекционера является его интерес к нумизматике, приобретаемый им в ходе своей деятельности, опыт, накопленные знания и желание их пополнять и расширять, и неутомимая энергия и любовь в совершенствовании своего увлечения.

Всегда интересно знать для собирателя, что какая-то особенно интересная монета или медаль в прекрасном состоянии, являющаяся украшением его коллекции, когда-то в прошлой жизни могла быть лучшим предметом нумизматического собрания или даже кабинета какого-то выдающегося коллекционера или исторической личности. Таким образом интересно узнать, кто же были те самые знаменитые коллекционеры - нумизматы любители в прошлом?

Наше небольшое исследование поможет проследить историю нескольких очень знаменитых, а некоторых и не совсем известных собирателей - любителей монет прошлого, которые могут представлять интерес для наших читателей. В это число могут войти не только коллекционеры, славу которых составили их успехи в нумизматике в самом широком понимании этого определения, но и другие люди, которые подобно многим из нас собирают монеты, медали, жетоны и пр., используя это увлечение в качестве любимого хобби.

Для некоторых коллекционеров-любителей именно коллекционирование служит возможностью пополнения своих знаний, кроме сферы денежного производства, в области истории или искусства. И, вне зависимости оттого, насколько тот или иной коллекционер известен или мало знаком другим собирателям, всех их объединяет единое стремление к коллекционированию, которое дает им возможность изучать, исследовать и обобщать свои знания по нумизматике и монетному производству, получая огромное удовлетворение от обретения информации по своему любимому увлечению, внося свой вклад в развитие культуры человечества.
Самые ранние факты по изучению истории монет и медалей мы можем встретить уже в литературных источниках маститых авторов историков и писателей Древней Греции и Рима. В них, в частности, существуют сведения о разного рода коллекционерах-любителях и о составе их нумизматических собраний-коллекций.

Упоминание о подобных фактах мы находим в трудах греческого историка Геродота (485 - 425 гг. до н.э.). Эту же тему затрагивает в своих работах и известный римский историк и публицист Плиний Старший (23 -79 гг. н.э.).

Так, в своей книге: «Натуральная история» он повествует о том, что одним из первых и наиболее известных коллекционеров-нумизматов Древнего Рима был не кто иной, как сам Император Август, правивший с 27 г. до н.э. по 14 г. н.э. (рис. 1):
Император Октавиан Август (63 г. до н.э.-14 г. н.э.)
Рис. 1. Император Октавиан Август (63 до н.э.-14 н.э.).

Плиний писал, что Император Август имел огромную коллекцию римских монет периода своего правления, в числе которых находились многочисленные экземпляры их первых выпусков из разных металлов, которые он иногда в виде подарков преподносил разным знатным особам. Кроме того, в составе его коллекции было много монет и других государств того времени - Греции, Египта, Персии и др.
Такого рода сведения мы можем встретить и в работах другого римского автора. В трудах Гая Транквилла Светония - римского историка, писателя и философа, жившего в 70-100 гг. н.э., описывавшего историю Древнего Рима, можно найти упоминания и о коллекционерах, и об их коллекциях. Светоний был автором многочисленных сочинений энциклопедического характера. В главном своем труде, написанном в 8-и томах: «О жизни 12-и Цезарей» Светоний излагает события истории Рима от Императора Юлия Цезаря до Императора Домициана, подробно описывая на фоне исторических событий детали быта, привычек и образа жизни этих правителей.

В этой работе Светоний повествует о знаменитых празднествах САТУРНАЛИЯХ, которые проводились в Риме в конце каждого года. В это время, по его словам, Император Август одаривал наиболее знатных римлян, иностранных гостей и послов не только подарками, которые состояли из богатых одежд, столового серебра, оружия и доспехов, украшенных золотом, серебром и драгоценными камнями, но и разных наборов ценных монет не только времени своего правления, но и предыдущих императоров, а также редких монет других иностранных государств. При этом все монетные наборы, как правило, сопровождались их детальным описанием с указанием времени и места их изготовления и металла, из которого они были сделаны.

По данным источников более поздних авторов обычай преподношения подобных даров, в том числе разного характера нумизматических собраний и коллекций, разными королями и богатыми феодалами своим подчиненным и иностранцам в европейских странах был продолжен и имел место на протяжении ряда последующих веков.

Такая практика сохранялась практически до начала Эпохи Возрождения - до XIV в. т.е. до того времени, когда в европейских странах возникает углубленный интерес к более крупным и подлинным произведениям искусства разного рода вообще, к началу собирания коллекционерами произведений живописи, скульптуры и т.д.

В то же время Эпоха Возрождения в Европе ознаменовалась появлением уже другого рода коллекционеров и известных собирателей, в том числе и в области нумизматики, которые собирали и формировали уже целые собрания и коллекции монет, медалей и других предметов.

В частности одним из таких занимательных коллекционеров этого времени был поэт ФРАНЧЕСКО ПЕТРАРКА - выдающаяся фигура эпохи раннего Возрождения, живший в период 1304-1374 гг.

Его работы по нумизматике Рима и Древней Греции принесли ему громкую известность. Как он писал в одном из своих сочинений, однажды работавшие на виноградниках вблизи Рима рабочие нашли большой клад старинных монет и, зная его пристрастие к нумизматике, предложили именно Петрарке купить этот клад. С удовольствием приобретя эту находку, состоявшую из старинных золотых и серебряных монет и очень ценных гемм он значительно пополнил свою коллекцию и занялся атрибуцией найденных раритетов. (3)

Однако это был не единственный случай такого рода. Из писем Петрарки можно узнать, что он довольно часто приобретал древние монеты. Работавшие на виноградниках рабочие, зная о его увлечении и о том, что он хорошо платит за монеты, постоянно приносили ему древние монеты, которые часто находили обрабатывая виноградники. Петрарка же активно приобретал их, постоянно пополняя свою коллекцию все новыми и более качественными экземплярами.

Будучи известным поэтом своего времени, он имел постоянный доступ ко двору Императора Карла IV. Во время одного из таких посещений Императора, Петрарка подарил ему небольшую коллекцию древнеримских монет с портретами Римских Императоров (рис. 2):
Франческо Петрарка (1304-1374 гг.)
Рис. 2. Франческо Петрарка (1304-1374), преподносящий свои монеты Императору Карлу IV. жетон, посвященный нумизматической выставке в г. Пистоя в провинции Флоренция, Италия, 01.X.1972. Из коллекции автора.

Другим, не менее популярным нумизматом того времени, был ДЖОВАННИ БОККАЧЧО - знаменитый писатель-гуманист, живший в 1313-1375 гг, являвшийся автором бессмертного произведения «Декамерон». Его коллекция монет также была широко известна в Италии того времени, о чем можно найти множество упоминаний в различных литературных источниках (рис.3):
Джованни Бокаччо (1313--1375).
Рис. 3. Джованни Бокаччо (1313--1375).

Эпоха Возрождения стала периодом определенного подъема и расцвета дальнейшего коллекционирования, в том числе и в нумизматике во многих европейских странах, что особенно было заметно в последующие века. Это привело к тому, что в течение XV - XVI веков многие монархи, знатные феодалы, правители, да и просто состоятельные люди все больше пополняли ряды коллекционеров-любителей, увлеченных историей античной культуры и собирательством разных монет Древней Греции, Рима, Египта и стран Европы раннего Средневековья.

K числу таких коллекционеров можно отнести различных представителей знаменитых домов европейской знати. Так например, Герцог Жан де Берри - третий сын короля Франции Иоанна - Доброго, живший в период 1340-1416 гг., известный как большой меценат и покровитель искусств, сумел составить огромную коллекцию монет Древней Греции и Рима, на приобретение которых он постоянно расходовал значительные суммы денег.

Другим известным любителем-коллекционером того времени можно назвать состоятельного флорентийца Николо Николи. Его коллекция монет не была особенно большой, однако его собрание славилось внушительным набором древних манускриптов и переводом знаменитых классиков древности и считалось самым богатым и содержательным не только во Флоренции, но и во всей Италии.

Большим собирателем и коллекционером произведений искусства и нумизматики своего времени прослыл и Венгерский Король Матвей Корвин (1443-1490 гг.). В последствии его коллекции стали основой Венгерского Национального музея в Будапеште (рис. 4):
Матвей (Матиаш) I Корвин (1443-1490).
Рис. 4. Матвей (Матиаш) I Корвин (1443-1490).

Богатые собрания произведений нумизматики и искусства, собранные Императорами Священной Римской Империи дома Габсбургов Фридрихом III (1440-1493 гг.) и Максимилианом I (1459-1519 гг.), также составили основной фонд всего музейного собрания современной Австрии и знаменитого музея в Вене (рис.5):
Австрийский Император Максимиллиан I (1459-1519).
Рис. 5. Австрийский Император Максимиллиан I (1459-1519).

Национальный музей в Праге был основан в 1818 г. Через полтора десятилетия в его фонды поступили знаменитые коллекции монет и медалей известного собирателя Ф. Штернберг-Мандершайда. В последующие годы пополнение его фондов шло исключительно за счет даров многих коллекционеров-любителей Чехии.

Мюнцкабинет в Берлине, являющийся составной частью берлинских музеев, был основан на базе частных коллекций Бранденбургского Курфюрста Иоахима II (1535-1571 гг.). В дальнейшем он был значительно расширен при его потомках Курфюрсте Фридрихе Вильгельме (1640-1688 гг.) и Короле Фридрихе Вильгельме III (1797- 1840 гг.).

В США крупнейшее музейное собрание - Музей Американского нумизматического общества (Нью Йорк), возникло в 1858 г. С первых дней и до настоящего времени оно постоянно пополнялось главным образом за счет даров коллекционеров-нумизматов любителей. Это же происходит и в настоящее время.

Тем не менее, уже с древних времен, да и в более поздние века пожалуй и в наше время, разного рода авантюристы и фальшивомонетчики, поняв, что коллекционирование является делом прибыльным, всегда пытались создавать самодельные штемпеля для изготовления древних и современных особенно редких монет и других предметов для коллекционирования, засоряя своими изделиями нумизматический рынок, что, как правило, вводило в заблуждение несведущих собирателей, в результате чего во многих частных коллекциях появились разного рода суррогаты - монеты и медали фальшивого качества. В этой связи коллекционеры-нумизматы любители постоянно вели и ведут борьбу с такими людьми, выявляя предметы подобного «творчества».

Средневековый интерес к увлечению коллекционированием и нумизматикой не ограничивался только пределами Центральной Европы, практически он вовлек в свою орбиту и коллекционеров многих других стран. Значительное распространение оно получило, в частности, и в Англии.

Так, Уильям Сесиль - первый барон Барли (1520-1598 гг.), дипломат, политический деятель, советник Королевы Елизаветы I английской создал несколько обширных собраний произведений живописи, прикладного искусства, монет и медалей, которые были размещены в трех его огромных поместьях: Барли Хаузе на Странде, Сесиль Хаузе в Стемфорде и в замке Теобальд в графстве Хертфордшире (рис. 6):
Барон Уильям Сесиль Барли (1520-1598).
Рис. 6. Барон Уильям Сесиль Барли (1520-1598).

Примерно в то же время один из английских антикваров и любителей античных монет Уильям Камден (1551-1623 гг.) прослыл как успешный собиратель и исследователь нумизматики Древнего Рима. Он познакомил английских коллекционеров с историей монетного дела Рима, опубликовав увлекательную работу, которая вышла в свет под названием «Древнеримские и английские монеты». (4)

Другой английский собиратель ценных и старинных предметов Сэр Роберт Брюс, первый баронет Коттон (1571-1631 гг.) в своем поместье неподалеку от старинного дворца в Вестминстере, собрал огромную коллекцию разного рода исторических документов, книг и монет, которые попадали на рынок из собраний многих монастырей, подвергшихся разграблению и уничтожению в годы реформации в Англии.

Коллекционерскую деятельность он начал в 1585 г. после завершения учебы в колледже Иисуса в Кембридже. Этим занятием он увлекался на протяжении всей своей последующей жизни. Свою коллекцию он хранил не только для себя, охотно предоставляя возможность пользоваться своими фондами всем студентам, обучавшимся в то время в различных учебных заведениях Кембриджа, в любое удобное для них время.

Публичные выступления Сэра Роберта Брюса против налоговой политики короля Карла I - его обличительные памфлеты, которые он распространял, привели к тому, что в 1628 г. указом короля он был заключен в тюрьму, а его библиотека была опечатана и конфискована. Однако, в связи с торжествами по случаю рождения нового короля Карла II 29 мая 1630 г. Роберт Брюс был освобожден из тюрьмы, но его библиотека осталась конфискованной, что продолжалось до самой его смерти.

Только его сыну Томасу Коттону (1594-1662 гг.) удалось добиться снятия формы конфискации с библиотеки и получить право владеть ее. Он расширил и значительно пополнил его фонды. Так продолжалось до тех пор, пока уже правнук Сэра Роберта Брюса не стал владельцем этого собрания, который в 1700 г. передал библиотеку в дар государству.

Именно эти коллекции и стали основой формирования фондов Британского музея, основанного в 1753 г. (5)

Второе возвращение династии Стюартов к власти в Англии было временем знаменательным для развития частного собирательства и коллекционирования. Достоен сожаления, однако, тот факт, что в результате последовавшей за этим кровавой гражданской войны многие из этих собраний были разграблены и утрачены.

Хотелось бы отметить, что коллекционированием и собирательством в Англии в ту эпоху занимались не только знатные особы. Так, в книге: «История известных реликвий Англии», впервые опубликованной в 1662 г., упоминается имя некого Эдварда Пальмера Фуллера из графства Глочестер, который прославился, как крупный собиратель разного рода монет и антикварных ценностей. Его собрание древних золотых, серебряных и бронзовых монет, описываемые в указанной книге - наиболее крупное и известное в Англии того времени.

XVIII век для Англии был временем огромных перемен. Оно ознаменовалось появлением в стране философов-просветителей, однако окончилось бурными событиями промышленной революции. Тем не менее, в стране число коллекционеров-любителей постоянно росло, многие из которых публиковали разного рода исследования в области нумизматики.

Одним из наиболее ярких представителем любительского коллекционирования в нумизматике той эпохи можно назвать Уильяма Хантера, жившего с 1718 по 1783 гг. Хантер был известным врачом-акушером и писателем в области медицины. Одновременно с этим он преподавал в Университете г. Глазго в Шотландии. За годы своей деятельности он собрал значительную и ценную коллекцию монет и медалей. Работая в университете он вел большую и разнообразную просветительскую деятельность по пропаганде нумизматических знаний не только со студентами, но и с другими любителями коллекционерами. После его смерти в 1783г. его коллекции стали основой известного нумизматического кабинета г. Глазго, где они пребывают и поныне в так называемом Хантерианском музее. В этих коллекциях представлено огромное число монет Древнего Рима и Греции, а также подборка медалей, собранная самим Хантером при жизни. (6) (рис. 7):
Уильям Хантер (1718-1783).
Рис. 7. Уильям Хантер (1718-1783).

Несколько менее известным коллекционером-любителем того же времени в Англии был Эдвард Даниэль Кларк (1769-1822 гг.). Будучи большим специалистом в области минералогии и путешественником, в годы своих странствований он сумел собрать много древних рукописей, более 1000 древнегреческих монет, античных статуй и ваз, которые по возвращению в Англию передал в фонды Британского Музея.

В XIX веке в связи с увеличением Британской Империи и ее захватами других стран и территорий, поле развития различных нумизматических исследований возросло многократно. Архитектор и известный английский антиквар Джеймс Принсепс (1799-1840 гг.), находясь на колониальной службе в Индии, прослыл большой знаменитостью, когда среди прочих исследований по нумизматике, ему удалось расшифровать Указы по денежному обращению древнеиндийского Императора АШОКИ, жившего в III в. до н.э.

Руководя работой рудников в Калькутте и Бинаресе с 1819 по 1838 гг. он собрал огромную коллекцию древнеиндийских монет, существовавших на тот момент времени. Однако он занимался не только коллекционированием. Работая на монетном дворе в Калькутте, он участвовал и в реформировании монетного производства, а также в совершенствовании и самой индийской системы мер и весов, существовавшей в то время в стране.

Другим известным коллекционером-исследователем индийской нумизматики тех лет был некто Принсепс, также работавший в колониальной администрации Англии в Индии, который написал исследование в 2-х томах: «Записки античной истории нумизматики и палеографии Индии», опубликованное в Англии в 1848 г. после его смерти.

Мода на развитие коллекционерства и собирание предметов древнего искусства, монет медалей и других ценностей получила распространение и в других европейских странах. Особенное распространение она получила в XVI - XVII вв. Одним из знаменитых представителей этого увлечения того времени можно назвать знаменитого фламандского художника Питера Пауля Рубенса (1577-1640 гг.), бывшего одним из выдающихся живописцев стиля барокко. Совершив длительную поездку в Рим со своим братом Филиппом, они посвятили ее глубокому изучению проблем древнего искусства живописи, ваяния и филологии, исследуя творчество великих мастеров античности и Эпохи Возрождения (рис.8):
Питер Пауль Рубенс (1577-1640).
Рис. 8. Питер Пауль Рубенс (1577-1640).

В ходе своего пребывания в Италии братья приобрели большое количество произведений Древнего Рима и собрали значительную коллекцию античных монет. В дальнейшем, изучая предметы античной культуры Рима, причем огромную роль для Рубенса было скурпулезное изучение сюжетов, изображенных на римских монетах, он постоянно черпал вдохновение в своем творчестве из этого огромного богатства.

Его познания в области античной культуры были многогранны и всесторонни. Все это дало основание его большому другу Фабри де Переску, крупному антиквару и знатоку древностей в своих воспоминаниях о Рубенсе написать буквально следующее: «В области античной культуры его познания были настолько обширны и глубоки, что ничего подобного я не встречал среди его современников». (7)

B XVII в. любительское собирательство продолжало активно развиваться, охватывая все новые страны, вовлекая в него представителей самых различных слоев общества. Многие европейские монархи и представители разных знатных домов проявляли постоянный интерес к коллекционированию всевозможных произведений искусства, в том числе монет и медалей разных эпох и направлений.

Так, король Франции Людовик XIV (1638-1715 гг.), встретив что либо интересное, будь то живописное полотно, скульптура или что-то другое, никогда не отказывался от того, чтобы приобрести этот предмет. Поэтому, его Версальский дворец с его огромными собраниями произведений искусства был предметом зависти многих европейских коронованных особ, которые желали бы и сами иметь у себя что-либо подобное. Самому же Людовику XIV очень повезло, поскольку он унаследовал от своего дяди герцога Гастона Орлеанского огромные собрания медалей, монет, античных скульптур и большую коллекцию рисунков с изображениями всякого рода птиц, цветов и растений (рис. 9):
Король Франции Людовик IV (1678-1715).
Рис. 9. Король Франции Людовик IV (1678-1715).

На протяжении своей продолжительной жизни он постоянно пополнял свои коллекции путем покупки или обмена целых собраний монет, медалей, рисунков, гобеленов, гравированных кристаллических предметов, ювелирных изделий и бронзовых скульптур.

Все эти коллекции размещались в специально построенном по приказу короля для этого музее в Версале рядом с королевским дворцом, чтобы король мог постоянно ими любоваться.

Только отдельным особенно уважаемым гостям короля, по его персональному приглашению было дозволено посещать этот «Кабинет необыкновенных диковин», где они могли познакомиться с этими великолепными коллекциями старинных монет, медалей, скульптур и пр.

Все эти богатейшие собрания стали основой всего настоящего великолепного музейного комплекса главного собрания Франции коллекции современного музея в Лувре.

B XV - XVI вв. развитие любительского коллекционирования в Западной Европе происходило довольно активно. В этот период времени многие коллекционеры-нумизматы любители стали уделять значительно больше внимания собиранию не только античных монет Древнего Рима и Греции. В это же время широкое распространение получило и собирательство монет Раннего Средневековья Европейских стран, а также и современных монет той эпохи.

В те годы это увлечение начало проникать и в среду самых различных слоев общества почти всех стран Западной Европы. Коллекционерами собирателями становились не только представители аристократии, нои купцы, чиновники, писатели, религиозные деятели и т.д.

Так известно, что епископ Хелмский Стефан Хейдебург (1450-1486 гг.) сумел собрать значительную коллекцию не только чужеземных, но и других монет разных Европейских стран, которую хранил в своем замке в г. Любаве. В последующем все это богатое собрание было передано в фонды музея данного города.

Примечательно, что коллекционером-нумизматом любителем тго времени был даже известный писатель и философ Эразм Роттердамский (1469-1536 гг.). автор знаменитого произведения «Похвала глупости». Его коллекция в последующем была им завещана, и до сего времени пребывает в фондах музея г. Базеля, став основой его большого нумизматического собрания.

В более поздние годы число нумизматических коллекций нумизматов-любителей возросло еще значительней. Такое бурное распространение любительского коллекционирования в тот период времени было вызвано, в первую очередь, появлением первых печатных нумизматических исследований и разного рода литературы по нумизматике, как научного, так и популярного характера. Все это, в свою очередь, способствовало вовлечению в сферу любительского собирательства еще большего числа лиц разных сословий и профессий, увлеченных этим интересным и содержательным занятием.

B 1558 г. в Европе появляется первая публикация, которая содержала описание уже целого большого нумизматического собрания - прообраз современного каталога, автором которого был словацкий врач и писатель гуманист Ян Самбук (1534-1584 гг.). Его труды по нумизматике были широко известны в те годы не только в Богемии, но и во многих других странах.

XVI - XVII века в Европе стали временем нарастающего появления такого рода работ по нумизматике - каталогов, описаний коллекций и исследований по различным разделам нумизматике с обстоятельными обобщениями по исследуемым собраниям античных, средневековых и современных монет того времени.

Любительское коллекционирование стало широко распространенным явлением и в слоях представителей культуры - среди писателей, поэтов и художников.

Увлеченным любителем нумизматом того времени был великий немецкий поэт Иоганн Вольфганг Гете, живший в Германии в 1749-1832 гг. Долгое время он собирал монеты, живя в Германии. Однако, предприняв длительное путешествие по Италии в 1803 году, он приобрел большую коллекцию древнегреческих монет, потратив на нее более 7000 таллеров, что по тем временам составляло сумму необычайно высокую (8) (рис. 10):
Иоганн Вольфганг Гете  (1749-1832).
Рис. 10. Иоганн Вольфганг Гете  (1749-1832).

Всего в его коллекции было 4000 монет и медалей. В его же библиотеке была широко представлена литература по разным разделам нумизматики. Там были всевозможные каталоги, справочники и нумизматические таблицы. Помимо своей коллекции Гете хорошо знал и состав больших нумизматических собраний Герцога Эрнеста II Саксен-Гота в Веймаре и Графини Софии фон Бентик в Бейнингене. Гете часто встречался с этими коллекционерами, и, будучи опытным собирателем монет, давал им дельные и практические советы по различным проблемам нумизматики и коллекционирования.

B XVII-XVIII вв. увлечением изучения монет и их коллекционированием были охвачены не только представители сильного пола, но часто этим стали заниматься и женщины, и, в первую очередь, представительницы аристократии и состоятельных слоев общества.

Первой немецкой женщиной-нумизматом была Лизелотта  Элизабет Шарлотта Пфальцская (1662-1772 гг.) жена Герцога Филиппа Орлеанского - младшего брата Короля Людовика XIV. В этом отношении она испытала прямое влияние самого Короля, бывшего страстным коллекционером и дарившего ей разные монеты и медали по случаю разнообразных знаменательных дат. Да и в ее семье нумизматика была занятием весьма популярным. Большим коллекционером-нумизматом был ее отец Курфюрст Карл Людвиг и оба ее брата, имевшие значительные нумизматические собрания монет и медалей. (9)

Знаменательным примером увлечения нумизматикой коллекционированием была также Королева Швеции Кристина (1625 -1689 гг.). В ее нумизматическое собрание были включены коллекции многих правителей германских земель, захваченных шведской армией во главе с Королем Густавом II Адольфом - ее отцом в ходе Тридцатилетней войны в Европе, а также приобретенные в разных странах по ее поручению ее придворными (рис. 11):
Королева Швеции Кристина Августа (1626-1689).
Рис. 11. Королева Швеции Кристина Августа (1626-1689).

После отречения от престола в 1654 г. Кристина уехала в Италию, увезя с собой большую часть своей коллекции, где ее собрание оставалось какое-то время. Во время Итальянского похода Бонапарта в 1796 г. значительная часть коллекций Королевы Кристины была захвачена французами, и в 1799г. по указанию Бонапарта она поступила в Кабинет монет и медалей Парижской национальной библиотеки. (10)

Известны также и имена других знаменитых женщин коллекционеров-нумизматов любителей того времени.

Познавательный интерес к нумизматике на Руси, как и в других странах скорее всего зародился давно со времени появления самих денег в русских землях. Однако, наиболее интенсивно этот процесс начал развиваться уже в период образования русского централизованного государства в XVI-XVII вв.

Особый импульс развития это увлечение получило в эпоху государственных преобразований, которые Петр Великий начал проводить с начала XVIII века в России.

Петр I и сам стал первым известным русским коллекционером-любителем. В 1697-1698 гг. во время поездки за границу он посетил Голландию и Англию, ознакомился с работой монетных дворов этих стран, встречался со многими известными в то время коллекционерами-собирателями не только разного рода исторических ценностей, но и крупных собраний монет и медалей, а на монетном дворе в Лондонском Тауэре, которым в то время руководил Исаак Ньютон, он побывал даже три раза (рис. 12):
Император Петр I Великий (1672-1725).
Рис. 12. Император Петр I. Великий.

Все это побудило и в нем самом интерес к коллекционированию и послужило поводом для создания в Санкт-Петербурге Кунсткамеры и Мюнц-кабинета в ней подобного тем, которые он видел в странах Европы. Сопровождаемый в поездке Петра I в Европу генерал Яков Брюс, также увлекся коллекционированием, создав в последствии значительное собрание монет и медалей.

Во время своего второго заграничного путешествия в 1717 г. Петр I побывал во Франции и на Парижском монетном дворе, где детально знакомился с работой этого производства, подробно изучал на нем чекан монет и медалей. В память об этом визите Петра, на монетном дворе была отчеканена французская медаль, автором-гравером которой был художник Жан Дювивье. (11)

Петр I досканально изучал монетное производство западноевропейских стран с целью налаживания в России своего обновленного и современного монетного дела для обеспечения страны новыми и качественными деньгами по европейским стандартам, что и было реализовано в последствии на монетных дворах Москвы и Санкт Петербурга.

Пополнение нумизматической коллекции Мюнц-кабинета в Санкт Петербурге происходило не только за счет того, что Петр I сам привозил монеты и медали из-за границы, которые получал в виде подарков или покупал для этой цели. По поручению Петра I в сферу поисков коллекционного материала для Мюнц-кабинета были вовлечены и многие русские дипломаты того времени, имевшие прямые указания от самого Царя на этот счет. Даже после его смерти в 1725г. еще в 1726 г., да и позже такого рода посылки с приобретенными монетами в разных странах продолжали поступать в Кунсткамеру в Санкт Петербурге.

Не отставал в этом увлечении от Петра l и его ближайший соратник A.Д. Меньшиков. Приобретая разные монеты, он сумел составить значительную коллекцию, и так дорожил своим собранием, что даже попав в опалу после смерти Екатерины I, и, отправляясь в ссылку в Березово, не преминул взять с собой даже значительную часть своей коллекции.(12)

При жизни Петра I увлечение любительской нумизматикой стало увлечением популярным и весьма распространенным в России.

Из сохранившихся документов известно, что такие мюнц-кабинеты существовали также в домах сподвижников Петра I графа Я.Б. Брюса, графа П.С. Салтыкова, А.И. Остермана и ряда других видных царских часть этих коллекций также в последствии сановников. Большая пополнила нумизматические фонды Кунсткамеры.

Наряду с видными царскими вельможами в первой половине XVIII в. коллекционерами нумизматами были и лица ряда других сословий русского общества. К числу таких известных собирателей, судя по ряду письменных источников, можно отнести купца П.В. Меллера и священника Федора, служившего в Воскресенском монастыре в Москве и ряд других лиц . (13)

В этот период времени публикуются и первые научные труды и исследования по различным разделам теперь уже российской нумизматики. Так в 1745г. выходит в свет первый печатный каталог коллекции Мюнц-кабинета Кунсткамеры, изданный на латинском языке.

Увлеченная собирательством художественных и исторических ценностей Екатерина II, ставшая основательницей Эрмитажа, также значительно пополнила нумизматическое собрание этого музея. Ее примеру последовала и супруга Императора Павла I Мария Федоровна (1759-1828 гг.) урожденная принцесса Вюртембергская. Ее большая нумизматическая коллекция, находившаяся во дворце в Павловске, ныне также включена в состав нумизматического собрания Эрмитажа.

Среди других коллекционеров-нумизматов любителей того времени, чьи коллекции попали в фонды Эрмитажа, можно назвать имена Ж.П. Адора, Е.Ф. и И.Ф. Ашей, А.В. Вяземского и его супруги Е.Н. Вяземской (урожденной Трубецкой), И.Г. Чернышова, П.Г. Демидова, И.П. Урусова, Л.А. Нарышкина, П.К. Сухтелена, Н.П. Румянцева, А.Н. Мусина-Пушкина, первооткрывателя рукописного издания «Слова о полку Игореве» и многих, многих других.

В XVIII-XIX вв. при активном содействии любителей и на базе их коллекций нумизматические собрания создавались в музеях большинства российских городов - Великого Новгорода, Пскова, Ярославля, Владимира, Смоленска, Казани, Рязани, Нижнего Новгорода, Омска, Томска и ряда других больших и малых городов, став главной основой их музейных фондов.

По словам В.М. Потина, XVIII-XIX века отмечены быстрым ростом и числа нумизматов-любителей России, а также появлением разного рода каталогов и множества изданий произведений по самым различным направлениям нумизматики античного, восточного, средневекового и современного периодов.

Начало активного формирования фондов отдела нумизматики Исторического музея в Москве самым тесным образом связано с деятельностью А.В. Орешникова - Председателя Московского нумизматического общества, начавшего работать в этом музее в 1883 году.

Уже в 1886 г. в состав нумизматического собрания ГИМА была включена обширная коллекция А.Д. Черткова. В начале ХХ в. коллекция античных монет П.О. Бурачкова, в 1919 г. коллекция П.В. Зубова и ряда других коллекционеров-нумизматов любителей. В 1979 г. это собрание насчитывало почти 1 миллион 623 тысячи экземпляров монет.

C созданием в 1912 г. музея И.В. Цветаева (ныне музей A.С.Пушкина) отдел нумизматики этого музея также начал формироваться на базе коллекций Московского Университета. В дальнейшем нумизматические фонды музея стали пополняться за счет разного рода поступлений и приобретения различных коллекций. В настоящее время в его фондах насчитывается более ста тысяч монет и медалей разных разделов нумизматики различных стран и эпох.

В конце XIX - начале XX вв. любительское коллекционирование монет и медалей становится явлением очень популярным и широко распространенным. Не удивительно, что среди наиболее известных коллекционеров того времени можно назвать даже двух крупных русских писателей того времени - Ф.М. Достоевского и А.М. Горького, считавших это занятие делом увлекательным, познавательным и весьма полезным.

В своей книге: «Монеты, клады, коллекции» В.М. Потин отмечает, что биографы Ф.М. Достоевского подтверждают факт того, что в годы пребывания писателя в Семипалатинске в 1854 -1859 гг. у него уже имелась коллекция монет. В рассказе «Господин Прохарчин» Ф.М. Достоевский повествует о коллекции монет, найденных у этого персонажа. Причем описывает он эти монеты, демонстрирую глубокие познания по определению качества и состава этого нумизматического собрания. (14) (рис.13):
Федор Михайлович Достоевский (1821-1881).
Рис. 13. Федор Михайлович Достоевский (1821-1881).

Не менее интересные факты и об увлечении А.М. Горького нумизматикой В.М. Потин приводит также в указанной книге. В частности, он рассказывает о том, что интерес к нумизматике и медальерному искусству у А.М. Горького возник еще в юности, уже в 1891-1896 гг., когда он начал работать письмоводителем у нижегородского Присяжного поверенного А.И. Ланина. В окружении самого Ланина было много людей серьезно увлекавшихся нумизматикой, а общение с ними пробудило в А.М. Горьком страсть к увлечению этим занятием. Одним из таких людей в окружении Ланина был некий генерал Познанский, который ценя литературный талант A.М. Горького, сам будучи нумизматом, благосклонно относился к его увлечению нумизматикой. Ценя глубокие познания Горького в этом деле, генерал даже завещал ему свою богатую коллекцию, которую тот в свою очередь впоследствии передал в дар Нижегородскому музею.

Особенно насыщенным в коллекционировании монет для А. М. Горького оказались годы его пребывания в Италии на Капри. Там он самым активным образом занялся собиранием древнегреческих и римских монет, а также увлекся приобретением других исторических и культурных реликвий. Его страсть к нумизматике нашла свое плодотворное отражение и в его литературном творчестве. Это можно проследить в рассказах: «Репетиция», «Фальшивая монета», «Гривенник» и даже в романе «Жизнь Клима Самгина», в которых он нередко упоминает о разного рода монетах (рис.14):
Алексей Максимович Горький (1868-1936).
Рис. 14. Алексей Максимович Горький (1868-1936).

В его произведениях герои со знанием дела рассуждают о монетах, коллекционировании, и не только по русской нумизматике, но и по монетам Греции, Рима и Византии. В его же личной библиотеке было также собрано значительное количество книг, содержавших богатую информацию не только по нумизматике русской, но и античной и восточной.

Увлечение Горького этим предметом было серьезным и глубоким. В конечном итоге своего увлечения большую часть своих нумизматических
коллекций он передал в дар в фонды Нижегородского музея. Вот как обычно поступали многие коллекционеры-нумизматы любители.

1917 год внес много кардинальных изменений в ход развития культурной, художественной и нумизматической жизни коллекционеров-нумизматов любителей России.

Декретом новой власти 14 (27) декабря 1917 г. все банки и банковские конторы были национализированы, все ценности, как государства, так и частных лиц объявлялись достоянием новой власти.

В период с 1917 г. пополнение и нумизматических фондов музеев шло главным образом за счет коллекций, большей частью изъятых и конфискованных у коллекционеров-нумизматов любителей в результате разного рода судебных процессов и других акций правоохранительных органов.

Широко известно, что вплоть до XX в. в денежном обращении большинства стран мира золото и серебро в виде монетной массы имело самое широкое использование. Обращение золотых и серебряных монет было и обычным явлением для всего населения России. Понятно, что в собраниях российских нумизматов, в том числе и членов МНО, наряду с предметами из меди, бронзы и других металлов, всегда присутствовало значительное количество монет, медалей жетонов и наград из серебра, золота и даже платины. После 1917 г. все это стало представлять особый интерес для новых властей в сугубо материальном смысле.

С этого момента власти начинают проводить массовые реквизиции и конфискации всего того, что ранее принадлежало и коллекционерам любителям.

Процесс повальной национализации частных собраний в стране основывался на Декрете Совета народных комиссаров об отмене права наследования от 27.04.1918 г.

Этот Декрет открыл дорогу для бурной деятельности разного рода государственных «экспертных и конфискационных комиссий», оценивавших выявляемые ценности и отбиравших их не с целью сохранения для народа, а в стремлении последующей их продажи главным образом за рубеж, что бурно процветало на протяжении последующих 5-7-и лет и делалось довольно нагло и безграмотно. Огромные ценности отбирались и у музеев, церковных организаций и у частных лиц.

В условиях фактически повального преследования частной собственности, работа Московского нумизматического общества была парализована и МНО, как организация, прекратило свою деятельность.

Председатель Правления МНО А.В. Орешников, даже находясь на государственной службе в Историческом Музее, всячески пытался как-то сохранить хотя бы то, что оставалось от имущества и библиотеки общества. Не видя никакого другого выхода, А.В. Орешников с А.Н. Миляевым, последним хранителем библиотеки и коллекций МНО, чтобы избежать и конфискации и расхищения, 14.10.1924 г. решили передать это имущество на хранение в Исторический Музей.

Подобное положение в любительском коллекционировании России продолжалось практически до 1988 г. Частных коллекционеров постоянно преследовали и, фактически, они находились на полулегальном положении.

Появившийся в 1970 г. Указ Президиума Верховного Совета СССР разрешивший частным лицам покупать и коллекционировать монеты из драгметаллов и только в единичных экземплярах, практически не изменил положения коллекционеров-любителей.

В настоящее время, в новых условиях социально-экономической и культурной жизни России, полностью восстановленное в 1989 г. Московское нумизматическое общество продолжает свою научную и просветительскую деятельность в соответствии с положениями Устава МНО, принятого и одобренного Минюстом РФ в 1995 г.

Сегодня МНО активно занимается культурно-досуговой просветительской деятельностью в области нумизматики, организует выставки, встречи коллекционеров-нумизматов любителей, участвует во всех проводимых Всероссийских нумизматических конференциях, нумизматических чтениях и т.д. Встречи коллекционеров Московского нумизматического общества посещают не только члены МНО, но и многие коллекционеры приезжающие почти изо всех регионов страны. Московское нумизматическое общество тесно сотрудничает не только с коллекционерами любителями нумизматами многих городов России, но, являясь членской организацией Международного Нумизматического Комитета, также поддерживает деловые связи со многими российскими и зарубежными музеями.

За прошедшие 25 лет МНО подготовило и опубликовало 17 нумизматических сборников, ряд каталогов, брошюр и других исследований по нумизматике. В рамках своей медальерной программы общество отчеканило на Московском монетном дворе 57 памятных и наградных медалей, несколько памятных знаков, жетонов и ряд других изделий, связанной с нумизматической тематикой. Ежегодно МНО организует и проводит тематические выставки, посвященные историческим событиям в жизни нашей страны, самого общества и истории развития нумизматики в России.

Сегодня само понятие нумизматика под влиянием целого ряда факторов социального и экономического состояния жизни нашего общества претерпело довольно значительное смысловое изменение. В этой связи, вместо ранее существовавшего классического определения нумизматики, как предмета, существом которого было собирательство только монет и других денежных знаков, вполне современным будет определение, которое для нумизматики сформулировал В.М. Потин в своей книге: «Монеты, клады, коллекции». Он, в частности, трактует его следующим образом: «…понимание нумизматики сложилось в сфере музейно-хранительской и коллекционерской. В этом смысле нумизматика - область исторических знаний, имеющая дело не только с монетами, но и с другими монетовидными предметами (медалями, жетонами, орденами, значками), а также с товаро- деньгами и бумажными деньгами. Между тем, хотя такого рода предметы продолжают храниться в мюнц-кабинетах, области знания, изучающие эти предметы, выделились в такие обособленные дисциплины, как история медальерного искусства, фалеристика, бонистика». (15) 

B.М. Потин подчеркивает общую широкую взаимосвязь между этими дисциплинами. На наш взгляд, это совершенно правильное и точное определение современного состояния нумизматики, выросшей из рамок своего первоначального классического определения. В этом небольшом очерке по истории любительского коллекционирования о некоторых известных коллекционерах-любителях нумизматах автор стремился представить отдельные формы исторического процесса развития любительского собирательства от эпохи античности до нашего времени, познать роль коллекционеров любителей в формировании музейных фондов нумизматики большинства стран мира, а также проследить их заметное место и выдающуюся роль в общем процессе развития человеческой культуры на протяжении многих веков. На фоне всех этих явлений он не преминул остановиться на бурной и богатой истории создания, развития и деятельности Московского нумизматического общества с момента его возникновения в 1888 г. и до сего времени, и продолжающего вносить свой посильный вклад в исторический процесс развития российской нумизматики, в общее дело развития отечественной культуры.

__________
1. И.Г. Спасский «Русская монетная система», изд. «Аврора» Ленинград, 1970, стр. 21.
2. И.Г. Спасский «Русская монетная система», изд. «Аврора» Ленинград, 1970, стр. 22.
3. Примечание: в коллекции автора статьи имеется жетон, выпущенный турфирмой г. Пистоя в провинции Флоренция в Италии 1.Х.1972 г. посвященный нумизматической выставке, проходившей в этом городе. На лицевой стороне жетона изображен Ф. Петрарка, преподносящий свои монеты Императору Карлу IV.
4. Coin news, London, July 2000, p. 34.
5. Coin news, London, July 2000, p. 35.
6. Coin news, London, July 2000, p. 35.
7. Coin news, London, July 2000, p. 34.
8. В.М. Потин. Монеты, клады, коллекции, СПБ, «Искусство СПБ», 1993, стр. 12.
9. В.М. Потин. Монеты, клады, коллекции, СПБ, «Искусство СПБ», 1993, стр. 13.
10. В.М. Потин. Монеты, клады, коллекции, СПБ, «Искусство СПБ», 1993, стр. 13.
11. И.Г. Спасский «Русская монетная система», изд. «Аврора» Ленинград, 1970, стр. 26.
12. В.М. Потин. Монеты, клады, коллекции, СПБ, «Искусство СПБ», 1993, стр.13.
13. И.Г. Спасский «Русская монетная система», изд. «Аврора» Ленинград, 1970, стр. 21.
14. В.М. Потин. Монеты, клады, коллекции, СПБ, «Искусство СПБ», 1993, стр.67-68.
15. В.М. Потин. Монеты, клады, коллекции, СПБ, «Искусство СПБ», 1993, стр.29.
[DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] => Любительское коллекционирование - занятие увлекательное и весьма полезное для развития умственных, научных, практических и интеллектуальных способностей человека. История возникновения частного собирательства или коллекционирования уходит далеко вглубь веков и даже тысячелетий. Коллекционирование, как вид увлечения людей, возникло в тот период развития человеческого социума, когда HOMO SAPIENS - человек начал вести более оседлый образ жизни и в его обиходе и быту стали появляться разного рода предметы эстетического, материального и другого занимательного назначения. Предметы, привлекавшие его внимание и интерес, которые в ходе своей деятельности он начинал накапливать, собирать, а порой даже в какой-то степени и систематизировать.

[~PREVIEW_TEXT] => Любительское коллекционирование - занятие увлекательное и весьма полезное для развития умственных, научных, практических и интеллектуальных способностей человека. История возникновения частного собирательства или коллекционирования уходит далеко вглубь веков и даже тысячелетий. Коллекционирование, как вид увлечения людей, возникло в тот период развития человеческого социума, когда HOMO SAPIENS - человек начал вести более оседлый образ жизни и в его обиходе и быту стали появляться разного рода предметы эстетического, материального и другого занимательного назначения. Предметы, привлекавшие его внимание и интерес, которые в ходе своей деятельности он начинал накапливать, собирать, а порой даже в какой-то степени и систематизировать.

[PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_PICTURE] => Array ( [ID] => 2236918 [TIMESTAMP_X] => 20.09.2023 10:25:23 [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 97 [WIDTH] => 100 [FILE_SIZE] => 6516 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/fd0/b4tpvtizpyv3mr170k6krxjhv5wh3t1u [FILE_NAME] => 0.jpg [ORIGINAL_NAME] => 0.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => fc428eb2cc15f415f342bd73cc8e483c [VERSION_ORIGINAL_ID] => [META] => [SRC] => /upload/iblock/fd0/b4tpvtizpyv3mr170k6krxjhv5wh3t1u/0.jpg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/fd0/b4tpvtizpyv3mr170k6krxjhv5wh3t1u/0.jpg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/fd0/b4tpvtizpyv3mr170k6krxjhv5wh3t1u/0.jpg [ALT] => Щетинин Г.А. "Любительское коллекционирование. Некоторые известные коллекционеры нумизматы-любители и их роль в развитии человеческой культуры" (По материалам статьи, опубликованной в сборнике Московского нумизматического общества (МНО) № 18, 2013 г. ). [TITLE] => Щетинин Г.А. "Любительское коллекционирование. Некоторые известные коллекционеры нумизматы-любители и их роль в развитии человеческой культуры" (По материалам статьи, опубликованной в сборнике Московского нумизматического общества (МНО) № 18, 2013 г. ). ) [~PREVIEW_PICTURE] => 2236918 [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [CODE] => [~CODE] => [EXTERNAL_ID] => 225974 [~EXTERNAL_ID] => 225974 [IBLOCK_TYPE_ID] => st [~IBLOCK_TYPE_ID] => st [IBLOCK_CODE] => library [~IBLOCK_CODE] => library [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [LID] => s1 [~LID] => s1 [EDIT_LINK] => [DELETE_LINK] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => [FIELDS] => Array ( [SHOW_COUNTER] => 377 ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( ) [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) ) [4] => Array ( [SHOW_COUNTER] => 90 [~SHOW_COUNTER] => 90 [ID] => 225959 [~ID] => 225959 [IBLOCK_ID] => 6 [~IBLOCK_ID] => 6 [IBLOCK_SECTION_ID] => [~IBLOCK_SECTION_ID] => [NAME] => Уздеников В.В."Геральдическое оформление российских монет 1700-1917". Общие положения. [~NAME] => Уздеников В.В."Геральдическое оформление российских монет 1700-1917". Общие положения. [ACTIVE_FROM] => [~ACTIVE_FROM] => [TIMESTAMP_X] => 30.08.2023 20:24:25 [~TIMESTAMP_X] => 30.08.2023 20:24:25 [DETAIL_PAGE_URL] => /lib/225959/ [~DETAIL_PAGE_URL] => /lib/225959/ [LIST_PAGE_URL] => /lib/index.php?ID=6 [~LIST_PAGE_URL] => /lib/index.php?ID=6 [DETAIL_TEXT] => Общие положения.

На общегосударственных российских монетах массового выпуска в 1700-1917 гг. изображались шесть основных разновидностей государственного герба. (1)

Первая разновидность (рис. 1-1). Двуглавый орел со скипетром и державой, увенчанный тремя коронами (на серебряных монетах 1701-1735 гг., на медных монетах 1700-1754 гг.).

Вторая разновидность (рис. 1-2). Двуглавый орел со скипетром и державой, увенчанный тремя коронами, на груди орла московский герб (рис. 3 1); с 1730 г. герб дополнен изображением ордена Андрея Первозванного (2) (на золотых монетах 1701-1796 гг., на серебряных монетах 1730-1826 гг., на медных монетах 1758-1830 гг.).

Третья разновидность (рис. 1-3). Двуглавый орел с распростертыми крыльями, увенчанный тремя коронами, на груди орла московский герб (рис. 3 -1); в лапах орел держит лавровый венок, факел, двойной перун с четырьмя стрелами-молниями и ленту ордена Андрея Первозванного (на золотых монетах 1817-1831 гг., на серебряных монетах 1826-1831 гг., на медных монетах 1830-1839 гг.). (3)

Четвертая разновидность (рис. 1-4). Двуглавый орел со скипетром и державой, увенчанный тремя коронами, на груди орла московский герб (рис. 3 -1), окруженный цепью со знаком ордена Андрея Первозванного;
на крыльях орла шесть территориальных гербов: Царства Казанского (рис. 3-3) (4), Царства Астраханского (рис. 3-4), Царства Сибирского (рис. 3-5), Царства Польского (рис. 3-6), Царства Херсонеса Таврического (рис. 3-7) и Великого княжества Финляндского (рис. 3-9) (на золотых и серебряных монетах 1832-1858 гг., на платиновых монетах 1828-1845 гг.).

Пятая разновидность (рис. 1-5). Двуглавый орел со скипетром и державой, увенчанный тремя коронами, на груди орла московский герб (рис. 3-1), окруженный цепью со знаком ордена Андрея Первозванного; на крыльях орла шесть территориальных гербов: Великого княжества Новгородского (рис. 3-11), Великого княжества Киевского (рис. 3-12), Царства Астраханского (рис. 3-4), Великого княжества Владимирского (рис. 3-13), Царства Казанского (рис. 3-3) и Царства Сибирского (рис. 3-5) (на медных монетах 1849-1859 гг.).

Шестая разновидность (рис. 1-6). Двуглавый орел со скипетром и державой, увенчанный тремя коронами, соединенными лентой ордена Андрея Первозванного, на груди орла московский герб (рис. 3-2), окруженный цепью со знаком ордена Андрея Первозванного; на крыльях орла восемь территориальных гербов: Царства Казанского (рис. 3-3), Царства Польского (рис. 3-6), Царства Херсонеса Таврического (рис. 3-8), Великих княжеств Киевского, Владимирского и Новгородского (соединенный герб), (рис. 3-14), Царства Астраханского (рис. 3-4), Царства Сибирского (рис. 3-5), Царства Грузинского (рис. 3-15) и Великого княжества Финляндского (рис. 3-9, а с 1873 г. рис. 3-10) (на золотых, серебряных и медных монетах 1859-1917 гг.).

На общегосударственных российских золотых монетах массового выпуска 1755-1805 гг. достоинством в 10 и 5 рублей помещалась гербовая композиция (рис. 2-3), являвшаяся прообразом среднего государственного герба Российской империи, учрежденного в 1856 г. На этой композиции вокруг государственного герба первой разновидности размещены гербы московский (рис. 3-1), Царства Казанского (рис. 3-3), Царства Астраханского (рис. 3-4) и Царства Сибирского (рис. 3-5). Между территориальными гербами помещены четыре изображения розы, хотя В.В. Похлебкин в своей монографии «Международная символика и эмблематика» утверждает, что «в Россию роза до конца XVIII века не проникала ни как растение, ни как символ…», ибо «…как сложившийся католический символ, она не допускалась русской православной церковью» (стр. 186).

На золотых «андреевских» 2-рублевиках Петра I, Екатерины I и Петра II (1718-1728 гг.), а также на «андреевских» одинарных и двойных червонцах Елизаветы Петровны (1749-1753 гг.) находилось изображение небесного покровителя России Святого апостола Андрея Первозванного (рис. 2-2).

 Медные копейки Петра I (1704-1718 гг.) имели одно из древнейших геральдических изображений - фигуру всадника, вооруженного копьем - «ездеца» (рис. 2-1), а на большинстве медных монет 1757-1796 гг. находилось изображение московского герба (рис. 3-1). Эпизодически помещались на российских монетах и другие геральдические изображения, которые будут рассмотрены в последующих главах.

__________
1. Подразделение изображений российского государственного герба на перечисляемые ниже разновидности является достаточно условным, однако такая градация не просто фиксирует изменения в отдельных элементах герба, что с точки зрения геральдики может не иметь принципиального значения, но и учитывает связь этих изменений с определенными выпусками монет, что весьма важно для
нумизматики.
2. Впервые изображение ордена Святого апостола Андрея Первозванного появилось на государственном гербе России в 1699 г., одновременно с учреждением этого ордена. Тот факт, что на монетах орден Андрея Первозванного стали изображать только 30 лет спустя, можно объяснить лишь стремлением упростить рисунок герба с тем, чтобы снизить расходы на весьма сложный процесс ручного изготовления монетных штемпелей.
3. В полном виде герб третьей разновидности изображен только на медных монетах (см. главу «Рисунки гербового орла»).
4. Здесь и в дальнейшем цифры, помещенные на изображении гербового орла, соответствуют нумерации территориальных гербов России и некоторых иностранных гербов на рисунке 3.

Источник: Уздеников В.В."Геральдическое оформление российских монет 1700-1917". Оригинальное прижизненное издание автора 1998 г. Полную версию статьи с иллюстрациями смотрите в этой книге. 

[~DETAIL_TEXT] => Общие положения.

На общегосударственных российских монетах массового выпуска в 1700-1917 гг. изображались шесть основных разновидностей государственного герба. (1)

Первая разновидность (рис. 1-1). Двуглавый орел со скипетром и державой, увенчанный тремя коронами (на серебряных монетах 1701-1735 гг., на медных монетах 1700-1754 гг.).

Вторая разновидность (рис. 1-2). Двуглавый орел со скипетром и державой, увенчанный тремя коронами, на груди орла московский герб (рис. 3 1); с 1730 г. герб дополнен изображением ордена Андрея Первозванного (2) (на золотых монетах 1701-1796 гг., на серебряных монетах 1730-1826 гг., на медных монетах 1758-1830 гг.).

Третья разновидность (рис. 1-3). Двуглавый орел с распростертыми крыльями, увенчанный тремя коронами, на груди орла московский герб (рис. 3 -1); в лапах орел держит лавровый венок, факел, двойной перун с четырьмя стрелами-молниями и ленту ордена Андрея Первозванного (на золотых монетах 1817-1831 гг., на серебряных монетах 1826-1831 гг., на медных монетах 1830-1839 гг.). (3)

Четвертая разновидность (рис. 1-4). Двуглавый орел со скипетром и державой, увенчанный тремя коронами, на груди орла московский герб (рис. 3 -1), окруженный цепью со знаком ордена Андрея Первозванного;
на крыльях орла шесть территориальных гербов: Царства Казанского (рис. 3-3) (4), Царства Астраханского (рис. 3-4), Царства Сибирского (рис. 3-5), Царства Польского (рис. 3-6), Царства Херсонеса Таврического (рис. 3-7) и Великого княжества Финляндского (рис. 3-9) (на золотых и серебряных монетах 1832-1858 гг., на платиновых монетах 1828-1845 гг.).

Пятая разновидность (рис. 1-5). Двуглавый орел со скипетром и державой, увенчанный тремя коронами, на груди орла московский герб (рис. 3-1), окруженный цепью со знаком ордена Андрея Первозванного; на крыльях орла шесть территориальных гербов: Великого княжества Новгородского (рис. 3-11), Великого княжества Киевского (рис. 3-12), Царства Астраханского (рис. 3-4), Великого княжества Владимирского (рис. 3-13), Царства Казанского (рис. 3-3) и Царства Сибирского (рис. 3-5) (на медных монетах 1849-1859 гг.).

Шестая разновидность (рис. 1-6). Двуглавый орел со скипетром и державой, увенчанный тремя коронами, соединенными лентой ордена Андрея Первозванного, на груди орла московский герб (рис. 3-2), окруженный цепью со знаком ордена Андрея Первозванного; на крыльях орла восемь территориальных гербов: Царства Казанского (рис. 3-3), Царства Польского (рис. 3-6), Царства Херсонеса Таврического (рис. 3-8), Великих княжеств Киевского, Владимирского и Новгородского (соединенный герб), (рис. 3-14), Царства Астраханского (рис. 3-4), Царства Сибирского (рис. 3-5), Царства Грузинского (рис. 3-15) и Великого княжества Финляндского (рис. 3-9, а с 1873 г. рис. 3-10) (на золотых, серебряных и медных монетах 1859-1917 гг.).

На общегосударственных российских золотых монетах массового выпуска 1755-1805 гг. достоинством в 10 и 5 рублей помещалась гербовая композиция (рис. 2-3), являвшаяся прообразом среднего государственного герба Российской империи, учрежденного в 1856 г. На этой композиции вокруг государственного герба первой разновидности размещены гербы московский (рис. 3-1), Царства Казанского (рис. 3-3), Царства Астраханского (рис. 3-4) и Царства Сибирского (рис. 3-5). Между территориальными гербами помещены четыре изображения розы, хотя В.В. Похлебкин в своей монографии «Международная символика и эмблематика» утверждает, что «в Россию роза до конца XVIII века не проникала ни как растение, ни как символ…», ибо «…как сложившийся католический символ, она не допускалась русской православной церковью» (стр. 186).

На золотых «андреевских» 2-рублевиках Петра I, Екатерины I и Петра II (1718-1728 гг.), а также на «андреевских» одинарных и двойных червонцах Елизаветы Петровны (1749-1753 гг.) находилось изображение небесного покровителя России Святого апостола Андрея Первозванного (рис. 2-2).

 Медные копейки Петра I (1704-1718 гг.) имели одно из древнейших геральдических изображений - фигуру всадника, вооруженного копьем - «ездеца» (рис. 2-1), а на большинстве медных монет 1757-1796 гг. находилось изображение московского герба (рис. 3-1). Эпизодически помещались на российских монетах и другие геральдические изображения, которые будут рассмотрены в последующих главах.

__________
1. Подразделение изображений российского государственного герба на перечисляемые ниже разновидности является достаточно условным, однако такая градация не просто фиксирует изменения в отдельных элементах герба, что с точки зрения геральдики может не иметь принципиального значения, но и учитывает связь этих изменений с определенными выпусками монет, что весьма важно для
нумизматики.
2. Впервые изображение ордена Святого апостола Андрея Первозванного появилось на государственном гербе России в 1699 г., одновременно с учреждением этого ордена. Тот факт, что на монетах орден Андрея Первозванного стали изображать только 30 лет спустя, можно объяснить лишь стремлением упростить рисунок герба с тем, чтобы снизить расходы на весьма сложный процесс ручного изготовления монетных штемпелей.
3. В полном виде герб третьей разновидности изображен только на медных монетах (см. главу «Рисунки гербового орла»).
4. Здесь и в дальнейшем цифры, помещенные на изображении гербового орла, соответствуют нумерации территориальных гербов России и некоторых иностранных гербов на рисунке 3.

Источник: Уздеников В.В."Геральдическое оформление российских монет 1700-1917". Оригинальное прижизненное издание автора 1998 г. Полную версию статьи с иллюстрациями смотрите в этой книге. 

[DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] => На общегосударственных российских монетах массового выпуска в 1700-1917 гг. изображались шесть основных разновидностей государственного герба.  [~PREVIEW_TEXT] => На общегосударственных российских монетах массового выпуска в 1700-1917 гг. изображались шесть основных разновидностей государственного герба.  [PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_PICTURE] => Array ( [ID] => 2236917 [TIMESTAMP_X] => 30.08.2023 20:24:25 [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 95 [WIDTH] => 100 [FILE_SIZE] => 6201 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/23a/9y2o8ipryas8eojuq3tuw9b2h7oogwpi [FILE_NAME] => 0.jpg [ORIGINAL_NAME] => 0.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => 47ab3ecba0993e73ab610952d5d4e495 [VERSION_ORIGINAL_ID] => [META] => [SRC] => /upload/iblock/23a/9y2o8ipryas8eojuq3tuw9b2h7oogwpi/0.jpg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/23a/9y2o8ipryas8eojuq3tuw9b2h7oogwpi/0.jpg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/23a/9y2o8ipryas8eojuq3tuw9b2h7oogwpi/0.jpg [ALT] => Уздеников В.В."Геральдическое оформление российских монет 1700-1917". Общие положения. [TITLE] => Уздеников В.В."Геральдическое оформление российских монет 1700-1917". Общие положения. ) [~PREVIEW_PICTURE] => 2236917 [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [CODE] => [~CODE] => [EXTERNAL_ID] => 225959 [~EXTERNAL_ID] => 225959 [IBLOCK_TYPE_ID] => st [~IBLOCK_TYPE_ID] => st [IBLOCK_CODE] => library [~IBLOCK_CODE] => library [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [LID] => s1 [~LID] => s1 [EDIT_LINK] => [DELETE_LINK] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => [FIELDS] => Array ( [SHOW_COUNTER] => 90 ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( ) [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) ) [5] => Array ( [SHOW_COUNTER] => 188 [~SHOW_COUNTER] => 188 [ID] => 225942 [~ID] => 225942 [IBLOCK_ID] => 6 [~IBLOCK_ID] => 6 [IBLOCK_SECTION_ID] => [~IBLOCK_SECTION_ID] => [NAME] => Деревянко О. «Орден «Знак Почета». Орден Почета» . Производство. Варианты изготовления. Классификация. Дубликаты. [~NAME] => Деревянко О. «Орден «Знак Почета». Орден Почета» . Производство. Варианты изготовления. Классификация. Дубликаты. [ACTIVE_FROM] => [~ACTIVE_FROM] => [TIMESTAMP_X] => 26.08.2023 17:56:22 [~TIMESTAMP_X] => 26.08.2023 17:56:22 [DETAIL_PAGE_URL] => /lib/225942/ [~DETAIL_PAGE_URL] => /lib/225942/ [LIST_PAGE_URL] => /lib/index.php?ID=6 [~LIST_PAGE_URL] => /lib/index.php?ID=6 [DETAIL_TEXT] =>

В 2020 году вышла книга Деревянко О., Дуров В. «Орден «Знак Почета». Орден Почета». История. Награждения. В 2023-2024 гг. Олег Деревянко планирует завершить работу над книгой «Орден «Знак Почета». Орден Почета». Производство. Варианты изготовления. Классификация. Дубликаты., являющейся логическим продолжением первой книги. В данной работе автором обобщены многолетние исследования огромного массива знаков ордена «Знак Почета» и ордена Почета, наградных документов к ним, а также литературы, периодической печати, архивных документов и электронных ресурсов, касающихся данных орденов и их кавалеров. Сформулированы определения, позволяющие создать стройную систему классификации знаков ордена, максимально учитывающую их различия. Проведен анализ производства знаков ордена, изучены особенности знаков каждой разновидности. Излагаемый материал для удобства восприятия сводится в итоговые таблицы. Классификация также представлена в виде таблицы, которая наглядно отображает все известные на момент написания книги варианты изготовления знаков ордена. Кроме того, книга будет содержать приложения справочного характера.
Публикуется отрывок из этой книги.

Ордена «Знак Почета» можно подразделить на 3 типа:
I.   Образец 1935 года. С винтовым креплением; маленького размера (39х28 мм).
II. Образец 1936 года. С винтовым креплением; большого размера (46х32,5 мм).
III. Образец 1943 года. С креплением на пятиугольной колодке.
Ордена «Знак Почета» (в том числе нарезной штифт и прижимная гайка у винтовых знаков, и соединительное звено у подвесных) всех типов выполнены из серебра 925 пробы, а соединительные штифты – 999 пробы (кроме орденов I типа, у которых штифты медные).
"Орден "Знак Почета". Орден Почета". Производство. Варианты изготовления. Классификация. Дубликаты. 
Илл. 1. Образцы знаков ордена «Знак Почета» I, II и III типов.

I тип. Орден «Знак Почета» образца 1935 года На лицевой стороне ордена изображены мужчина и женщина, идущие вполоборота влево от зрителя, с красными знаменами в руках. На знаменах, спускающихся складками, надпись: «Проле / тарии / всех стран, / соединяй / тес / ь!». Вверху между древками знамен – красная эмалевая пятиконечная звездочка. На знаменах – накладные серебряные позолоченные буквы «СССР». По сторонам из-за знамен выступают части дубового венка. В нижней полуовальной части ордена надпись выпуклыми буквами: «ЗНАК ПОЧЕТА». Фигуры изображены идущими не в ногу – у мужчины вперед выставлена правая, а у женщины – левая нога. Знамена и звездочка – красной эмали, нижняя часть с надписью – оксидирована. Орден состоит из трех, спаянных между собой, частей – прорезной лицевой части, задней гладкой пластинки и винта, а также четырех отдельных букв, образующих вместе аббревиатуру «СССР», которые крепятся к основе ордена шестью медными штифтами. Крайние буквы надписи крепятся двумя штифтами каждая, две центральные буквы имеют по одному штифту. Штифты являются также дополнительным креплением лицевой и оборотной частей ордена. Размеры ордена: высота – 39 мм, ширина – 28 мм. Диаметр винта, припаянного в центре оборотной стороны – 3 мм, его длина – 11 мм. Прижимная гайка диаметром 18 мм имеет клеймо выпуклыми буквами «МОНДВОР»: «МОН» в верхней части гайки, а «ДВОР» – в нижней. Соответственно на оборотной стороне ордена клейма нет. Порядковый номер ордена нарезан штихелем в нижней части оборотной стороны на 6 часов. Вначале цифры номера нарезались относительно небольшого размера, очень аккуратно, похожие на штампованные (Илл. 2):
"Орден "Знак Почета". Орден Почета". Производство. Варианты изготовления. Классификация. Дубликаты. "Орден "Знак Почета". Орден Почета". Производство. Варианты изготовления. Классификация. Дубликаты.
Илл. 2 Орден «Знак Почета» № 16. I тип. Вручен 26 декабря 1935 года чабану колхоза «Путь к социализму» Байрам-Алийского района Туркменской ССР Так Джума-Али (награжден Постановлением ЦИК СССР от 25 декабря 1935 года).

Илл. 2 Орден «Знак Почета» № 16. I тип. Вручен 26 декабря 1935 года чабану колхоза «Путь к социализму» Байрам-Алийского района Туркменской ССР Так Джума-Али (награжден Постановлением ЦИК СССР от 25 декабря 1935 года).
Илл. 3. Гайка диаметром 18 мм к орденам «Знак Почета» I типа.

Ордена с такими номерами были изготовлены до № 65 включительно. С № 66 цифры стали нарезать более крупными и не так тщательно (Илл. 4):
"Орден "Знак Почета". Орден Почета". Производство. Варианты изготовления. Классификация. Дубликаты.
Илл. 4. Орден «Знак Почета» № 1257. I тип. Вручен 25 марта 1936 года красноармейцу Кавказской кавалерийской имени ЗакЦИК’а дивизии Н.Ф. Емецу (награжден Постановлением ЦИК СССР от 22 марта 1936 года).
 
Диапазон известных номеров(1): №№ 2 – 1454. Максимальный из врученных номеров – № 1455 (вручен 19.03.36 г.). Последнее вручение орденов I типа состоялось 27 марта 1936 года.

В отчете монетного двора за 1935 год сказано, что приемкой орденов занимались лично главный контролер предприятия Якимов и его заместитель П.В. Латышев. Ордена выпускались в Орденском цехе. % брака по ордену «Знак Почета» за 1935 год составил 32,2% (из 1055 орденов, просмотренных Главконтролем – 340 шт. брак). Этот брак был главным образом в слабом укреплении и неправильной ориентировке накладных букв СССР, неудовлетворительной внешности этих букв, дефектах эмали, позолоты и оксидировки, и механических повреждениях.
Ордена I типа выпускались лишь 3 месяца – с декабря 1935 года по февраль 1936 года. Их поступление с Монетного двора в Секретариат ЦИК СССР отражено в таблице:

Время поступления
Номера знаков
Количество, шт.
Декабрь 1935 г.
1 - 765
765
Январь 1936 г.
766 - 2105
1340
Февраль 1936 г.
2106 - 2166
21

Как видим, всего на ЛМД было изготовлено и направлено в Секретариат ЦИК 2126 орденов I типа (с № 1 по № 2126). Из них:
- 1395 вручено;
- 2 оставлены как образцы (№№ 2, 8);
- 1 забракован (№ 11);
- судьба № 33 не установлена(2);
- 727 (неврученных) отправлены обратно на Монетный двор для сдачи в переплавку (№№ 59, 195, 402, 409, 542, 568, 869-874, 886, 887, 889, 893, 898, 901, 931, 934, 939, 978, 1250, 1311, 1313, 1375-1405, 1456-2126)(3).

Неврученные знаки, отправленные для переплавки, были приняты по акту 5 ноября 1936 года (за исключением №№ 402 и 409) заведующим кладовой металлов Монетного двора А. Селезневым вместе со знаками первого выпуска, который был полностью забракован (222 знака)(4).
При проверке комиссией Орденской кладовой в декабре 1940 года было обнаружено, что ордена нового образца за этими номерами (727 орденов) с Монетного двора не поступали, и никаких требований Монетному двору на их изготовление не предъявлялось. По результатам работы комиссии было сделано предложение при заказе на Монетном дворе учесть ордена с ранней нумерацией и заполнить этот пробел. Соответствующий заказ Монетному двору на изготовление орденов был сделан уже в самом начале Великой Отечественной войны – 28 июня 1941 года. Но война нарушила все планы и ордена нового образца с этими номерами так и не были изготовлены.

Вместе с орденом награжденным вручалась Почетная грамота Центрального Исполнительного Комитета СССР. На ее внешней стороне, слева внизу, проставлялся порядковый номер ордена, а внутри, на развороте, было краткое описание заслуг награжденного, ставились подписи Председателя и Секретаря ЦИК СССР, а также печать ЦИК СССР.

Учитывая наличие небольших различий в тексте грамот, их можно подразделить на два варианта:
1) грамоты с текстом, соответствующим Постановлению ЦИК СССР от 25 ноября 1935 года – «Центральный Исполнительный Комитет Союза ССР, отмечая особые заслуги, проявленные (таким-то гражданином или таким-то учреждением, коллективом и т.п.) в области (такой-то), постановляет наградить его орденом «Знак Почета»:
 "Орден "Знак Почета". Орден Почета". Производство. Варианты изготовления. Классификация. Дубликаты.
Илл. 5. Почетная грамота ЦИК СССР о награждении орденом «Знак Почета» (знак № 220) тракториста Октябрьской МТС Таджикской ССР С.Джурабаева(5). Текст грамоты соответствует Постановлению ЦИК СССР от 25 ноября 1935 года.
 
2) грамоты с текстом, соответствующим Постановлению ЦИК СССР от 7 февраля 1936 года – «Центральный Исполнительный Комитет Союза ССР (приводится соответствующий текст применительно к постановлению о награждении, должность, имя, отчество и фамилия награжденного) постановляет наградить его (ее) орденом «Знак Почета»:
 "Орден "Знак Почета". Орден Почета". Производство. Варианты изготовления. Классификация. Дубликаты.
Илл. 6. Почетная грамота ЦИК СССР о награждении орденом «Знак Почета» Н.Ф.Емеца (знак № 1257). Текст грамоты соответствует Постановлению ЦИК СССР от 7 февраля 1936 года(6).

Из приведенных иллюстраций видно, что бланк грамоты более позднего образца отличается лишь отсутствием в нем слов «отмечая особые заслуги, проявленные».

Так как Постановлением ЦИК СССР «Об установлении ордена «Знак Почета» никакие льготы кавалерам данного ордена не предусматривались, орденские документы (орденская книжка, книжка денежных купонов и проездные билеты) награжденным не выдавались. Постановлением ЦИК и СНК СССР «Об изменении «Общего Положения об орденах Союза ССР» от 15 марта 1936 года (введено в действие с 1 апреля 1936 года) на орден «Знак Почета» были распространены те же льготы, что и для других орденов, с ежемесячной выплатой за счет государства 10 рублей. Кавалеры, удостоенные ордена «Знак Почета» в марте 1936 года, должны были получить орденские книжки образца 1935 года, без денежных купонов и проездных. К сожалению, автору такие книжки к ордену «Знак Почета» не известны. Поэтому, чтобы читатели имели представление, о чем идет речь, приведем в качестве примера орденскую книжку к ордену Ленина:
"Орден "Знак Почета". Орден Почета". Производство. Варианты изготовления. Классификация. Дубликаты.
Илл. 7. Страницы орденской книжки образца 1935 года к ордену Ленина № 1368   Т.Д.Лысенко(7). ГА РФ.
 
Совещание по вопросу о мероприятиях по проведению в жизнь Постановления ЦИК и СНК СССР от 15 марта 1936 года, состоявшееся 22 марта 1936 года, постановило произвести с 1 апреля обмен всех орденских документов на документы нового образца, а также выдачу документов кавалерам ордена «Знак Почета». Бумагу для новых орденских документов утвердили с защитной сеткой голубого цвета.

Старые орденские документы, отпечатанные на бумаге с защитной сеткой светло-оранжевого цвета, объявили недействительными с 1 мая 1937 года.

По ордену «Знак Почета» орденские документы вновь награжденным планировалось выдавать с половины апреля 1936 года, а ранее награжденным – приступить к рассылке с 1 мая.

Таким образом, вместе с орденами «Знак Почета» I типа могли вручаться только орденские книжки образца 1935 года и то лишь во второй половине марта 1936 года(8). А после 1 мая уже ко всем врученным знакам I типа рассылались новые орденские книжки – образца 1936 года.
При очередной замене орденских документов орденские книжки заменялись книжками нового образца. Старые документы уничтожались на Караваевской бумажной фабрике(9).

Массовые замены орденских документов проходили после признания врагами народа бывших секретарей ЦИК СССР. Кавалеры наград, имевшие на руках документы, подписанные врагами народа, обращались в Наградной сектор за разъяснениями как с ними поступать. На основании этих обращений 26 января 1938 года заведующий Наградным сектором Л.Павлов докладывал секретарю ПВС СССР А.Горкину:
«Большинство документов, выдававшихся ЦИКом СССР награжденным орденами, званиями и грамотами, имеют подписи Енукидзе, Акулова и Уншлихта…
Полагал бы необходимым в наиболее короткий срок изъять документы, выдававшиеся награжденным и имеющие одну из указанных подписей.
Прошу по этому вопросу Ваших указаний с тем, чтобы приступить к разработке плана по изъятию и замене названных документов»(10).

В заключение хотелось бы еще раз отметить, что в связи с утверждением в 1936 году нового образца ордена «Знак Почета» плановой замены знаков I типа на новые не было, хотя изначально она предполагалась. В ноябре 1936 года И. Бабиков писал на Монетный двор: «В связи с выпуском Монетным Двором предусмотренного по плану количества орденов «Знак Почета», Секретариат Президиума ЦИК СССР просит Вас приступить к изготовлению орденов «Знак Почета» на замену с № 1 по 2126». Но в дальнейшем, по неизвестным нам причинам, специально для замены было изготовлено всего лишь 13 знаков, предназначенных артистам ансамбля красноармейской песни и пляски ЦДКА (№№ 416 – 428)(11). Эти знаки 21 августа 1937 года были отправлены с Монетного двора и 23 августа член Президиума ЦИКС С.Е. Чуцкаев произвел обмен орденов 12 награжденным. А через три дня – 26 августа – свой знак обменял и Ф.Н. Данилович(12). Сданные артистами знаки старого образца были приняты Монетным двором для переплавки 19 декабря 1937 года.
Олег Деревянко (г. Москва)
cavalier64@mail.ru

1. Здесь и далее в диапазоне известных номеров указаны предельные (минимальный – максимальный) номера, известные автору.
2. Деревянко О.Л., Дуров В.А. Орден «Знак Почета». Орден Почета. История. Награждения. – М.: Фонд «Русские Витязи», 2020. – с. 23.
3. ГА РФ. Ф. 3316, оп. 63, д. 14, л. 51.
4. Деревянко О.Л., Дуров В.А. Орден «Знак Почета». Орден Почета. История. Награждения. – М.: Фонд «Русские Витязи», 2020. – с. 14-16.
5. ГА РФ. Ф. 7523, оп. 7, д. 675, л. 72. Учетная карточка С.Джурабаева представлена на стр. 53 в книге Деревянко О.Л., Дуров В.А. Орден «Знак Почета». Орден Почета. История. Награждения. – М.: Фонд «Русские Витязи», 2020.
6. Деревянко О.Л., Дуров В.А. Орден «Знак Почета». Орден Почета. История. Награждения. – М.: Фонд «Русские Витязи», 2020. – с. 20.
7. Лысенко Т.Д. (1898-1976) – ученый, биолог и агроном, академик АН УССР (1934), академик ВАСХНИЛ (1935), академик АН СССР (1939). Герой Социалистического Труда (1945), трижды лауреат Государственной премии СССР (1941, 1943, 1949). В 1934-1938 годах научный руководитель, затем директор Всесоюзного селекционно-генетического института в Одессе.                
8. За этот период было вручено 375 знаков.
9. Основана 6 мая 1833 года В.И.Усачевым. Ныне – ОАО «Караваево» (Московская обл., Ногинский р-н, д.Караваево).
10. ГА РФ. Ф. 7523, оп. 9, д. 266, л. 3.
11. Деревянко О.Л., Дуров В.А. Орден «Знак Почета». Орден Почета. История. Награждения. – М.: Фонд «Русские Витязи», 2020. – с. 40-41.
12. Деревянко О.Л., Дуров В.А. Орден «Знак Почета». Орден Почета. История. Награждения. – М.: Фонд «Русские Витязи», 2020. – с. 44-47.

[~DETAIL_TEXT] =>

В 2020 году вышла книга Деревянко О., Дуров В. «Орден «Знак Почета». Орден Почета». История. Награждения. В 2023-2024 гг. Олег Деревянко планирует завершить работу над книгой «Орден «Знак Почета». Орден Почета». Производство. Варианты изготовления. Классификация. Дубликаты., являющейся логическим продолжением первой книги. В данной работе автором обобщены многолетние исследования огромного массива знаков ордена «Знак Почета» и ордена Почета, наградных документов к ним, а также литературы, периодической печати, архивных документов и электронных ресурсов, касающихся данных орденов и их кавалеров. Сформулированы определения, позволяющие создать стройную систему классификации знаков ордена, максимально учитывающую их различия. Проведен анализ производства знаков ордена, изучены особенности знаков каждой разновидности. Излагаемый материал для удобства восприятия сводится в итоговые таблицы. Классификация также представлена в виде таблицы, которая наглядно отображает все известные на момент написания книги варианты изготовления знаков ордена. Кроме того, книга будет содержать приложения справочного характера.
Публикуется отрывок из этой книги.

Ордена «Знак Почета» можно подразделить на 3 типа:
I.   Образец 1935 года. С винтовым креплением; маленького размера (39х28 мм).
II. Образец 1936 года. С винтовым креплением; большого размера (46х32,5 мм).
III. Образец 1943 года. С креплением на пятиугольной колодке.
Ордена «Знак Почета» (в том числе нарезной штифт и прижимная гайка у винтовых знаков, и соединительное звено у подвесных) всех типов выполнены из серебра 925 пробы, а соединительные штифты – 999 пробы (кроме орденов I типа, у которых штифты медные).
"Орден "Знак Почета". Орден Почета". Производство. Варианты изготовления. Классификация. Дубликаты. 
Илл. 1. Образцы знаков ордена «Знак Почета» I, II и III типов.

I тип. Орден «Знак Почета» образца 1935 года На лицевой стороне ордена изображены мужчина и женщина, идущие вполоборота влево от зрителя, с красными знаменами в руках. На знаменах, спускающихся складками, надпись: «Проле / тарии / всех стран, / соединяй / тес / ь!». Вверху между древками знамен – красная эмалевая пятиконечная звездочка. На знаменах – накладные серебряные позолоченные буквы «СССР». По сторонам из-за знамен выступают части дубового венка. В нижней полуовальной части ордена надпись выпуклыми буквами: «ЗНАК ПОЧЕТА». Фигуры изображены идущими не в ногу – у мужчины вперед выставлена правая, а у женщины – левая нога. Знамена и звездочка – красной эмали, нижняя часть с надписью – оксидирована. Орден состоит из трех, спаянных между собой, частей – прорезной лицевой части, задней гладкой пластинки и винта, а также четырех отдельных букв, образующих вместе аббревиатуру «СССР», которые крепятся к основе ордена шестью медными штифтами. Крайние буквы надписи крепятся двумя штифтами каждая, две центральные буквы имеют по одному штифту. Штифты являются также дополнительным креплением лицевой и оборотной частей ордена. Размеры ордена: высота – 39 мм, ширина – 28 мм. Диаметр винта, припаянного в центре оборотной стороны – 3 мм, его длина – 11 мм. Прижимная гайка диаметром 18 мм имеет клеймо выпуклыми буквами «МОНДВОР»: «МОН» в верхней части гайки, а «ДВОР» – в нижней. Соответственно на оборотной стороне ордена клейма нет. Порядковый номер ордена нарезан штихелем в нижней части оборотной стороны на 6 часов. Вначале цифры номера нарезались относительно небольшого размера, очень аккуратно, похожие на штампованные (Илл. 2):
"Орден "Знак Почета". Орден Почета". Производство. Варианты изготовления. Классификация. Дубликаты. "Орден "Знак Почета". Орден Почета". Производство. Варианты изготовления. Классификация. Дубликаты.
Илл. 2 Орден «Знак Почета» № 16. I тип. Вручен 26 декабря 1935 года чабану колхоза «Путь к социализму» Байрам-Алийского района Туркменской ССР Так Джума-Али (награжден Постановлением ЦИК СССР от 25 декабря 1935 года).

Илл. 2 Орден «Знак Почета» № 16. I тип. Вручен 26 декабря 1935 года чабану колхоза «Путь к социализму» Байрам-Алийского района Туркменской ССР Так Джума-Али (награжден Постановлением ЦИК СССР от 25 декабря 1935 года).
Илл. 3. Гайка диаметром 18 мм к орденам «Знак Почета» I типа.

Ордена с такими номерами были изготовлены до № 65 включительно. С № 66 цифры стали нарезать более крупными и не так тщательно (Илл. 4):
"Орден "Знак Почета". Орден Почета". Производство. Варианты изготовления. Классификация. Дубликаты.
Илл. 4. Орден «Знак Почета» № 1257. I тип. Вручен 25 марта 1936 года красноармейцу Кавказской кавалерийской имени ЗакЦИК’а дивизии Н.Ф. Емецу (награжден Постановлением ЦИК СССР от 22 марта 1936 года).
 
Диапазон известных номеров(1): №№ 2 – 1454. Максимальный из врученных номеров – № 1455 (вручен 19.03.36 г.). Последнее вручение орденов I типа состоялось 27 марта 1936 года.

В отчете монетного двора за 1935 год сказано, что приемкой орденов занимались лично главный контролер предприятия Якимов и его заместитель П.В. Латышев. Ордена выпускались в Орденском цехе. % брака по ордену «Знак Почета» за 1935 год составил 32,2% (из 1055 орденов, просмотренных Главконтролем – 340 шт. брак). Этот брак был главным образом в слабом укреплении и неправильной ориентировке накладных букв СССР, неудовлетворительной внешности этих букв, дефектах эмали, позолоты и оксидировки, и механических повреждениях.
Ордена I типа выпускались лишь 3 месяца – с декабря 1935 года по февраль 1936 года. Их поступление с Монетного двора в Секретариат ЦИК СССР отражено в таблице:

Время поступления
Номера знаков
Количество, шт.
Декабрь 1935 г.
1 - 765
765
Январь 1936 г.
766 - 2105
1340
Февраль 1936 г.
2106 - 2166
21

Как видим, всего на ЛМД было изготовлено и направлено в Секретариат ЦИК 2126 орденов I типа (с № 1 по № 2126). Из них:
- 1395 вручено;
- 2 оставлены как образцы (№№ 2, 8);
- 1 забракован (№ 11);
- судьба № 33 не установлена(2);
- 727 (неврученных) отправлены обратно на Монетный двор для сдачи в переплавку (№№ 59, 195, 402, 409, 542, 568, 869-874, 886, 887, 889, 893, 898, 901, 931, 934, 939, 978, 1250, 1311, 1313, 1375-1405, 1456-2126)(3).

Неврученные знаки, отправленные для переплавки, были приняты по акту 5 ноября 1936 года (за исключением №№ 402 и 409) заведующим кладовой металлов Монетного двора А. Селезневым вместе со знаками первого выпуска, который был полностью забракован (222 знака)(4).
При проверке комиссией Орденской кладовой в декабре 1940 года было обнаружено, что ордена нового образца за этими номерами (727 орденов) с Монетного двора не поступали, и никаких требований Монетному двору на их изготовление не предъявлялось. По результатам работы комиссии было сделано предложение при заказе на Монетном дворе учесть ордена с ранней нумерацией и заполнить этот пробел. Соответствующий заказ Монетному двору на изготовление орденов был сделан уже в самом начале Великой Отечественной войны – 28 июня 1941 года. Но война нарушила все планы и ордена нового образца с этими номерами так и не были изготовлены.

Вместе с орденом награжденным вручалась Почетная грамота Центрального Исполнительного Комитета СССР. На ее внешней стороне, слева внизу, проставлялся порядковый номер ордена, а внутри, на развороте, было краткое описание заслуг награжденного, ставились подписи Председателя и Секретаря ЦИК СССР, а также печать ЦИК СССР.

Учитывая наличие небольших различий в тексте грамот, их можно подразделить на два варианта:
1) грамоты с текстом, соответствующим Постановлению ЦИК СССР от 25 ноября 1935 года – «Центральный Исполнительный Комитет Союза ССР, отмечая особые заслуги, проявленные (таким-то гражданином или таким-то учреждением, коллективом и т.п.) в области (такой-то), постановляет наградить его орденом «Знак Почета»:
 "Орден "Знак Почета". Орден Почета". Производство. Варианты изготовления. Классификация. Дубликаты.
Илл. 5. Почетная грамота ЦИК СССР о награждении орденом «Знак Почета» (знак № 220) тракториста Октябрьской МТС Таджикской ССР С.Джурабаева(5). Текст грамоты соответствует Постановлению ЦИК СССР от 25 ноября 1935 года.
 
2) грамоты с текстом, соответствующим Постановлению ЦИК СССР от 7 февраля 1936 года – «Центральный Исполнительный Комитет Союза ССР (приводится соответствующий текст применительно к постановлению о награждении, должность, имя, отчество и фамилия награжденного) постановляет наградить его (ее) орденом «Знак Почета»:
 "Орден "Знак Почета". Орден Почета". Производство. Варианты изготовления. Классификация. Дубликаты.
Илл. 6. Почетная грамота ЦИК СССР о награждении орденом «Знак Почета» Н.Ф.Емеца (знак № 1257). Текст грамоты соответствует Постановлению ЦИК СССР от 7 февраля 1936 года(6).

Из приведенных иллюстраций видно, что бланк грамоты более позднего образца отличается лишь отсутствием в нем слов «отмечая особые заслуги, проявленные».

Так как Постановлением ЦИК СССР «Об установлении ордена «Знак Почета» никакие льготы кавалерам данного ордена не предусматривались, орденские документы (орденская книжка, книжка денежных купонов и проездные билеты) награжденным не выдавались. Постановлением ЦИК и СНК СССР «Об изменении «Общего Положения об орденах Союза ССР» от 15 марта 1936 года (введено в действие с 1 апреля 1936 года) на орден «Знак Почета» были распространены те же льготы, что и для других орденов, с ежемесячной выплатой за счет государства 10 рублей. Кавалеры, удостоенные ордена «Знак Почета» в марте 1936 года, должны были получить орденские книжки образца 1935 года, без денежных купонов и проездных. К сожалению, автору такие книжки к ордену «Знак Почета» не известны. Поэтому, чтобы читатели имели представление, о чем идет речь, приведем в качестве примера орденскую книжку к ордену Ленина:
"Орден "Знак Почета". Орден Почета". Производство. Варианты изготовления. Классификация. Дубликаты.
Илл. 7. Страницы орденской книжки образца 1935 года к ордену Ленина № 1368   Т.Д.Лысенко(7). ГА РФ.
 
Совещание по вопросу о мероприятиях по проведению в жизнь Постановления ЦИК и СНК СССР от 15 марта 1936 года, состоявшееся 22 марта 1936 года, постановило произвести с 1 апреля обмен всех орденских документов на документы нового образца, а также выдачу документов кавалерам ордена «Знак Почета». Бумагу для новых орденских документов утвердили с защитной сеткой голубого цвета.

Старые орденские документы, отпечатанные на бумаге с защитной сеткой светло-оранжевого цвета, объявили недействительными с 1 мая 1937 года.

По ордену «Знак Почета» орденские документы вновь награжденным планировалось выдавать с половины апреля 1936 года, а ранее награжденным – приступить к рассылке с 1 мая.

Таким образом, вместе с орденами «Знак Почета» I типа могли вручаться только орденские книжки образца 1935 года и то лишь во второй половине марта 1936 года(8). А после 1 мая уже ко всем врученным знакам I типа рассылались новые орденские книжки – образца 1936 года.
При очередной замене орденских документов орденские книжки заменялись книжками нового образца. Старые документы уничтожались на Караваевской бумажной фабрике(9).

Массовые замены орденских документов проходили после признания врагами народа бывших секретарей ЦИК СССР. Кавалеры наград, имевшие на руках документы, подписанные врагами народа, обращались в Наградной сектор за разъяснениями как с ними поступать. На основании этих обращений 26 января 1938 года заведующий Наградным сектором Л.Павлов докладывал секретарю ПВС СССР А.Горкину:
«Большинство документов, выдававшихся ЦИКом СССР награжденным орденами, званиями и грамотами, имеют подписи Енукидзе, Акулова и Уншлихта…
Полагал бы необходимым в наиболее короткий срок изъять документы, выдававшиеся награжденным и имеющие одну из указанных подписей.
Прошу по этому вопросу Ваших указаний с тем, чтобы приступить к разработке плана по изъятию и замене названных документов»(10).

В заключение хотелось бы еще раз отметить, что в связи с утверждением в 1936 году нового образца ордена «Знак Почета» плановой замены знаков I типа на новые не было, хотя изначально она предполагалась. В ноябре 1936 года И. Бабиков писал на Монетный двор: «В связи с выпуском Монетным Двором предусмотренного по плану количества орденов «Знак Почета», Секретариат Президиума ЦИК СССР просит Вас приступить к изготовлению орденов «Знак Почета» на замену с № 1 по 2126». Но в дальнейшем, по неизвестным нам причинам, специально для замены было изготовлено всего лишь 13 знаков, предназначенных артистам ансамбля красноармейской песни и пляски ЦДКА (№№ 416 – 428)(11). Эти знаки 21 августа 1937 года были отправлены с Монетного двора и 23 августа член Президиума ЦИКС С.Е. Чуцкаев произвел обмен орденов 12 награжденным. А через три дня – 26 августа – свой знак обменял и Ф.Н. Данилович(12). Сданные артистами знаки старого образца были приняты Монетным двором для переплавки 19 декабря 1937 года.
Олег Деревянко (г. Москва)
cavalier64@mail.ru

1. Здесь и далее в диапазоне известных номеров указаны предельные (минимальный – максимальный) номера, известные автору.
2. Деревянко О.Л., Дуров В.А. Орден «Знак Почета». Орден Почета. История. Награждения. – М.: Фонд «Русские Витязи», 2020. – с. 23.
3. ГА РФ. Ф. 3316, оп. 63, д. 14, л. 51.
4. Деревянко О.Л., Дуров В.А. Орден «Знак Почета». Орден Почета. История. Награждения. – М.: Фонд «Русские Витязи», 2020. – с. 14-16.
5. ГА РФ. Ф. 7523, оп. 7, д. 675, л. 72. Учетная карточка С.Джурабаева представлена на стр. 53 в книге Деревянко О.Л., Дуров В.А. Орден «Знак Почета». Орден Почета. История. Награждения. – М.: Фонд «Русские Витязи», 2020.
6. Деревянко О.Л., Дуров В.А. Орден «Знак Почета». Орден Почета. История. Награждения. – М.: Фонд «Русские Витязи», 2020. – с. 20.
7. Лысенко Т.Д. (1898-1976) – ученый, биолог и агроном, академик АН УССР (1934), академик ВАСХНИЛ (1935), академик АН СССР (1939). Герой Социалистического Труда (1945), трижды лауреат Государственной премии СССР (1941, 1943, 1949). В 1934-1938 годах научный руководитель, затем директор Всесоюзного селекционно-генетического института в Одессе.                
8. За этот период было вручено 375 знаков.
9. Основана 6 мая 1833 года В.И.Усачевым. Ныне – ОАО «Караваево» (Московская обл., Ногинский р-н, д.Караваево).
10. ГА РФ. Ф. 7523, оп. 9, д. 266, л. 3.
11. Деревянко О.Л., Дуров В.А. Орден «Знак Почета». Орден Почета. История. Награждения. – М.: Фонд «Русские Витязи», 2020. – с. 40-41.
12. Деревянко О.Л., Дуров В.А. Орден «Знак Почета». Орден Почета. История. Награждения. – М.: Фонд «Русские Витязи», 2020. – с. 44-47.

[DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] =>

В 2020 году вышла книга Олега Деревянко и Валерия Дурова «Орден «Знак Почета». Орден Почета (История. Награждения)». В 2023-2024 гг. Олег Деревянко планирует завершить работу над книгой «Орден «Знак Почета». Орден Почета (Производство. Варианты изготовления. Классификация. Дубликаты)», являющейся логическим продолжением первой книги. В данной работе автором обобщены многолетние исследования огромного массива знаков ордена «Знак Почета» и ордена Почета, наградных документов к ним, а также литературы, периодической печати, архивных документов и электронных ресурсов, касающихся данных орденов и их кавалеров. Сформулированы определения, позволяющие создать стройную систему классификации знаков ордена, максимально учитывающую их различия. Проведен анализ производства знаков ордена, изучены особенности знаков каждой разновидности. Излагаемый материал для удобства восприятия сводится в итоговые таблицы. Классификация также представлена в виде таблицы, которая наглядно отображает все известные на момент написания книги варианты изготовления знаков ордена. Кроме того, книга будет содержать приложения справочного характера.

Публикуется отрывок из этой книги.

[~PREVIEW_TEXT] =>

В 2020 году вышла книга Олега Деревянко и Валерия Дурова «Орден «Знак Почета». Орден Почета (История. Награждения)». В 2023-2024 гг. Олег Деревянко планирует завершить работу над книгой «Орден «Знак Почета». Орден Почета (Производство. Варианты изготовления. Классификация. Дубликаты)», являющейся логическим продолжением первой книги. В данной работе автором обобщены многолетние исследования огромного массива знаков ордена «Знак Почета» и ордена Почета, наградных документов к ним, а также литературы, периодической печати, архивных документов и электронных ресурсов, касающихся данных орденов и их кавалеров. Сформулированы определения, позволяющие создать стройную систему классификации знаков ордена, максимально учитывающую их различия. Проведен анализ производства знаков ордена, изучены особенности знаков каждой разновидности. Излагаемый материал для удобства восприятия сводится в итоговые таблицы. Классификация также представлена в виде таблицы, которая наглядно отображает все известные на момент написания книги варианты изготовления знаков ордена. Кроме того, книга будет содержать приложения справочного характера.

Публикуется отрывок из этой книги.

[PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_PICTURE] => Array ( [ID] => 2234815 [TIMESTAMP_X] => 26.08.2023 17:56:22 [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 100 [WIDTH] => 72 [FILE_SIZE] => 7073 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/391/bhiyvpnw1m3tqpckb1jl0phptrm5cgbk [FILE_NAME] => 2_1.jpg [ORIGINAL_NAME] => 2-1.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => 974d155b557d84f635d2a4704e87bc94 [VERSION_ORIGINAL_ID] => [META] => [SRC] => /upload/iblock/391/bhiyvpnw1m3tqpckb1jl0phptrm5cgbk/2_1.jpg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/391/bhiyvpnw1m3tqpckb1jl0phptrm5cgbk/2_1.jpg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/391/bhiyvpnw1m3tqpckb1jl0phptrm5cgbk/2_1.jpg [ALT] => Деревянко О. «Орден «Знак Почета». Орден Почета» . Производство. Варианты изготовления. Классификация. Дубликаты. [TITLE] => Деревянко О. «Орден «Знак Почета». Орден Почета» . Производство. Варианты изготовления. Классификация. Дубликаты. ) [~PREVIEW_PICTURE] => 2234815 [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [CODE] => [~CODE] => [EXTERNAL_ID] => 225942 [~EXTERNAL_ID] => 225942 [IBLOCK_TYPE_ID] => st [~IBLOCK_TYPE_ID] => st [IBLOCK_CODE] => library [~IBLOCK_CODE] => library [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [LID] => s1 [~LID] => s1 [EDIT_LINK] => [DELETE_LINK] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => [FIELDS] => Array ( [SHOW_COUNTER] => 188 ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( ) [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) ) [6] => Array ( [SHOW_COUNTER] => 129 [~SHOW_COUNTER] => 129 [ID] => 225479 [~ID] => 225479 [IBLOCK_ID] => 6 [~IBLOCK_ID] => 6 [IBLOCK_SECTION_ID] => [~IBLOCK_SECTION_ID] => [NAME] => Зверев С.В. "Жетоны в честь 60-летия А.М. Колызина", 2019 г. [~NAME] => Зверев С.В. "Жетоны в честь 60-летия А.М. Колызина", 2019 г. [ACTIVE_FROM] => [~ACTIVE_FROM] => [TIMESTAMP_X] => 26.10.2023 15:17:42 [~TIMESTAMP_X] => 26.10.2023 15:17:42 [DETAIL_PAGE_URL] => /lib/225479/ [~DETAIL_PAGE_URL] => /lib/225479/ [LIST_PAGE_URL] => /lib/index.php?ID=6 [~LIST_PAGE_URL] => /lib/index.php?ID=6 [DETAIL_TEXT] =>

Стали известны памятные жетоны в честь 60-летия известного нумизмата и археолога, кандидата исторических наук Александра Михайловича Колызина.

Вот уже много лет он работает с.н.с. Отдела нумизматики и археологии Музеев Московского Кремля и являет собой пример истинного энтузиаста в науке и коллекционировании, демонстрируя строгий и принципиальный подход настоящего профессионала. Весьма значима его роль в изучении характера и особенностей быта и торговли Средневековой Москвы, а его исследования о начале монетной чеканки при Дмитрии Донском в 1381 г. и её развитии при его преемниках стали надёжной основой для подлинно научной разработки этой темы.

Жетоны, которые друзья и коллеги Александра Михайловича имели удовольствие получить от юбиляра, были сделаны способом лазерной гравировки на современных российских монетах. Удалось установить, что сначала были изготовлены два пробных экземпляра на биметаллических 10 руб. 2013 г., а позднее сделаны по 30 экз. на биметаллических 10 руб. 2014 г. и 2015 г. Но основной тираж в 70 экз. был выполнен на 25 руб. 2019 г., который совпадает с годом юбилея.

Желаем Александру Михайловичу здоровья и успехов в научных трудах и находок интересных памятников нумизматики!
Жетон Колызин А.М. 60 лет, 2019 г. на монете 25 рублей 2019 г.
Жетон "Колызин А.М. 60 лет", 2019 г. на монете 25 рублей 2019 г. Тираж: 70 экз.

Жетон Колызин А.М. 60 лет, 2019 г. на монете 10 рублей 2013 г.
Жетон "Колызин А.М. 60 лет", 2019 г., пробный, на монете 10 рублей 2013 г., биметалл. Тираж: 2 экз.

Жетон "Колызин А.М. 60 лет", 2019 г., пробный, на монете 25 рублей 2019 г., желтого цвета (?) Тираж: единственный экземпляр.
Жетон "Колызин А.М. 60 лет", 2019 г., пробный, на монете 25 рублей 2019 г., желтого цвета. Тираж: единственный экземпляр. Частная коллекция, г. Москва.

Полный набор жетонов "Колызин А.М. 60 лет" на монетах: 10 рублей 2013 г., 10 рублей 2014 г. биметалл, 10 рублей 2015 г. биметалл, 25 рублей 2019 г., 25 рублей 2019 г. желтые в коробке с описанием и автографом Колызина А.М. Частная коллекция, г. Москва.
Полный набор жетонов "Колызин А.М. 60 лет" на монетах: 10 рублей 2013 г., 10 рублей 2014 г. биметалл, 10 рублей 2015 г. биметалл, 25 рублей 2019 г., 25 рублей 2019 г. желтые в коробке с описанием и автографом Колызина А.М. Частная коллекция, г. Москва. 

Статьи Колызина А.М. в Библиотеке (нажмите ссылку)

[~DETAIL_TEXT] =>

Стали известны памятные жетоны в честь 60-летия известного нумизмата и археолога, кандидата исторических наук Александра Михайловича Колызина.

Вот уже много лет он работает с.н.с. Отдела нумизматики и археологии Музеев Московского Кремля и являет собой пример истинного энтузиаста в науке и коллекционировании, демонстрируя строгий и принципиальный подход настоящего профессионала. Весьма значима его роль в изучении характера и особенностей быта и торговли Средневековой Москвы, а его исследования о начале монетной чеканки при Дмитрии Донском в 1381 г. и её развитии при его преемниках стали надёжной основой для подлинно научной разработки этой темы.

Жетоны, которые друзья и коллеги Александра Михайловича имели удовольствие получить от юбиляра, были сделаны способом лазерной гравировки на современных российских монетах. Удалось установить, что сначала были изготовлены два пробных экземпляра на биметаллических 10 руб. 2013 г., а позднее сделаны по 30 экз. на биметаллических 10 руб. 2014 г. и 2015 г. Но основной тираж в 70 экз. был выполнен на 25 руб. 2019 г., который совпадает с годом юбилея.

Желаем Александру Михайловичу здоровья и успехов в научных трудах и находок интересных памятников нумизматики!
Жетон Колызин А.М. 60 лет, 2019 г. на монете 25 рублей 2019 г.
Жетон "Колызин А.М. 60 лет", 2019 г. на монете 25 рублей 2019 г. Тираж: 70 экз.

Жетон Колызин А.М. 60 лет, 2019 г. на монете 10 рублей 2013 г.
Жетон "Колызин А.М. 60 лет", 2019 г., пробный, на монете 10 рублей 2013 г., биметалл. Тираж: 2 экз.

Жетон "Колызин А.М. 60 лет", 2019 г., пробный, на монете 25 рублей 2019 г., желтого цвета (?) Тираж: единственный экземпляр.
Жетон "Колызин А.М. 60 лет", 2019 г., пробный, на монете 25 рублей 2019 г., желтого цвета. Тираж: единственный экземпляр. Частная коллекция, г. Москва.

Полный набор жетонов "Колызин А.М. 60 лет" на монетах: 10 рублей 2013 г., 10 рублей 2014 г. биметалл, 10 рублей 2015 г. биметалл, 25 рублей 2019 г., 25 рублей 2019 г. желтые в коробке с описанием и автографом Колызина А.М. Частная коллекция, г. Москва.
Полный набор жетонов "Колызин А.М. 60 лет" на монетах: 10 рублей 2013 г., 10 рублей 2014 г. биметалл, 10 рублей 2015 г. биметалл, 25 рублей 2019 г., 25 рублей 2019 г. желтые в коробке с описанием и автографом Колызина А.М. Частная коллекция, г. Москва. 

Статьи Колызина А.М. в Библиотеке (нажмите ссылку)

[DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] => Стали известны памятные жетоны в честь 60-летия известного нумизмата и археолога, кандидата исторических наук Александра Михайловича Колызина.
[~PREVIEW_TEXT] => Стали известны памятные жетоны в честь 60-летия известного нумизмата и археолога, кандидата исторических наук Александра Михайловича Колызина.
[PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_PICTURE] => Array ( [ID] => 2229985 [TIMESTAMP_X] => 26.10.2023 15:17:42 [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 50 [WIDTH] => 100 [FILE_SIZE] => 4959 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/476/m7a7gvyyjgn8j0x8cmmt218271a5dyzx [FILE_NAME] => ZHeton-k-60_letiyu-A.M.Kolyzina.-Bimetall.jpg [ORIGINAL_NAME] => Жетон к 60-летию А.М.Колызина. Биметалл.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => 4c57186f46b04bef7b910e910e3dde36 [VERSION_ORIGINAL_ID] => [META] => [SRC] => /upload/iblock/476/m7a7gvyyjgn8j0x8cmmt218271a5dyzx/ZHeton-k-60_letiyu-A.M.Kolyzina.-Bimetall.jpg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/476/m7a7gvyyjgn8j0x8cmmt218271a5dyzx/ZHeton-k-60_letiyu-A.M.Kolyzina.-Bimetall.jpg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/476/m7a7gvyyjgn8j0x8cmmt218271a5dyzx/ZHeton-k-60_letiyu-A.M.Kolyzina.-Bimetall.jpg [ALT] => Зверев С.В. "Жетоны в честь 60-летия А.М. Колызина", 2019 г. [TITLE] => Зверев С.В. "Жетоны в честь 60-летия А.М. Колызина", 2019 г. ) [~PREVIEW_PICTURE] => 2229985 [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [CODE] => [~CODE] => [EXTERNAL_ID] => 225479 [~EXTERNAL_ID] => 225479 [IBLOCK_TYPE_ID] => st [~IBLOCK_TYPE_ID] => st [IBLOCK_CODE] => library [~IBLOCK_CODE] => library [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [LID] => s1 [~LID] => s1 [EDIT_LINK] => [DELETE_LINK] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => [FIELDS] => Array ( [SHOW_COUNTER] => 129 ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( ) [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) ) [7] => Array ( [SHOW_COUNTER] => 301 [~SHOW_COUNTER] => 301 [ID] => 225302 [~ID] => 225302 [IBLOCK_ID] => 6 [~IBLOCK_ID] => 6 [IBLOCK_SECTION_ID] => [~IBLOCK_SECTION_ID] => [NAME] => Якобашвили М.М. "Чеканка фальшивой истории: о попытках фальсификации прошлого с помощью монет". [~NAME] => Якобашвили М.М. "Чеканка фальшивой истории: о попытках фальсификации прошлого с помощью монет". [ACTIVE_FROM] => [~ACTIVE_FROM] => [TIMESTAMP_X] => 13.01.2024 14:51:18 [~TIMESTAMP_X] => 13.01.2024 14:51:18 [DETAIL_PAGE_URL] => /lib/225302/ [~DETAIL_PAGE_URL] => /lib/225302/ [LIST_PAGE_URL] => /lib/index.php?ID=6 [~LIST_PAGE_URL] => /lib/index.php?ID=6 [DETAIL_TEXT] =>
Противостояние Запада с Россией происходит сегодня в том числе средства­ми нумизматики. Точнее, именно здесь, в нумизматическом инфополе, этот процесс длится уже не первый десяток лет. Идет настоящий крестовый поход против памяти как о Второй мировой войне, так и о Великой Отечественной войне. Цель - поменять общественное мнение об итогах Второй мировой войны. Тактика простая: подменить и очернить подлинные факты, чтобы не дать возможности молодому поколению узнать истину о том, кто внес решающий вклад в разгром фашистской Германии, милитаристской Японии и их союз­ников.
Судьи Международного военного трибунала на заседании в Нюрнберге.
Судьи Международного военного трибунала на заседании в Нюрнберге.

Кто под ударом в инфовойне?
Западные фальсификаторы Вто­рой мировой войны сформулировали теорию так называемых решающих битв, приписывая их только тем фрон­там, где боевые действия велись анг­ло-американскими войсками. Это Тихоокеанский и Североафриканский театры военных действий, открытый 6 июня 1944 года второй фронт в За­падной Европе. При этом на самом деле определившие коренной пере­лом во Второй мировой войне и ее ко­нечный исход Сталинградская и Кур­ская битвы, сражения под Москвой, Ленинградом, на Днепре, в Белорус­сии, Прибалтике, Маньчжурии и дру­гие преподносятся либо как явления «локального порядка», имевшие зна­чение лишь для хода и исхода Вели­кой Отечественной войны, либо во­все не упоминаются. И это несмотря на то, что размах Восточного фрон­та составлял 4-6 тыс. км по фронту, что в четыре раза превосходило се­вероафриканский, итальянский и за­падноевропейский фронты вместе взятые, а советскими войсками было разгромлено 607 дивизий противника (75% от общих потерь нацистской Гер­мании и ее сателлитов в годы войны).

Волна новых «трактовок» захлест­нула общественное сознание, нанося основной удар по молодежи. Напад­ки на прошлое не являются социально безобидным «кабинетным» рассужде­нием. Они служат средством форми­рования будущего.

События последних лет наглядно демонстрируют, что историческая на­ука не является сугубо прикладным предметом. История нашего Оте­чества оказалась в эпицентре борь­бы за национальную безопасность России. Поэтому сейчас все острее становится борьба за историческую правду, которая базируется на реальных фактах прошлого. Затронула она и нумизматику - вспомогательную историческую дисциплину, науку о мо­нетах, изучающую историю, исследуя артефакты монетной чеканки.

"Исчезновение" СССР.
Анализ информации открытых ис­точников показывает, что всего в мире (не считая Российской Федерации) от­чеканено около 350 монет, посвящен­ных Второй мировой войне. При этом наша страна, с учетом пяти монет, от­чеканенных в период СССР, выпустила 193 монеты этой тематики.
Наибольшее количество монет выпущено такими государствами, как остров Мэн, Ниуэ, Гибралтар, Маршалловы острова, Соломоновы остро­ва, Либерия. Из стран, которые внесли основной вклад в борьбу с нацистской Германией, милитаристской Японией и их сателлитами, это Франция, от­чеканившая 18 монет, Канада - 15, Австралия - 10, Польша - 8, США - 7, Великобритания - 6.

Практически все выпущенные иностранные монеты посвящены са­молетам и кораблям американских и английских военно-воздушных сил, военно-морского флота времен Вто­рой мировой войны, высадке англо­американских войск в Нормандии, битве за Британию, уничтожению боль­шей части Тихоокеанского флота США в Перл-Харборе, Черчиллю, Рузвель­ту, Эйзенхауэру. При этом ни на од­ной из монет, отчеканенных в США, Великобритании, Канаде, нет даже упоминания о Советском Союзе, его роли во Второй мировой войне. Хотя президент США Ф. Рузвельт, отмечая решающую роль советских Вооружен­ных сил в войне, заявил: «...Сточки зрения большой стратегии... трудно уйти от того очевидного факта, что рус­ские армии уничтожают больше сол­дат и вооружения противника, чем все остальные 25 государств Объединен­ных Наций вместе взятых...»

Гибралтар в 1995 году отчеканил 5- фунтовую монету, посвященную 50-ле­тию победы над Японией. На реверсе изображены 5 солдат, водружающих флаги своих стран, внесших основной вклад в разгром милитаристской Япо­нии. Однако среди них нет флага СССР, страны, за десять дней, с 10 по 20 авгу­ста 1945 года, разгромившей миллион­ную Квантунскую армию в Маньчжурии, что и вынудило Японию начать пере­говоры о капитуляции.
5 фунтов 1995 г. Гибралтар Победа над Японией.

В 2004 году Гибралтар в серии, посвященной наиболее значимым (с их точки зрения) эпизодам Второй мировой войны, на монете номиналом 1 крона с надписью «Курская битва» изобразил танк с фашистским кре­стом.
1 крона 2004 г. Гибралтар Курская битва.

Сьерра-Леоне в 2005 году, к 60-летию окончания Второй мировой войны выпустила серию монет. Одна из них номиналом 1 доллар посвящена бит­ве за Берлин, но ничего из изображен­ного на ней сюжета не увязывает его с Советским Союзом.
1 доллар 200 г. Сьерра-Леоне Битва за Берлин.

При освобождении Польши от фа­шистских оккупантов погибло более 477 тысяч советских солдат и офицеров ров, однако на польских монетах нет ни одного напоминания, кому Польша обязана своим освобождением, кто, проведя специальную операцию, спас заминированный фашистами Краков от уничтожения. В 1995 году Поль­ша выпустила монету 10 злотых, по­священную полякам, участвовавшим во Второй мировой войне. На реверсе изображен польский военный с фла­гом в руке на фоне надписи «Берлин 1945». Таким образом, для будущих поколений создается впечатление, что именно польские войска взяли Берлин - логово фашизма.
10 злотых 1995 г. Польша Берлин 1945.

В 2010 году Польша отчеканила монету 2 злотых в память 65-летия освобождения Аушвиц-Биркенау (Ос­венцима), крупнейшего и наиболее долго просуществовавшего нацист­ского концлагеря, в котором за годы фашистской оккупации погибли 1,1 миллиона человек, из которых око­ло 1 миллиона составляли евреи. По­этому он стал одним из главных сим­волов Холокоста, а 27 января, день, когда Советская армия в 1945 году освободила лагерь, установлен ООН, как Международный день памяти жертв Холокоста. Но на монете нет никаких упоминаний о роли советских солдат в освобождении концлагеря.
2 злотых 2010 г. Польша 65 лет освобождения Аушвиц-Биркенау (Освенцима).

В 2015 году Франция выпустила монету «70 лет мира в Европе» номи­налом 2 евро. На аверсе монеты изо­бражен голубь, над которым символы 28 европейских государств, членов Европейского Союза. При этом поло­вине из них освобождение от фашиз­ма принес Советский Союз, о котором дизайн монеты не напоминает.
2 евро 2015 г. Франция 70 лет мира в Европе.

Принцип объективности на монетах России.
Позиция России в этом смысле - противоположная. В обращении к историческим фактам важно со­блюдать объективность. Этот принцип распространяется и на чеканку монет. Так, на монетах Российской Федера­ции, посвященных Второй мировой и Великой Отечественной войнам, неоднократно отображались сюжеты, показывающие вклад США, Велико­британии, Франции. Первая монета, выпущенная на эту тему Российской Федерацией в 1992 году, называлась «Северный конвой», на которой на­ряду с советским изображены флаги США и Великобритании.
3 рубля 1992 г. Северный конвой.

В 1995 году в серии «Освобожде­ние Европы от фашизма» вышли мо­неты, посвященные встрече на Эльбе, взятию Варшавы, в 1994 году -  открытию Второго фронта. На монетах соответственно изображены советский и американ­ский солдаты на фоне государствен­ных флагов СССР и США; советский и два польских солдата, держащих флаг Польши на фоне разрушенной Варшавы; государственные фла­ги СССР, США и Великобритании на фоне карты Европы.
3 рубля 1995 г. Встреча на Эльбе. 3 рубля 1995 г. Освобождение Варшавы. 3 рубля 1994 г. Открытите Второго фронта

Изображения руководителей США - Ф.Рузвельта и Г.Трумэна, Велико­британии - У.Черчилля и К.Эттли на­ряду с И.Сталиным, а также флаги государств показаны на монетах Рос­сийской Федерации 1995 и 2000 го­дов, посвященных Подписанию Акта о безоговорочной капитуляции фа­шистской Германии, Нюрбергскому процессу, Конференции глав союзных держав, Потсдамской конференции.
3 рубля 1995 г. Подписание акта о безоговорочной капитуляции. 2 рубля 1995 г. Нюрнбергский процесс. 100 рублей 1995 г. Конференции Глав Союзных держав. 100 рублей 2000 г. Берлинская (Потсдамская) конференция.

Осуждение статьи а форуме (нажмите ссылку)



[~DETAIL_TEXT] =>
Противостояние Запада с Россией происходит сегодня в том числе средства­ми нумизматики. Точнее, именно здесь, в нумизматическом инфополе, этот процесс длится уже не первый десяток лет. Идет настоящий крестовый поход против памяти как о Второй мировой войне, так и о Великой Отечественной войне. Цель - поменять общественное мнение об итогах Второй мировой войны. Тактика простая: подменить и очернить подлинные факты, чтобы не дать возможности молодому поколению узнать истину о том, кто внес решающий вклад в разгром фашистской Германии, милитаристской Японии и их союз­ников.
Судьи Международного военного трибунала на заседании в Нюрнберге.
Судьи Международного военного трибунала на заседании в Нюрнберге.

Кто под ударом в инфовойне?
Западные фальсификаторы Вто­рой мировой войны сформулировали теорию так называемых решающих битв, приписывая их только тем фрон­там, где боевые действия велись анг­ло-американскими войсками. Это Тихоокеанский и Североафриканский театры военных действий, открытый 6 июня 1944 года второй фронт в За­падной Европе. При этом на самом деле определившие коренной пере­лом во Второй мировой войне и ее ко­нечный исход Сталинградская и Кур­ская битвы, сражения под Москвой, Ленинградом, на Днепре, в Белорус­сии, Прибалтике, Маньчжурии и дру­гие преподносятся либо как явления «локального порядка», имевшие зна­чение лишь для хода и исхода Вели­кой Отечественной войны, либо во­все не упоминаются. И это несмотря на то, что размах Восточного фрон­та составлял 4-6 тыс. км по фронту, что в четыре раза превосходило се­вероафриканский, итальянский и за­падноевропейский фронты вместе взятые, а советскими войсками было разгромлено 607 дивизий противника (75% от общих потерь нацистской Гер­мании и ее сателлитов в годы войны).

Волна новых «трактовок» захлест­нула общественное сознание, нанося основной удар по молодежи. Напад­ки на прошлое не являются социально безобидным «кабинетным» рассужде­нием. Они служат средством форми­рования будущего.

События последних лет наглядно демонстрируют, что историческая на­ука не является сугубо прикладным предметом. История нашего Оте­чества оказалась в эпицентре борь­бы за национальную безопасность России. Поэтому сейчас все острее становится борьба за историческую правду, которая базируется на реальных фактах прошлого. Затронула она и нумизматику - вспомогательную историческую дисциплину, науку о мо­нетах, изучающую историю, исследуя артефакты монетной чеканки.

"Исчезновение" СССР.
Анализ информации открытых ис­точников показывает, что всего в мире (не считая Российской Федерации) от­чеканено около 350 монет, посвящен­ных Второй мировой войне. При этом наша страна, с учетом пяти монет, от­чеканенных в период СССР, выпустила 193 монеты этой тематики.
Наибольшее количество монет выпущено такими государствами, как остров Мэн, Ниуэ, Гибралтар, Маршалловы острова, Соломоновы остро­ва, Либерия. Из стран, которые внесли основной вклад в борьбу с нацистской Германией, милитаристской Японией и их сателлитами, это Франция, от­чеканившая 18 монет, Канада - 15, Австралия - 10, Польша - 8, США - 7, Великобритания - 6.

Практически все выпущенные иностранные монеты посвящены са­молетам и кораблям американских и английских военно-воздушных сил, военно-морского флота времен Вто­рой мировой войны, высадке англо­американских войск в Нормандии, битве за Британию, уничтожению боль­шей части Тихоокеанского флота США в Перл-Харборе, Черчиллю, Рузвель­ту, Эйзенхауэру. При этом ни на од­ной из монет, отчеканенных в США, Великобритании, Канаде, нет даже упоминания о Советском Союзе, его роли во Второй мировой войне. Хотя президент США Ф. Рузвельт, отмечая решающую роль советских Вооружен­ных сил в войне, заявил: «...Сточки зрения большой стратегии... трудно уйти от того очевидного факта, что рус­ские армии уничтожают больше сол­дат и вооружения противника, чем все остальные 25 государств Объединен­ных Наций вместе взятых...»

Гибралтар в 1995 году отчеканил 5- фунтовую монету, посвященную 50-ле­тию победы над Японией. На реверсе изображены 5 солдат, водружающих флаги своих стран, внесших основной вклад в разгром милитаристской Япо­нии. Однако среди них нет флага СССР, страны, за десять дней, с 10 по 20 авгу­ста 1945 года, разгромившей миллион­ную Квантунскую армию в Маньчжурии, что и вынудило Японию начать пере­говоры о капитуляции.
5 фунтов 1995 г. Гибралтар Победа над Японией.

В 2004 году Гибралтар в серии, посвященной наиболее значимым (с их точки зрения) эпизодам Второй мировой войны, на монете номиналом 1 крона с надписью «Курская битва» изобразил танк с фашистским кре­стом.
1 крона 2004 г. Гибралтар Курская битва.

Сьерра-Леоне в 2005 году, к 60-летию окончания Второй мировой войны выпустила серию монет. Одна из них номиналом 1 доллар посвящена бит­ве за Берлин, но ничего из изображен­ного на ней сюжета не увязывает его с Советским Союзом.
1 доллар 200 г. Сьерра-Леоне Битва за Берлин.

При освобождении Польши от фа­шистских оккупантов погибло более 477 тысяч советских солдат и офицеров ров, однако на польских монетах нет ни одного напоминания, кому Польша обязана своим освобождением, кто, проведя специальную операцию, спас заминированный фашистами Краков от уничтожения. В 1995 году Поль­ша выпустила монету 10 злотых, по­священную полякам, участвовавшим во Второй мировой войне. На реверсе изображен польский военный с фла­гом в руке на фоне надписи «Берлин 1945». Таким образом, для будущих поколений создается впечатление, что именно польские войска взяли Берлин - логово фашизма.
10 злотых 1995 г. Польша Берлин 1945.

В 2010 году Польша отчеканила монету 2 злотых в память 65-летия освобождения Аушвиц-Биркенау (Ос­венцима), крупнейшего и наиболее долго просуществовавшего нацист­ского концлагеря, в котором за годы фашистской оккупации погибли 1,1 миллиона человек, из которых око­ло 1 миллиона составляли евреи. По­этому он стал одним из главных сим­волов Холокоста, а 27 января, день, когда Советская армия в 1945 году освободила лагерь, установлен ООН, как Международный день памяти жертв Холокоста. Но на монете нет никаких упоминаний о роли советских солдат в освобождении концлагеря.
2 злотых 2010 г. Польша 65 лет освобождения Аушвиц-Биркенау (Освенцима).

В 2015 году Франция выпустила монету «70 лет мира в Европе» номи­налом 2 евро. На аверсе монеты изо­бражен голубь, над которым символы 28 европейских государств, членов Европейского Союза. При этом поло­вине из них освобождение от фашиз­ма принес Советский Союз, о котором дизайн монеты не напоминает.
2 евро 2015 г. Франция 70 лет мира в Европе.

Принцип объективности на монетах России.
Позиция России в этом смысле - противоположная. В обращении к историческим фактам важно со­блюдать объективность. Этот принцип распространяется и на чеканку монет. Так, на монетах Российской Федера­ции, посвященных Второй мировой и Великой Отечественной войнам, неоднократно отображались сюжеты, показывающие вклад США, Велико­британии, Франции. Первая монета, выпущенная на эту тему Российской Федерацией в 1992 году, называлась «Северный конвой», на которой на­ряду с советским изображены флаги США и Великобритании.
3 рубля 1992 г. Северный конвой.

В 1995 году в серии «Освобожде­ние Европы от фашизма» вышли мо­неты, посвященные встрече на Эльбе, взятию Варшавы, в 1994 году -  открытию Второго фронта. На монетах соответственно изображены советский и американ­ский солдаты на фоне государствен­ных флагов СССР и США; советский и два польских солдата, держащих флаг Польши на фоне разрушенной Варшавы; государственные фла­ги СССР, США и Великобритании на фоне карты Европы.
3 рубля 1995 г. Встреча на Эльбе. 3 рубля 1995 г. Освобождение Варшавы. 3 рубля 1994 г. Открытите Второго фронта

Изображения руководителей США - Ф.Рузвельта и Г.Трумэна, Велико­британии - У.Черчилля и К.Эттли на­ряду с И.Сталиным, а также флаги государств показаны на монетах Рос­сийской Федерации 1995 и 2000 го­дов, посвященных Подписанию Акта о безоговорочной капитуляции фа­шистской Германии, Нюрбергскому процессу, Конференции глав союзных держав, Потсдамской конференции.
3 рубля 1995 г. Подписание акта о безоговорочной капитуляции. 2 рубля 1995 г. Нюрнбергский процесс. 100 рублей 1995 г. Конференции Глав Союзных держав. 100 рублей 2000 г. Берлинская (Потсдамская) конференция.

Осуждение статьи а форуме (нажмите ссылку)



[DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] => Противостояние Запада с Россией происходит сегодня в том числе средства­ми нумизматики. Точнее, именно здесь, в нумизматическом инфополе, этот процесс длится уже не первый десяток лет. Идет настоящий крестовый поход против памяти как о Второй мировой войне, так и о Великой Отечественной войне. Цель - поменять общественное мнение об итогах Второй мировой войны. Тактика простая: подменить и очернить подлинные факты, чтобы не дать возможности молодому поколению узнать истину о том, кто внес решающий вклад в разгром фашистской Германии, милитаристской Японии и их союз­ников. [~PREVIEW_TEXT] => Противостояние Запада с Россией происходит сегодня в том числе средства­ми нумизматики. Точнее, именно здесь, в нумизматическом инфополе, этот процесс длится уже не первый десяток лет. Идет настоящий крестовый поход против памяти как о Второй мировой войне, так и о Великой Отечественной войне. Цель - поменять общественное мнение об итогах Второй мировой войны. Тактика простая: подменить и очернить подлинные факты, чтобы не дать возможности молодому поколению узнать истину о том, кто внес решающий вклад в разгром фашистской Германии, милитаристской Японии и их союз­ников. [PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_PICTURE] => Array ( [ID] => 2228511 [TIMESTAMP_X] => 13.01.2024 14:51:18 [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 60 [WIDTH] => 100 [FILE_SIZE] => 6244 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/ce3/vevx12ko9movmpoj92dpexba0yz6w4e3 [FILE_NAME] => Anons.jpg [ORIGINAL_NAME] => Анонс.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => c9b5c779ee15980e81752120d8dd96ce [VERSION_ORIGINAL_ID] => [META] => [SRC] => /upload/iblock/ce3/vevx12ko9movmpoj92dpexba0yz6w4e3/Anons.jpg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/ce3/vevx12ko9movmpoj92dpexba0yz6w4e3/Anons.jpg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/ce3/vevx12ko9movmpoj92dpexba0yz6w4e3/Anons.jpg [ALT] => Якобашвили М.М. "Чеканка фальшивой истории: о попытках фальсификации прошлого с помощью монет". [TITLE] => Якобашвили М.М. "Чеканка фальшивой истории: о попытках фальсификации прошлого с помощью монет". ) [~PREVIEW_PICTURE] => 2228511 [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [CODE] => [~CODE] => [EXTERNAL_ID] => 225302 [~EXTERNAL_ID] => 225302 [IBLOCK_TYPE_ID] => st [~IBLOCK_TYPE_ID] => st [IBLOCK_CODE] => library [~IBLOCK_CODE] => library [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [LID] => s1 [~LID] => s1 [EDIT_LINK] => [DELETE_LINK] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => [FIELDS] => Array ( [SHOW_COUNTER] => 301 ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( ) [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) ) [8] => Array ( [SHOW_COUNTER] => 218 [~SHOW_COUNTER] => 218 [ID] => 224499 [~ID] => 224499 [IBLOCK_ID] => 6 [~IBLOCK_ID] => 6 [IBLOCK_SECTION_ID] => [~IBLOCK_SECTION_ID] => [NAME] => Мещеряков В.Н. "О возможности отнесения пятикопеечников "павловского перечекана" с датировкой "1791" к продукции Нижегородского монетного двора." [~NAME] => Мещеряков В.Н. "О возможности отнесения пятикопеечников "павловского перечекана" с датировкой "1791" к продукции Нижегородского монетного двора." [ACTIVE_FROM] => [~ACTIVE_FROM] => [TIMESTAMP_X] => 09.09.2023 22:26:46 [~TIMESTAMP_X] => 09.09.2023 22:26:46 [DETAIL_PAGE_URL] => /lib/224499/ [~DETAIL_PAGE_URL] => /lib/224499/ [LIST_PAGE_URL] => /lib/index.php?ID=6 [~LIST_PAGE_URL] => /lib/index.php?ID=6 [DETAIL_TEXT] => Обстоятельства обращения в 1797 г. медной монеты 32-рублевой стопы в прежнюю, из расчета 16 рублей из пуда достаточно хорошо известны по источникам из археографической части «Корпуса русских монет» (1), работы П. фон Винклера (2), а также благодаря исследованиям А.А. Шунина (3,4,5).

Однако ряд вопросов в рамках этой темы остаются открытыми. В частности, не до конца решен вопрос об отнесении целого ряда разновидностей пятикопеечников «павловского перечекана» к продукции того или иного монетного двора, из числа осуществлявших перепечатку.

Действительно, в общем массиве монет, обращенных в пятикопеечники 16-рублевой стопы, однозначно устанавливается продукция Аннинского и Екатеринбургского монетных дворов (2,6). Не следует принимать в расчет и Сузунский монетный двор - перечеканка в 1797 г. на нем не производилась. Алтайское Горное начальство все 98 тысяч рублей, ранее отчеканенной легковесной монеты, приказало переплавить, «…поелику оную иначе привесть в прежнее достоинство не можно…» (7). А вот дальше, в части авторизации в «павловском перечекане» Санкт-Петербургского, Московского и Нижегородского монетных дворов (далее по тексту СПМД, ММД, НМД соответственно), имеет место неопределенность. Тем не менее, для большинства современных каталогов (8,9,10) характерно отнесение пятикопеечников, датированных «годовым числом 1791», к продукции СПМД.

Эта спорная, на наш взгляд, констатация берет начало из работы «Последняя массовая перечеканка…» (6). Анализ списка литературы этой статьи позволяет утверждать: такой вывод ее авторами был сформулирован по Док. № 439 из археографической части «Корпуса русских монет» (1).

Однако уважаемыми авторами не было учтено следующее:

- Док. №439 содержит помету для вардейна Московского двора Вихляева (об использовании при перечеканке «годовых чисел» «1793» и «1794»), сделанную в Московском Монетном департаменте;

- временный НМД не был административно подчинен Московскому Монетному департаменту; поэтому содержание пометы, относительно использования при подготовке штемпелей датировок «1793» или «1794», можно распространять только на деятельность ММД:

Таким образом, логика упомянутой статьи (6), в части определения пятикопеечников с «годовым числом 1791» как продукции СПМД, не является безукоризненной. Вполне может иметь место допущение о том, что пятикопеечники с датировкой «1791» - это продукция не Санкт-Петербургского монетного двора, а Нижегородского.

Обоснование тезиса, почему пятикопеечники, отмеченные годом «1791», более вероятно следует отнести к продукции НМД, составляет цель данной публикации.

Начнем с того, что еще раз отметим: к настоящему времени не обнаружены и не опубликованы источники, позволяющие надежно соотнести ряд разновидностей пятикопеечников «павловского перечекана» с деятельностью того или иного монетного двора. Не следует ожидать подсказок и от результатов анализа состава монетных кладов из Нижегородского и ближайших к нему регионов. Вся обращенная «в прежнее достоинство и вид» монета в марте 1797 была отправлена в Москву - в отделение Государственного ассигнационного банка (4, с.299).

В этой связи при обсуждении темы, вынесенной в заголовок статьи, предлагается принять во внимание не только опубликованные источники, но и особенности самого нумизматического материала. Ряд пятикопеечников «павловского перечекана» с «годовым числом 1791» представляется следующими основными разновидностями:

Мещеряков В.Н. "О возможности отнесения пятикопеечников "павловского перечекана" с датировкой "1791" к продукции Нижегородского монетного двора.
a) без литер под орлом (илл. 1);

Мещеряков В.Н. "О возможности отнесения пятикопеечников "павловского перечекана" с датировкой "1791" к продукции Нижегородского монетного двора.
б) с литерами «Е:М:» и двоеточием после них, контур хвостового
оперения орла близок к ромбическому (илл.2);

Мещеряков В.Н. "О возможности отнесения пятикопеечников "павловского перечекана" с датировкой "1791" к продукции Нижегородского монетного двора.
в) с литерами «ЕМ», контур хвостового оперения орла как в
разновидности б) (илл.3);

Мещеряков В.Н. "О возможности отнесения пятикопеечников "павловского перечекана" с датировкой "1791" к продукции Нижегородского монетного двора.
г) с литерами «ЕМ», контур хвостового оперения орла как в
разновидности б), крылья с «крупными» перьями (илл.4);

Мещеряков В.Н. "О возможности отнесения пятикопеечников "павловского перечекана" с датировкой "1791" к продукции Нижегородского монетного двора.
д) с литерами «ЕM», особенности изображения гербового орла во многом совпадают с имеющими место на пятикопеечниках с датировкой «1793» (илл.5);

Прежде, чем приступить к анализу особенностей изображений гербовой стороны на вышеперечисленных разновидностях, несколько вводных замечаний.

Во-первых, можно утверждать, что весь штемпельный инструмент, задействованные в 1797 г. на СПМД, ММД и НМД, являются производными от пары образцовых штемпелей, выполненных на СПМД (1, Док. №№ 437,439).

Во-вторых, на ММД и НМД к началу «павловского перечекана» имелось в наличии технологическое прессовое оборудование, предназначенное для тиражирования штемпелей. Так называемые переводные станы были задействованы на этих дворах в операции перевода штемпелей с рабочих маточников уже в 1796 г. (1, Док. №№ 404, 451).

В-третьих, на начальном этапе «павловского перечекана» на ММД и НМД обращение легковесной монеты «в прежний вид и достоинство» проводилось штемпелями, полученными путем перевода с образцового штемпельного инструмента, высланного на эти дворы А.И. Шнезе.

В-четвертых, осознавая трудности, с которыми в силу ряда причин (о некоторых из них речь пойдет ниже) столкнутся НМД и ММД при тиражировании штемпелей, А.И. Шнезе начинает снабжать эти монетные дворы готовыми штемпельными парами. На НМД, где в «перепечатку» поступило сравнительно небольшое количество легковесной монеты (5), эти штемпеля поступают фактически под самое окончание передела (4, с.294, фр-т. №9; с.295].

Коротко о форме представления аргументации в решении дилеммы о том, к продукции какого именно монетного двора (Санкт-Петербургского или Нижегородского) относятся пятикопеечники с «годовым числом 1791».

Предлагается построить изложение в виде нескольких заметок, в каждой из которых акцентируется внимание на конкретных особенностях нумизматического материала, а также делается попытка трактовки этих особенностей.

1. Об изображении гербового орла на пятикопеечниках с датировкой «1791».

Рисунок гербового орла на пятикопеечниках «павловского перечекана» (исключая продукцию Екатеринбургского и Аннинского монетных дворов) является производным от рисунка на серебряной монете с «годовым числом 1796» без обозначения номинала и литерами «БМ». При этом все штемпели, задействованные на СПМД. ММД и НМД, как об этом упоминалось выше, берут начало от пары образцовых, изготовленных на СПМД.

Однако, при сравнении рисунков гербовых орлов на пятикопеечниках с датировкой «1791» с орлами на пятаках, отмеченных «годовым числом 1793» и литерами «ЕМ» (илл.6), достаточно легко устанавливается значительные рассогласования в их исполнении.

Так рисунок хвостового оперения орла на пятаках с датировкой «1791», если можно так выразиться, достаточно сильно модифицирован относительно прототипа. Обращает на себя внимание и существенная разница в приемах гравировки перьев хвоста, в том числе разделение хвостового оперения орла на несколько крупных «линейных» фрагментов с общим ромбическим контуром (см. илл.2,3,4). Оформление хвостового оперения гербового орла в виде крупных «линейных» фрагментов к тому времени на СПМД уже давно не использовалось. Но именно такие приемы гравировки практиковались у резчиков штемпелей на уральских монетных дворах. Из источников известно, что на НМД в октябре 1796 г. из Перми (в составе команды монетных мастеров) прибыл резчик Сергей Аникин (4, с.279).

Существенные отличия наблюдается и в оформлении поверхности крыльев орла. Очевидно, мастер, переводивший изображения с образцовых штемпельных изделий, в силу каких-то причин раз за разом не получал на рабочих штемпелях рельеф близкий к исходному. Например, к тому, что показан на илл.6.

Среди пятаков с датировкой «1791» можно выделить два основных типа рельефа крыльев. Во-первых, это покрытие поверхности крыльев рядом параллельных линий, видимо, для того, чтобы придать им (крыльям) хоть сколь-нибудь заметный рельеф.

Во-вторых, это формирование рельефа поверхности крыльев гравировкой ряда «крупных» перьев, например, как это показано на илл.4.

Конечно же, ни первое, ни второе не имело ни малейшего отношения к исходному замыслу петербургского медальера, сформировавшего рельеф на очередной модификации гедлингеровского орла.

Единственным, на наш взгляд, убедительными объяснением таких рассогласований может быть квалификация резчика и возникшие в этой связи проблемы «перевода» изображений с образцового инструмента на рабочие штемпеля. Далее. Резчик, который, видимо, вполне сносно владел приемами гравировки, условно назовем, «уральской школы», решал свои «квалификационные проблемы» путем нанесения либо ряда параллельных линий, либо, в лучшем случае, достаточно крупных перьев на крыльях орла. Думается, что именно в недостаточной квалификации резчика Аникина, прибывшего в Нижний с Урала, и кроется причина возникновения трудностей повторении образцового, присланного из Петербурга, штемпельного инструмента. Логично предположить, что в 1796 г. начальство Аннинского монетного двора не стремилось (даже на время) лишиться наиболее квалифицированных специалистов, отсылая их на временный монетный двор в Нижнем Новгороде. В лучшем случае, отправке туда подлежали «середнячки» по квалификации или молодежь, не набравшая еще необходимого производственного опыта.

Видимо, и контроль со стороны минцмейстера за процессом подготовки штемпелей носил явно поверхностный характер.

Косвенным подтверждением наших заключений о не самой высокой квалификации монетчиков, присланных в Нижний Новгород в 1796 г., являются данные о браке на Нижегородском дворе, имевшем место в ходе «павловского перечекана» (5). В брак на НМД ушло около 3% от перебитой монеты. Это очень много. Для сравнения: на ММД он составил примерно 0,15%.

Безусловно, виноваты в таком количестве брака на НМД были не только уральские монетчики. Ниже будет дан короткий комментарий относительно минцмейстера Нижегородского двора.

Думается, что передача в монетное производство штемпелей, с отмеченными в этой заметке особенностями, на столичном СПМД была бы маловероятна. Более вероятно, такие «особенности» на штемпелях могли бы иметь место на временном дворе в Нижнем.

2. О двоеточии после литер «Е» и «М».

Как правило, в каталогах, претендующих на представление поштемпельных разновидностей, за отдельным номером выделяется пятикопеечник «павловского перечекана» с датировкой «1791» и двоеточием после литер «Е» и «М». Согласимся, что это совсем не характерное «отметина» для российских медных монет конца XVIII века.

Первый и последний раз двоеточие после литер, означающих монетный двор, появилось в 1741 г. - во время краткого царствования Иоанна Антоновича. Тогда же оно стало использоваться в титулатуре императора. Однако нововведение продержалось недолго. Уже в следующем году оно было забыто при написании литер монетного двора на аверсе серебряных монет, а из титулатур фактически исчезло в конце 50-х годов XVIII в.

Действительно, в конце XVIII в. в документах Монетного ведомства Империи было принято ставить двоеточие после литер означающих монетный двор. В качестве примера фрагмент такого документа показан на илл.7 (7).
Мещеряков В.Н. "О возможности отнесения пятикопеечников "павловского перечекана" с датировкой "1791" к продукции Нижегородского монетного двора.
Но, подчеркнем еще раз, правила орфографии того времени не касались правил нанесения сокращенного наименования монетного двора на аверсе или реверсе монеты. Так, в частности, не известны медные монеты 1797 г. Сузунского двора с литерами «К» и «М», после которых ставилось бы двоеточие, не взирая на наличие документа, в котором оно, после указанных литер, проставлено.

И вот, в 1797 г. на одном из монетных дворов происходит возвращение к подзабытым нововведениям образца 1741 г. Предписание документа, пришедшего на монетный двор, в части нанесения литер и правила тогдашней орфографии (в нем отображенные в части нанесения двоеточия при сокращении слов) исполнены были буквально.

Мы полагаем, что такой случай, более вероятно, мог бы иметь место на монетном дворе в Нижнем Новгороде, а не на столичном СПМД. И объяснено «возвращение» в 1741 г. может быть лишь одним: неопытностью минцмейстера и резчика штемпелей, перенесших правила сокращения слов при письме на монетный штемпель.

О минцмейстере. Им на НМД в 1796 г. был назначен А. Иванов коллежский регистратор (согласно «Табели о рангах» - самый низший чин) Санкт-Петербургского Монетного департамента (4, с.277,281). Он же - Иванов, исполнял одновременно и обязанности казначея монетного двора. Президент Берг-коллегии И.А. Шлаттер в свое время писал: «Казначей имеет на своих руках как золото, серебро и медь, так и денежную казну; и для того, если что следовать будет к приему в казну с Монетного двора или в отдачу с онаго, то все таковое принимает и отдает он, по чему и наблюдать должен, чтоб весы и гири были при его Казначействе весьма верные… быть ему должно при Монетном дворе каждодневно…» (11). Т.е., выражаясь современным языком, повседневная загрузка у минцмейстера Иванова была серьезной - двойной, не по чину XIV класса… А опыта в подобных делах, без сомнения, еще не очень много. Тем более следует учитывать, что во время подготовки к обратной перечеканке казначей Иванов, к тому же еще, сдавал с января по март 1797 в Нижегородскую казенную палату ранее полученную оттуда монету 16-ти рублевой стопы (4, с.299).

Пятикопеечники «павловского перечекана» с «годовым числом 1791» и двоеточием после литер (см. илл.2) встречаются несколько реже по отношению к пятикопеечникам того же года, но без двоеточия (см. илл. 5), что было отмечено еще в работе А.А. Ильина и И.И. Толстого (12, c.110). Обратим внимание на рисунок хвостового оперения гербового орла - на той и другой разновидностях фактически одинаковый. Это позволяет предположить следующее развитие событий. Спустя короткое время, двоеточие после литер «Е» и «М» было замечено теми, кто стоял над минцмейстером. Это был или управляющий НМД титулярный советник А.П. Филинков, отработавший к тому времени при монетном деле уже десять лет, или его помощник шихтмейстер Г. Браунс (4, с.277). Штемпеля с аббревиатурой «Е:М:» были сняты с монетных станов и заменены на штемпеля с «ЕМ».

 3. О редкой разновидности пятикопеечника «с годовым числом 1791».

B современных каталогах пятикопеечники «павловского перечекана» с «годовым числом 1791» представлены изображениями аналогичными илл.1 - 4. Но среди них отсутствует разновидность, приведенная на илл. 5. Автору настоящей публикации в 2008 г. ее показал московский коллекционер В.В. Чиркин. Подтверждение о существовании такой разновидности затем поступило и от фирмы «Монеты и медали».

На гербовой стороне этой разновидности помещен орел по рисунку и рельефу весьма близкий к изображенному на пятаках «павловского перечекана», датированных 1793 г. (см. илл. 6).

Могла ли появиться эта разновидность орла на пятикопеечниках нижегородского передела?

Выше уже упоминалось, что, спустя некоторое время после начала перечеканки, А.И. Шнезе выслал на ММД и НМД комплекты штемпелей пятикопеечников. Из переписки между Л.В. Толстым (руководителем Московского Монетного департамента) и А.П. Филинковым мы узнаем, что до НМД дошли только четыре пары штемпелей из восьми. И дошли они к самому окончанию перечеканки легковесных гривенников (4, c.294, фр. 9). В этой связи нельзя исключать, что присланные А.И. Шнезе штемпеля все же попали на монетные станы и на илл. 5 показан образец «затиснутый» на НМД гербовым штемпелем «петербургской» работы.

Но может иметь место и другое утверждение. В конце перечеканки резчик С. Аникин, все-таки, перевел и доработал штемпель, позволивший чеканить на гербовой стороне двуглавого орла по рисунку хвостового оперения и рельефу крыльев достаточно близкого к утвержденному образцу.

В рамках логических построений о том, что пятикопеечники с «годовым числом 1791» чеканены на НМД, редкость разновидности с илл. 5, по нашему мнению, является косвенным подтверждением допустимости такого предположения.

В качестве дополнения по теме «павловского перечекана» заметим еще одно. Нельзя исключить вариант того, что штемпеля c датировкой «1793», присланные из Санкт-Петербурга, попали на один или несколько винтовых прессов парами - и «герб», и «вензель». Тогда часть тиража пятикопеечников (пусть и незначительная) на НМД была быть отчеканена штемпелями, аналогичными штемпелям ММД и СПМД. И, очевидно, эта часть тиража не может быть выделена из общего массива пятикопеечников «павловского перечекана» с датировкой «1793».

И в заключение.

Первое. Если логические построения автора верны, то пятикопеечники с датировкой «1791» чеканились только на НМД, а с датировкой «1793» на ММД, СПМД и, допустимо, в незначительном количестве на НМД.

Второе. В пользу однозначной правомочности сделанного предположения (равно как и против него) не опубликованы, а вполне вероятно и вообще отсутствуют письменные источники. В этой связи доводы автора носят характер логического умозаключения, которое предлагается рассматривать лишь как один из возможных вариантов решения по частному вопросу российской нумизматики.

Автор выражает свою благодарность фирме «Монеты и медали» за предоставление иллюстративного материала к настоящей статье. 

Литература:

1. Вел. Кн. Георгий Михайлович. Монеты царствования Императрицы Екатерины II - С.-Петербург, 1894. («Collector's Books», репринтное издание 2003г.).
2. Винклер П. фон. Из истории монетного дела в России. - М.: Гос. публ. ист. библиотека России, 2005.
3. Шунин А.А. «…Дабы поставить государство в благом и спасительном состоянии». Монетная реформа по проекту князя П.А. Зубова (1796-1797). Нижний Новгород: Издательство Нижегородского университета, 2005.
4.Шунин А.А. Временный Нижегородский монетный двор (1796-1797). Из истории денежного обращения в России.// Древности Поволжья и других регионов. Вып. V. Нумизматический сборник. Том 4. - М.: Нумизматическая Литература, 2004., с. 269-301 .
5. Шунин А.А. «В прежнее достоинство и вид». К вопросу об объемах перечеканки медной монеты в России в 1796 году.// Нумизматика. Научно- информационный журнал, №6, ноябрь 2004, с.12-17.
6. Львов М., Корецкий В., Горнунг М. Последняя массовая перечеканка медной монеты в России.// Советский коллекционер, №3, 1965, с.83-88.
7. Мещеряков В.Н. Неизвестные подробности работы Сузунского монетного двора в 1797 г.// Нумизматика, Научно-информационный журнал, №18, август 2008, с.34-38.
8. Brekke B. F. Willy Bakken T. The copper coins of Russia. Imperial Russia 1700-1917. - Oslo, 1997.
9. Биткин В.В. Сводный каталог монет России. Часть 2 (1741-1917). Киев: «ЮНОНА - МОНЕТА», 2003.
10. Diakov M.E. Russian coins of Catherine II (1762 -1796). - Moscow, "Daruma", 2003.
11. Шлаттер И.А. Монетное дело. Историческое описание до монетного дела принадлежащее, …// Горный журнал, Н.8 - С.Петербург,1832.
12. Ильин А. А, Толстой И. И. Русские монеты, чеканенные с 1725 по 1801 г. Практическое руководство для собирателей. - СПб., 1910.
[~DETAIL_TEXT] => Обстоятельства обращения в 1797 г. медной монеты 32-рублевой стопы в прежнюю, из расчета 16 рублей из пуда достаточно хорошо известны по источникам из археографической части «Корпуса русских монет» (1), работы П. фон Винклера (2), а также благодаря исследованиям А.А. Шунина (3,4,5).

Однако ряд вопросов в рамках этой темы остаются открытыми. В частности, не до конца решен вопрос об отнесении целого ряда разновидностей пятикопеечников «павловского перечекана» к продукции того или иного монетного двора, из числа осуществлявших перепечатку.

Действительно, в общем массиве монет, обращенных в пятикопеечники 16-рублевой стопы, однозначно устанавливается продукция Аннинского и Екатеринбургского монетных дворов (2,6). Не следует принимать в расчет и Сузунский монетный двор - перечеканка в 1797 г. на нем не производилась. Алтайское Горное начальство все 98 тысяч рублей, ранее отчеканенной легковесной монеты, приказало переплавить, «…поелику оную иначе привесть в прежнее достоинство не можно…» (7). А вот дальше, в части авторизации в «павловском перечекане» Санкт-Петербургского, Московского и Нижегородского монетных дворов (далее по тексту СПМД, ММД, НМД соответственно), имеет место неопределенность. Тем не менее, для большинства современных каталогов (8,9,10) характерно отнесение пятикопеечников, датированных «годовым числом 1791», к продукции СПМД.

Эта спорная, на наш взгляд, констатация берет начало из работы «Последняя массовая перечеканка…» (6). Анализ списка литературы этой статьи позволяет утверждать: такой вывод ее авторами был сформулирован по Док. № 439 из археографической части «Корпуса русских монет» (1).

Однако уважаемыми авторами не было учтено следующее:

- Док. №439 содержит помету для вардейна Московского двора Вихляева (об использовании при перечеканке «годовых чисел» «1793» и «1794»), сделанную в Московском Монетном департаменте;

- временный НМД не был административно подчинен Московскому Монетному департаменту; поэтому содержание пометы, относительно использования при подготовке штемпелей датировок «1793» или «1794», можно распространять только на деятельность ММД:

Таким образом, логика упомянутой статьи (6), в части определения пятикопеечников с «годовым числом 1791» как продукции СПМД, не является безукоризненной. Вполне может иметь место допущение о том, что пятикопеечники с датировкой «1791» - это продукция не Санкт-Петербургского монетного двора, а Нижегородского.

Обоснование тезиса, почему пятикопеечники, отмеченные годом «1791», более вероятно следует отнести к продукции НМД, составляет цель данной публикации.

Начнем с того, что еще раз отметим: к настоящему времени не обнаружены и не опубликованы источники, позволяющие надежно соотнести ряд разновидностей пятикопеечников «павловского перечекана» с деятельностью того или иного монетного двора. Не следует ожидать подсказок и от результатов анализа состава монетных кладов из Нижегородского и ближайших к нему регионов. Вся обращенная «в прежнее достоинство и вид» монета в марте 1797 была отправлена в Москву - в отделение Государственного ассигнационного банка (4, с.299).

В этой связи при обсуждении темы, вынесенной в заголовок статьи, предлагается принять во внимание не только опубликованные источники, но и особенности самого нумизматического материала. Ряд пятикопеечников «павловского перечекана» с «годовым числом 1791» представляется следующими основными разновидностями:

Мещеряков В.Н. "О возможности отнесения пятикопеечников "павловского перечекана" с датировкой "1791" к продукции Нижегородского монетного двора.
a) без литер под орлом (илл. 1);

Мещеряков В.Н. "О возможности отнесения пятикопеечников "павловского перечекана" с датировкой "1791" к продукции Нижегородского монетного двора.
б) с литерами «Е:М:» и двоеточием после них, контур хвостового
оперения орла близок к ромбическому (илл.2);

Мещеряков В.Н. "О возможности отнесения пятикопеечников "павловского перечекана" с датировкой "1791" к продукции Нижегородского монетного двора.
в) с литерами «ЕМ», контур хвостового оперения орла как в
разновидности б) (илл.3);

Мещеряков В.Н. "О возможности отнесения пятикопеечников "павловского перечекана" с датировкой "1791" к продукции Нижегородского монетного двора.
г) с литерами «ЕМ», контур хвостового оперения орла как в
разновидности б), крылья с «крупными» перьями (илл.4);

Мещеряков В.Н. "О возможности отнесения пятикопеечников "павловского перечекана" с датировкой "1791" к продукции Нижегородского монетного двора.
д) с литерами «ЕM», особенности изображения гербового орла во многом совпадают с имеющими место на пятикопеечниках с датировкой «1793» (илл.5);

Прежде, чем приступить к анализу особенностей изображений гербовой стороны на вышеперечисленных разновидностях, несколько вводных замечаний.

Во-первых, можно утверждать, что весь штемпельный инструмент, задействованные в 1797 г. на СПМД, ММД и НМД, являются производными от пары образцовых штемпелей, выполненных на СПМД (1, Док. №№ 437,439).

Во-вторых, на ММД и НМД к началу «павловского перечекана» имелось в наличии технологическое прессовое оборудование, предназначенное для тиражирования штемпелей. Так называемые переводные станы были задействованы на этих дворах в операции перевода штемпелей с рабочих маточников уже в 1796 г. (1, Док. №№ 404, 451).

В-третьих, на начальном этапе «павловского перечекана» на ММД и НМД обращение легковесной монеты «в прежний вид и достоинство» проводилось штемпелями, полученными путем перевода с образцового штемпельного инструмента, высланного на эти дворы А.И. Шнезе.

В-четвертых, осознавая трудности, с которыми в силу ряда причин (о некоторых из них речь пойдет ниже) столкнутся НМД и ММД при тиражировании штемпелей, А.И. Шнезе начинает снабжать эти монетные дворы готовыми штемпельными парами. На НМД, где в «перепечатку» поступило сравнительно небольшое количество легковесной монеты (5), эти штемпеля поступают фактически под самое окончание передела (4, с.294, фр-т. №9; с.295].

Коротко о форме представления аргументации в решении дилеммы о том, к продукции какого именно монетного двора (Санкт-Петербургского или Нижегородского) относятся пятикопеечники с «годовым числом 1791».

Предлагается построить изложение в виде нескольких заметок, в каждой из которых акцентируется внимание на конкретных особенностях нумизматического материала, а также делается попытка трактовки этих особенностей.

1. Об изображении гербового орла на пятикопеечниках с датировкой «1791».

Рисунок гербового орла на пятикопеечниках «павловского перечекана» (исключая продукцию Екатеринбургского и Аннинского монетных дворов) является производным от рисунка на серебряной монете с «годовым числом 1796» без обозначения номинала и литерами «БМ». При этом все штемпели, задействованные на СПМД. ММД и НМД, как об этом упоминалось выше, берут начало от пары образцовых, изготовленных на СПМД.

Однако, при сравнении рисунков гербовых орлов на пятикопеечниках с датировкой «1791» с орлами на пятаках, отмеченных «годовым числом 1793» и литерами «ЕМ» (илл.6), достаточно легко устанавливается значительные рассогласования в их исполнении.

Так рисунок хвостового оперения орла на пятаках с датировкой «1791», если можно так выразиться, достаточно сильно модифицирован относительно прототипа. Обращает на себя внимание и существенная разница в приемах гравировки перьев хвоста, в том числе разделение хвостового оперения орла на несколько крупных «линейных» фрагментов с общим ромбическим контуром (см. илл.2,3,4). Оформление хвостового оперения гербового орла в виде крупных «линейных» фрагментов к тому времени на СПМД уже давно не использовалось. Но именно такие приемы гравировки практиковались у резчиков штемпелей на уральских монетных дворах. Из источников известно, что на НМД в октябре 1796 г. из Перми (в составе команды монетных мастеров) прибыл резчик Сергей Аникин (4, с.279).

Существенные отличия наблюдается и в оформлении поверхности крыльев орла. Очевидно, мастер, переводивший изображения с образцовых штемпельных изделий, в силу каких-то причин раз за разом не получал на рабочих штемпелях рельеф близкий к исходному. Например, к тому, что показан на илл.6.

Среди пятаков с датировкой «1791» можно выделить два основных типа рельефа крыльев. Во-первых, это покрытие поверхности крыльев рядом параллельных линий, видимо, для того, чтобы придать им (крыльям) хоть сколь-нибудь заметный рельеф.

Во-вторых, это формирование рельефа поверхности крыльев гравировкой ряда «крупных» перьев, например, как это показано на илл.4.

Конечно же, ни первое, ни второе не имело ни малейшего отношения к исходному замыслу петербургского медальера, сформировавшего рельеф на очередной модификации гедлингеровского орла.

Единственным, на наш взгляд, убедительными объяснением таких рассогласований может быть квалификация резчика и возникшие в этой связи проблемы «перевода» изображений с образцового инструмента на рабочие штемпеля. Далее. Резчик, который, видимо, вполне сносно владел приемами гравировки, условно назовем, «уральской школы», решал свои «квалификационные проблемы» путем нанесения либо ряда параллельных линий, либо, в лучшем случае, достаточно крупных перьев на крыльях орла. Думается, что именно в недостаточной квалификации резчика Аникина, прибывшего в Нижний с Урала, и кроется причина возникновения трудностей повторении образцового, присланного из Петербурга, штемпельного инструмента. Логично предположить, что в 1796 г. начальство Аннинского монетного двора не стремилось (даже на время) лишиться наиболее квалифицированных специалистов, отсылая их на временный монетный двор в Нижнем Новгороде. В лучшем случае, отправке туда подлежали «середнячки» по квалификации или молодежь, не набравшая еще необходимого производственного опыта.

Видимо, и контроль со стороны минцмейстера за процессом подготовки штемпелей носил явно поверхностный характер.

Косвенным подтверждением наших заключений о не самой высокой квалификации монетчиков, присланных в Нижний Новгород в 1796 г., являются данные о браке на Нижегородском дворе, имевшем место в ходе «павловского перечекана» (5). В брак на НМД ушло около 3% от перебитой монеты. Это очень много. Для сравнения: на ММД он составил примерно 0,15%.

Безусловно, виноваты в таком количестве брака на НМД были не только уральские монетчики. Ниже будет дан короткий комментарий относительно минцмейстера Нижегородского двора.

Думается, что передача в монетное производство штемпелей, с отмеченными в этой заметке особенностями, на столичном СПМД была бы маловероятна. Более вероятно, такие «особенности» на штемпелях могли бы иметь место на временном дворе в Нижнем.

2. О двоеточии после литер «Е» и «М».

Как правило, в каталогах, претендующих на представление поштемпельных разновидностей, за отдельным номером выделяется пятикопеечник «павловского перечекана» с датировкой «1791» и двоеточием после литер «Е» и «М». Согласимся, что это совсем не характерное «отметина» для российских медных монет конца XVIII века.

Первый и последний раз двоеточие после литер, означающих монетный двор, появилось в 1741 г. - во время краткого царствования Иоанна Антоновича. Тогда же оно стало использоваться в титулатуре императора. Однако нововведение продержалось недолго. Уже в следующем году оно было забыто при написании литер монетного двора на аверсе серебряных монет, а из титулатур фактически исчезло в конце 50-х годов XVIII в.

Действительно, в конце XVIII в. в документах Монетного ведомства Империи было принято ставить двоеточие после литер означающих монетный двор. В качестве примера фрагмент такого документа показан на илл.7 (7).
Мещеряков В.Н. "О возможности отнесения пятикопеечников "павловского перечекана" с датировкой "1791" к продукции Нижегородского монетного двора.
Но, подчеркнем еще раз, правила орфографии того времени не касались правил нанесения сокращенного наименования монетного двора на аверсе или реверсе монеты. Так, в частности, не известны медные монеты 1797 г. Сузунского двора с литерами «К» и «М», после которых ставилось бы двоеточие, не взирая на наличие документа, в котором оно, после указанных литер, проставлено.

И вот, в 1797 г. на одном из монетных дворов происходит возвращение к подзабытым нововведениям образца 1741 г. Предписание документа, пришедшего на монетный двор, в части нанесения литер и правила тогдашней орфографии (в нем отображенные в части нанесения двоеточия при сокращении слов) исполнены были буквально.

Мы полагаем, что такой случай, более вероятно, мог бы иметь место на монетном дворе в Нижнем Новгороде, а не на столичном СПМД. И объяснено «возвращение» в 1741 г. может быть лишь одним: неопытностью минцмейстера и резчика штемпелей, перенесших правила сокращения слов при письме на монетный штемпель.

О минцмейстере. Им на НМД в 1796 г. был назначен А. Иванов коллежский регистратор (согласно «Табели о рангах» - самый низший чин) Санкт-Петербургского Монетного департамента (4, с.277,281). Он же - Иванов, исполнял одновременно и обязанности казначея монетного двора. Президент Берг-коллегии И.А. Шлаттер в свое время писал: «Казначей имеет на своих руках как золото, серебро и медь, так и денежную казну; и для того, если что следовать будет к приему в казну с Монетного двора или в отдачу с онаго, то все таковое принимает и отдает он, по чему и наблюдать должен, чтоб весы и гири были при его Казначействе весьма верные… быть ему должно при Монетном дворе каждодневно…» (11). Т.е., выражаясь современным языком, повседневная загрузка у минцмейстера Иванова была серьезной - двойной, не по чину XIV класса… А опыта в подобных делах, без сомнения, еще не очень много. Тем более следует учитывать, что во время подготовки к обратной перечеканке казначей Иванов, к тому же еще, сдавал с января по март 1797 в Нижегородскую казенную палату ранее полученную оттуда монету 16-ти рублевой стопы (4, с.299).

Пятикопеечники «павловского перечекана» с «годовым числом 1791» и двоеточием после литер (см. илл.2) встречаются несколько реже по отношению к пятикопеечникам того же года, но без двоеточия (см. илл. 5), что было отмечено еще в работе А.А. Ильина и И.И. Толстого (12, c.110). Обратим внимание на рисунок хвостового оперения гербового орла - на той и другой разновидностях фактически одинаковый. Это позволяет предположить следующее развитие событий. Спустя короткое время, двоеточие после литер «Е» и «М» было замечено теми, кто стоял над минцмейстером. Это был или управляющий НМД титулярный советник А.П. Филинков, отработавший к тому времени при монетном деле уже десять лет, или его помощник шихтмейстер Г. Браунс (4, с.277). Штемпеля с аббревиатурой «Е:М:» были сняты с монетных станов и заменены на штемпеля с «ЕМ».

 3. О редкой разновидности пятикопеечника «с годовым числом 1791».

B современных каталогах пятикопеечники «павловского перечекана» с «годовым числом 1791» представлены изображениями аналогичными илл.1 - 4. Но среди них отсутствует разновидность, приведенная на илл. 5. Автору настоящей публикации в 2008 г. ее показал московский коллекционер В.В. Чиркин. Подтверждение о существовании такой разновидности затем поступило и от фирмы «Монеты и медали».

На гербовой стороне этой разновидности помещен орел по рисунку и рельефу весьма близкий к изображенному на пятаках «павловского перечекана», датированных 1793 г. (см. илл. 6).

Могла ли появиться эта разновидность орла на пятикопеечниках нижегородского передела?

Выше уже упоминалось, что, спустя некоторое время после начала перечеканки, А.И. Шнезе выслал на ММД и НМД комплекты штемпелей пятикопеечников. Из переписки между Л.В. Толстым (руководителем Московского Монетного департамента) и А.П. Филинковым мы узнаем, что до НМД дошли только четыре пары штемпелей из восьми. И дошли они к самому окончанию перечеканки легковесных гривенников (4, c.294, фр. 9). В этой связи нельзя исключать, что присланные А.И. Шнезе штемпеля все же попали на монетные станы и на илл. 5 показан образец «затиснутый» на НМД гербовым штемпелем «петербургской» работы.

Но может иметь место и другое утверждение. В конце перечеканки резчик С. Аникин, все-таки, перевел и доработал штемпель, позволивший чеканить на гербовой стороне двуглавого орла по рисунку хвостового оперения и рельефу крыльев достаточно близкого к утвержденному образцу.

В рамках логических построений о том, что пятикопеечники с «годовым числом 1791» чеканены на НМД, редкость разновидности с илл. 5, по нашему мнению, является косвенным подтверждением допустимости такого предположения.

В качестве дополнения по теме «павловского перечекана» заметим еще одно. Нельзя исключить вариант того, что штемпеля c датировкой «1793», присланные из Санкт-Петербурга, попали на один или несколько винтовых прессов парами - и «герб», и «вензель». Тогда часть тиража пятикопеечников (пусть и незначительная) на НМД была быть отчеканена штемпелями, аналогичными штемпелям ММД и СПМД. И, очевидно, эта часть тиража не может быть выделена из общего массива пятикопеечников «павловского перечекана» с датировкой «1793».

И в заключение.

Первое. Если логические построения автора верны, то пятикопеечники с датировкой «1791» чеканились только на НМД, а с датировкой «1793» на ММД, СПМД и, допустимо, в незначительном количестве на НМД.

Второе. В пользу однозначной правомочности сделанного предположения (равно как и против него) не опубликованы, а вполне вероятно и вообще отсутствуют письменные источники. В этой связи доводы автора носят характер логического умозаключения, которое предлагается рассматривать лишь как один из возможных вариантов решения по частному вопросу российской нумизматики.

Автор выражает свою благодарность фирме «Монеты и медали» за предоставление иллюстративного материала к настоящей статье. 

Литература:

1. Вел. Кн. Георгий Михайлович. Монеты царствования Императрицы Екатерины II - С.-Петербург, 1894. («Collector's Books», репринтное издание 2003г.).
2. Винклер П. фон. Из истории монетного дела в России. - М.: Гос. публ. ист. библиотека России, 2005.
3. Шунин А.А. «…Дабы поставить государство в благом и спасительном состоянии». Монетная реформа по проекту князя П.А. Зубова (1796-1797). Нижний Новгород: Издательство Нижегородского университета, 2005.
4.Шунин А.А. Временный Нижегородский монетный двор (1796-1797). Из истории денежного обращения в России.// Древности Поволжья и других регионов. Вып. V. Нумизматический сборник. Том 4. - М.: Нумизматическая Литература, 2004., с. 269-301 .
5. Шунин А.А. «В прежнее достоинство и вид». К вопросу об объемах перечеканки медной монеты в России в 1796 году.// Нумизматика. Научно- информационный журнал, №6, ноябрь 2004, с.12-17.
6. Львов М., Корецкий В., Горнунг М. Последняя массовая перечеканка медной монеты в России.// Советский коллекционер, №3, 1965, с.83-88.
7. Мещеряков В.Н. Неизвестные подробности работы Сузунского монетного двора в 1797 г.// Нумизматика, Научно-информационный журнал, №18, август 2008, с.34-38.
8. Brekke B. F. Willy Bakken T. The copper coins of Russia. Imperial Russia 1700-1917. - Oslo, 1997.
9. Биткин В.В. Сводный каталог монет России. Часть 2 (1741-1917). Киев: «ЮНОНА - МОНЕТА», 2003.
10. Diakov M.E. Russian coins of Catherine II (1762 -1796). - Moscow, "Daruma", 2003.
11. Шлаттер И.А. Монетное дело. Историческое описание до монетного дела принадлежащее, …// Горный журнал, Н.8 - С.Петербург,1832.
12. Ильин А. А, Толстой И. И. Русские монеты, чеканенные с 1725 по 1801 г. Практическое руководство для собирателей. - СПб., 1910.
[DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] => Обстоятельства обращения в 1797 г. медной монеты 32-рублевой стопы в прежнюю, из расчета 16 рублей из пуда достаточно хорошо известны по источникам из археографической части «Корпуса русских монет» (1), работы П. фон Винклера (2), а также благодаря исследованиям А.А. Шунина (3,4,5).
Однако ряд вопросов в рамках этой темы остаются открытыми. В частности, не до конца решен вопрос об отнесении целого ряда разновидностей пятикопеечников «павловского перечекана» к продукции того или иного монетного двора, из числа осуществлявших перепечатку.
Действительно, в общем массиве монет, обращенных в пятикопеечники 16-рублевой стопы, однозначно устанавливается продукция Аннинского и Екатеринбургского монетных дворов (2,6). Не следует принимать в расчет и Сузунский монетный двор - перечеканка в 1797 г. на нем не производилась. Алтайское Горное начальство все 98 тысяч рублей, ранее отчеканенной легковесной монеты, приказало переплавить, «…поелику оную иначе привесть в прежнее достоинство не можно…» (7). А вот дальше, в части авторизации в «павловском перечекане» Санкт-Петербургского, Московского и Нижегородского монетных дворов (далее по тексту СПМД, ММД, НМД соответственно), имеет место неопределенность. Тем не менее, для большинства современных каталогов (8,9,10) характерно отнесение пятикопеечников, датированных «годовым числом 1791», к продукции СПМД. [~PREVIEW_TEXT] => Обстоятельства обращения в 1797 г. медной монеты 32-рублевой стопы в прежнюю, из расчета 16 рублей из пуда достаточно хорошо известны по источникам из археографической части «Корпуса русских монет» (1), работы П. фон Винклера (2), а также благодаря исследованиям А.А. Шунина (3,4,5).
Однако ряд вопросов в рамках этой темы остаются открытыми. В частности, не до конца решен вопрос об отнесении целого ряда разновидностей пятикопеечников «павловского перечекана» к продукции того или иного монетного двора, из числа осуществлявших перепечатку.
Действительно, в общем массиве монет, обращенных в пятикопеечники 16-рублевой стопы, однозначно устанавливается продукция Аннинского и Екатеринбургского монетных дворов (2,6). Не следует принимать в расчет и Сузунский монетный двор - перечеканка в 1797 г. на нем не производилась. Алтайское Горное начальство все 98 тысяч рублей, ранее отчеканенной легковесной монеты, приказало переплавить, «…поелику оную иначе привесть в прежнее достоинство не можно…» (7). А вот дальше, в части авторизации в «павловском перечекане» Санкт-Петербургского, Московского и Нижегородского монетных дворов (далее по тексту СПМД, ММД, НМД соответственно), имеет место неопределенность. Тем не менее, для большинства современных каталогов (8,9,10) характерно отнесение пятикопеечников, датированных «годовым числом 1791», к продукции СПМД. [PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_PICTURE] => Array ( [ID] => 2221107 [TIMESTAMP_X] => 09.09.2023 22:26:46 [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 100 [WIDTH] => 99 [FILE_SIZE] => 6284 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/49c/hpo1h5z2aoayui60s6qfdumf57e3112f [FILE_NAME] => 1791.jpg [ORIGINAL_NAME] => 1791.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => 81cffc5fac17cbd417e737f7f3191a24 [VERSION_ORIGINAL_ID] => [META] => [SRC] => /upload/iblock/49c/hpo1h5z2aoayui60s6qfdumf57e3112f/1791.jpg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/49c/hpo1h5z2aoayui60s6qfdumf57e3112f/1791.jpg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/49c/hpo1h5z2aoayui60s6qfdumf57e3112f/1791.jpg [ALT] => Мещеряков В.Н. "О возможности отнесения пятикопеечников "павловского перечекана" с датировкой "1791" к продукции Нижегородского монетного двора." [TITLE] => Мещеряков В.Н. "О возможности отнесения пятикопеечников "павловского перечекана" с датировкой "1791" к продукции Нижегородского монетного двора." ) [~PREVIEW_PICTURE] => 2221107 [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [CODE] => [~CODE] => [EXTERNAL_ID] => 224499 [~EXTERNAL_ID] => 224499 [IBLOCK_TYPE_ID] => st [~IBLOCK_TYPE_ID] => st [IBLOCK_CODE] => library [~IBLOCK_CODE] => library [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [LID] => s1 [~LID] => s1 [EDIT_LINK] => [DELETE_LINK] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => [FIELDS] => Array ( [SHOW_COUNTER] => 218 ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( ) [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) ) [9] => Array ( [SHOW_COUNTER] => 172 [~SHOW_COUNTER] => 172 [ID] => 223571 [~ID] => 223571 [IBLOCK_ID] => 6 [~IBLOCK_ID] => 6 [IBLOCK_SECTION_ID] => [~IBLOCK_SECTION_ID] => [NAME] => Кузьмин А.В., Мазяркин Г.Н., Максимов Д.Н., Юшко В.Л. "Из истории Военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия". [~NAME] => Кузьмин А.В., Мазяркин Г.Н., Максимов Д.Н., Юшко В.Л. "Из истории Военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия". [ACTIVE_FROM] => [~ACTIVE_FROM] => [TIMESTAMP_X] => 01.07.2023 12:28:54 [~TIMESTAMP_X] => 01.07.2023 12:28:54 [DETAIL_PAGE_URL] => /lib/223571/ [~DETAIL_PAGE_URL] => /lib/223571/ [LIST_PAGE_URL] => /lib/index.php?ID=6 [~LIST_PAGE_URL] => /lib/index.php?ID=6 [DETAIL_TEXT] => Военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия был основан 26-го ноября (по ст.ст.) 1769 года Императрицей Екатериной II и считался самой высшей и почетной военной наградой Императорской России. Как отмечалось в первом статуте:

"Ни высокая порода, ни полученные пред неприятелем раны не дают права быть пожалованным сим орденом, но дается оный тем, кои не только должность свою исправляли во всем по присяге, чести и долгу своему, но сверх того отличили еще себя особливым каким мужественным поступком, или подали мудрые и для Нашей воинской службы полезные советы".

В этом Статуте было указано, что орден имеет четыре степени или класса, что знаком ордена является:

"Крест большой золотой, с белой с обе стороны финифтью, по краям с золотою каймою, в средине которого изображен царства Московского герб на финифти ж, то есть в красном поле, Св. Георгий, серебряными латами вооруженный, с золотою сверх оных висящею епанчею, имеющий на главе золотую диадиму, сидящий на коне серебряном, на котором седло и вся сбруя золотая, черного змия в подошве щита золотым копьем поражающий; на задней стороне в средине, в белом поле, вензелевое сего Св. Георгия имя. Лента шелковая, о трех черных и двух желтых полосах".

Со временем лента превратилась в черно-оранжевую.

Первая и вторая степени ордена имели, кроме того, еще и звезду, которая:

"Четвероугольная, золотая, посреди которой в черном обруче желтое или золотое поле, а на оном изображено вензелом имя Св. Георгия, а в черном обруче залотыми литерами и надпись: за службу и храбрость".

При этом, знаки четвертой степени носились на груди, третьей степени - на шее, второй степени - также на шее и звезда на груди, а первой знак на ленте через правое плечо, а звезда на груди. В первом Статуте также было кратко указано - за что можно было этим орденом награждать: 

"Офицер тот, который ободрив своим примерам подчиненных своих и предводительствуя ими, возьмет, наконец, корабль, батарею или другое какое занятое неприятелем место. Если кто в укрепленном месте выдержал осаду и не сдался, или с отменной храбростию защищал и вылазки делал, храбро и разумно предводительствовал, и чрез то победу одержал, или способы подавал к приобретению оной"» и т.д.

С восшествием на престол Императора Павла I награждения орденом были приостановлены и только Императором Александром I в Его манифесте от 12 декабря 1801 г. орден Святого Георгия был восстановлен. При этом же Императоре 13 февраля 1807 г. был обнародован манифест об учреждении «особенного знака отличия Военного Ордена», первой почетной военной награды для нижних чинов, который позже стал именоваться Георгиевским Крестом. Между прочим, в нем говорилось:

ей знак отличия никогда не снимать, ибо оный приобретается храбростию, хотя бы получивший его произведен был офицером, разве пожалован будет кавалером Военного ордена Св. Георгия".

В новом, втором Статуте ордена Святого Георгия, утвержденном 6 декабря 1833 г. Императором Николаем I, было более подробно расписано - за что можно было этим орденом награждать:

"Кто, презрев очевидную опасность и явив доблестный пример неустрашимости, присутствия духа и самоотвержения, совершил отличный воинский подвиг, увенчанный полным успехом и доставивший явную пользу".

Также, согласно этого Статута, утверждалась особая форма ордена четвертой степени - за двадцатипятилетнюю службу или за определенное количество морских кампаний. Причем, на горизонтальных концах креста была надпись "25 лет", а для морских офицеров, участвующих в военных действиях - "18 кампаний" и для не участвовавших в них - "20 кампаний". Таким образом, по мнению многих современников, высокий статус ордена был несколько подорван, т. к. он стал еще и выслужным и получить его мог практически каждый ветеран. Также этим Статутом были более углубленно определены основания для награждения нижних чинов Знаком Отличия Военного Ордена (З.О. В.О.), а также регламентированы денежное содержание и льготы Георгиевским кавалерам.
15 мая 1855 г. особым указом Императора Александра II награждение «выслужным» орденом Святого Георгия 4-й степени было отменено:

"Ныне признали Мы за благо, в вящее поощрение военных заслуг, оказываемых храбрым воинством Нашим на поле брани, награждать Военным орденом Св. Великомученика и Победоносца Георгия единственно за особенно мужество и храбрость и отличные воинские подвиги и отменить на будущее время удостоение к сему ордену четвертой степени за выслугу двадцати пяти лет и за совершение восемнадцати и двадцати морских кампаний".

Также 19 марта 1856 г. Императором Александром II было установлено разделение З.О.В.О. на четыре степени и было дано описание их.

Наконец, 10 августа 1913 г. Императором Николаем II был утвержден новый, третий по счету, Статут ордена Св. Георгия, согласно которого к Георгиевским наградам было причислено наградное Золотое Оружие с надписью «За храбрость», которое с этого времени стало называться - Георгиевским Оружием. З.О.В.О. стад называться Георгиевским крестом, а также к разряду Георгиевских была причислена медаль с надписью «За храбрость», которая также, как и Георгиевский крест имела четыре степени и она стала называться Георгиевской медалью. Таким образом, к 1913 г. оформился тот комплекс Георгиевских наград, которые мы знаем до сих пор. Этим Статутом был также упорядочен порядок представления и награждения орденом Святого Георгия и Георгиевским Оружием, для этого учреждались особые комиссии - Георгиевские Думы, состоявшие из некоторого количества весьма почетных и уважаемых Георгиевских кавалеров, которые, рассматривая представления, решали - достоин или нет представляемый офицер или генерал к награждению. Причем, Думы Ордена и Оружия были разного состава и, если представление о награждении Орденом Св. Георгия Думой было отклонено, то награждение Георгиевским Оружием не было автоматическим. Каждое новое заседание Думы должно было вестись в обновленном составе ее участников. Считалось, что за один и тот же подвиг нельзя получить более одной Георгиевской награды.

Многие части Российской Императорской Армии имели коллективные Георгиевские награды - Георгиевские знамена, Георгиевские штандарты (кавалерия), Георгиевские трубы и Георгиевские рожки. Также к Георгиевским наградам можно отнести награды для священнослужителей - Золотые наперсные кресты на Георгиевской ленте.

С началом Великой войны, Георгиевские наградные Думы были учреждены при штабах всех армий и фронтов, а 21 января 1916 г. были учреждены особые Георгиевские Думы в г. Петрограде, которые были постоянного состава. Причем, они как бы разделялись на две части - постоянный состав - из старейших кавалеров Ордена и Золотого (Георгиевского) Оружия и переменный

"Из числа находящихся в Петрограде офицерских чинов, награжденных сими орденом или оружием за подвиги, совершенные в текущую войну".

Если в Петрограде во время заседания Думы находился Кавалер 2-й степени ордена (к тому времени их осталось всего четверо), то он автоматически становился председателем Георгиевской Думы, а действующий председатель - старшим членом.

Нельзя, также, обойти вниманием особый вид Георгиевской награды - Георгиевское Оружие, украшенное бриллиантами. Это отличие было очень редким. Им за все время войны были награждены только восемь человек - Верховный Главнокомандующий Его Императорское Высочество Великий Князь Николай Николаевич, генерал-лейтенант Владимир Александрович Ирманов (Ирман), генерал-лейтенант Самед-Бек Садык-Бек Мехмандаров, генерал-лейтенант Сергей Федорович Добротин, генерал-от-инфантерии Платон Алексеевич Лечицкий, генерал-от-кавалерии Петр Петрович Калитин, генерал-от-кавалерии Алексей Алексеевич Брусилов и генерал-лейтенант Антон Иванович Деникин.

После Февральской Революции 1917 г. начался быстрый развал Русской Армии. На волне «демократизации» вышел приказ Верховного Главнокомандующего генерала-от-кавалерии А. А. Брусилова №534 от 28 июня 1917 г. о порядке награждения офицеров солдатскими Георгиевскими крестами и солдат орденом Св. Георгия. Этот приказ вводил т.н. «Георгий с веточкой», т.к. на ленту Георгиевского креста и ордена Святого Георгия 4-й степени помещалась лавровая ветвь, как своеобразный знак отличия от обычных Георгиевских наград. На сегодняшний день известно более 2000 случаев награждения офицеров Георгиевскими крестами с лавровой веткой и всего лишь два случая награждения нижних чинов офицерским орденом Святого Георгия 4-й степени - подпрапорщик Осетинского конного полка Константин Сокаев и подпрапорщик 1-й батареи 71-й артиллерийской бригады Иосиф Стратонович Фирсов.
Известны случаи представления и утверждения, с выходом в свет соответствующих приказов с описаниями подвигов Кавалеров на Румынском и Кавказском фронтах в 1918 г. Эти награждения, особенно длительное время осуществлявшиеся Георгиевской Думой Кавказского фронта (последние отмечены в сентябре 1918 г.) рассматривали и утверждали старые представления, еще за время Великой войны, хотя в нескольких случаях имеют место пожалования орденов Святого Георгия 4-й степени за бои с турками весной 1918 г.

С зарождением сопротивления красным на Севере России летом 1918 г., Верховным Управлением Северной Области, наряду с возрождением учреждений по образцу дореволюционной России, восстанавливают и старые ордена, в том числе орден Святого Георгия и Георгиевское Оружие. Все представления попадали в Георгиевские Думы, созданные по образцу старой русской, и утверждались приказами генерал-губернатора Северной области. Известны, как минимум, две Думы - при штабе Главнокомандующего и при штабе Командующими русскими войсками на Мурмане. Для награждений на Севере России характерно то, что все награды были пожалованы за текущую войну, т.е. против большевиков.

С награждениями на Востоке России до сих пор остается много неясного. Известно, что при Верховном Правителе и Верховном Главнокомандующем Адмирале Колчаке существовала Георгиевская Дума, о заседаниях которой извещалось в газете «Русская Армия», выходившей в г. Омске и являвшейся официальным органом правительства. Известны также награждения по удостоению Георгиевской Думы при Ставке Верховного Главнокомандующего в г. Омске (Постоянная Георгиевская Дума), Главнокомандующим Восточным фронтом и Командующих Сибирской и Западной армий. Существовали ли Георгиевские Думы при других крупных воинских формированиях на Востоке России - пока неизвестно. Есть только косвенные данные о существовании Георгиевской Думы при Атамане генерал-лейтенанте Григории Михайловиче Семенове.

Совершенно недавно были получены косвенные данные о награждении орденом Святого Георгия участников борьбы против большевиков на Северо-Западе России в составе германских добровольческих подразделений, но документы, подтверждающие эти награждения, пока, увы, не найдены.

Наконец, 8 августа 2000 г. Указом № 1463 Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин утвердил Статут ордена Святого Георгия и знак отличия - Георгиевский крест. В этом Указе даны лишь описания наград, а также их порядок ношения, в силу того, что:

"Орденам Святого Георгия награждаются военнослужащие из числа старших и высших офицеров за проведение боевых операций по защите Отечества,
при нападении внешнего противника, завершившихся полным разгромом врага…".
Кузьмин А.В., Мазяркин Г.Н., Максимов Д.Н., Юшко В.Л. "Кавалеры Военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия за период с 1914 по 1918 г.". Формат А4, твердая тканевая обложка с золотым тиснением, корешок с золотым тиснением, кофр черного цвета из твердого картона с золотым тиснением, шикарно изданное массивное энциклопедическое издание, 540 с., Москва, 2008 г. Тираж: 350 экз.Издание представляет собой наиболее полный на настоящее время перечень кавалеров Военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия, награжденных в период с 1914 по 1918 год - то есть в годы Первой мировой, или как ее раньше называли, Великой войны. В книге впервые приводятся подробные описания конкретных отличий и подвигов. послуживших основанием для награждения орденом Св. Георгия. В издании также помещены портреты кавалеров ордена Св. Георгия (около 15% от общего числа награжденных). Книга может быть использована как справочное пособие и будет интересна всем любителям отечественной истории, музейным работникам, коллекционерам, любителям русской военной старины.
Знак ордена Святого Великомученика и Победоносца 4-й степени в оригинальной коробке. Золото, эмаль. Санкт-Петербург, 1908-1916 гг., фирма "Эдуард". Размеры: 40х36 мм.


Статистические данные пожалования Военным орденом Святого Великомученика и Победоносца Георгия (за период с 1914 по 1918 г.)
За период с 1913 по 1918 г. пожаловано:
1-й степени - не было
2-й степени - 4
3-й степени - 72
4-й степени - 4989
Кузьмин А.В., Мазяркин Г.Н., Максимов Д.Н., Юшко В.Л. "Кавалеры Военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия за период с 1914 по 1918 г.".
 
Источник: Кузьмин А.В., Мазяркин Г.Н., Максимов Д.Н., Юшко В.Л. "Кавалеры Военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия за период с 1914 по 1918 г.".
[~DETAIL_TEXT] => Военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия был основан 26-го ноября (по ст.ст.) 1769 года Императрицей Екатериной II и считался самой высшей и почетной военной наградой Императорской России. Как отмечалось в первом статуте:

"Ни высокая порода, ни полученные пред неприятелем раны не дают права быть пожалованным сим орденом, но дается оный тем, кои не только должность свою исправляли во всем по присяге, чести и долгу своему, но сверх того отличили еще себя особливым каким мужественным поступком, или подали мудрые и для Нашей воинской службы полезные советы".

В этом Статуте было указано, что орден имеет четыре степени или класса, что знаком ордена является:

"Крест большой золотой, с белой с обе стороны финифтью, по краям с золотою каймою, в средине которого изображен царства Московского герб на финифти ж, то есть в красном поле, Св. Георгий, серебряными латами вооруженный, с золотою сверх оных висящею епанчею, имеющий на главе золотую диадиму, сидящий на коне серебряном, на котором седло и вся сбруя золотая, черного змия в подошве щита золотым копьем поражающий; на задней стороне в средине, в белом поле, вензелевое сего Св. Георгия имя. Лента шелковая, о трех черных и двух желтых полосах".

Со временем лента превратилась в черно-оранжевую.

Первая и вторая степени ордена имели, кроме того, еще и звезду, которая:

"Четвероугольная, золотая, посреди которой в черном обруче желтое или золотое поле, а на оном изображено вензелом имя Св. Георгия, а в черном обруче залотыми литерами и надпись: за службу и храбрость".

При этом, знаки четвертой степени носились на груди, третьей степени - на шее, второй степени - также на шее и звезда на груди, а первой знак на ленте через правое плечо, а звезда на груди. В первом Статуте также было кратко указано - за что можно было этим орденом награждать: 

"Офицер тот, который ободрив своим примерам подчиненных своих и предводительствуя ими, возьмет, наконец, корабль, батарею или другое какое занятое неприятелем место. Если кто в укрепленном месте выдержал осаду и не сдался, или с отменной храбростию защищал и вылазки делал, храбро и разумно предводительствовал, и чрез то победу одержал, или способы подавал к приобретению оной"» и т.д.

С восшествием на престол Императора Павла I награждения орденом были приостановлены и только Императором Александром I в Его манифесте от 12 декабря 1801 г. орден Святого Георгия был восстановлен. При этом же Императоре 13 февраля 1807 г. был обнародован манифест об учреждении «особенного знака отличия Военного Ордена», первой почетной военной награды для нижних чинов, который позже стал именоваться Георгиевским Крестом. Между прочим, в нем говорилось:

ей знак отличия никогда не снимать, ибо оный приобретается храбростию, хотя бы получивший его произведен был офицером, разве пожалован будет кавалером Военного ордена Св. Георгия".

В новом, втором Статуте ордена Святого Георгия, утвержденном 6 декабря 1833 г. Императором Николаем I, было более подробно расписано - за что можно было этим орденом награждать:

"Кто, презрев очевидную опасность и явив доблестный пример неустрашимости, присутствия духа и самоотвержения, совершил отличный воинский подвиг, увенчанный полным успехом и доставивший явную пользу".

Также, согласно этого Статута, утверждалась особая форма ордена четвертой степени - за двадцатипятилетнюю службу или за определенное количество морских кампаний. Причем, на горизонтальных концах креста была надпись "25 лет", а для морских офицеров, участвующих в военных действиях - "18 кампаний" и для не участвовавших в них - "20 кампаний". Таким образом, по мнению многих современников, высокий статус ордена был несколько подорван, т. к. он стал еще и выслужным и получить его мог практически каждый ветеран. Также этим Статутом были более углубленно определены основания для награждения нижних чинов Знаком Отличия Военного Ордена (З.О. В.О.), а также регламентированы денежное содержание и льготы Георгиевским кавалерам.
15 мая 1855 г. особым указом Императора Александра II награждение «выслужным» орденом Святого Георгия 4-й степени было отменено:

"Ныне признали Мы за благо, в вящее поощрение военных заслуг, оказываемых храбрым воинством Нашим на поле брани, награждать Военным орденом Св. Великомученика и Победоносца Георгия единственно за особенно мужество и храбрость и отличные воинские подвиги и отменить на будущее время удостоение к сему ордену четвертой степени за выслугу двадцати пяти лет и за совершение восемнадцати и двадцати морских кампаний".

Также 19 марта 1856 г. Императором Александром II было установлено разделение З.О.В.О. на четыре степени и было дано описание их.

Наконец, 10 августа 1913 г. Императором Николаем II был утвержден новый, третий по счету, Статут ордена Св. Георгия, согласно которого к Георгиевским наградам было причислено наградное Золотое Оружие с надписью «За храбрость», которое с этого времени стало называться - Георгиевским Оружием. З.О.В.О. стад называться Георгиевским крестом, а также к разряду Георгиевских была причислена медаль с надписью «За храбрость», которая также, как и Георгиевский крест имела четыре степени и она стала называться Георгиевской медалью. Таким образом, к 1913 г. оформился тот комплекс Георгиевских наград, которые мы знаем до сих пор. Этим Статутом был также упорядочен порядок представления и награждения орденом Святого Георгия и Георгиевским Оружием, для этого учреждались особые комиссии - Георгиевские Думы, состоявшие из некоторого количества весьма почетных и уважаемых Георгиевских кавалеров, которые, рассматривая представления, решали - достоин или нет представляемый офицер или генерал к награждению. Причем, Думы Ордена и Оружия были разного состава и, если представление о награждении Орденом Св. Георгия Думой было отклонено, то награждение Георгиевским Оружием не было автоматическим. Каждое новое заседание Думы должно было вестись в обновленном составе ее участников. Считалось, что за один и тот же подвиг нельзя получить более одной Георгиевской награды.

Многие части Российской Императорской Армии имели коллективные Георгиевские награды - Георгиевские знамена, Георгиевские штандарты (кавалерия), Георгиевские трубы и Георгиевские рожки. Также к Георгиевским наградам можно отнести награды для священнослужителей - Золотые наперсные кресты на Георгиевской ленте.

С началом Великой войны, Георгиевские наградные Думы были учреждены при штабах всех армий и фронтов, а 21 января 1916 г. были учреждены особые Георгиевские Думы в г. Петрограде, которые были постоянного состава. Причем, они как бы разделялись на две части - постоянный состав - из старейших кавалеров Ордена и Золотого (Георгиевского) Оружия и переменный

"Из числа находящихся в Петрограде офицерских чинов, награжденных сими орденом или оружием за подвиги, совершенные в текущую войну".

Если в Петрограде во время заседания Думы находился Кавалер 2-й степени ордена (к тому времени их осталось всего четверо), то он автоматически становился председателем Георгиевской Думы, а действующий председатель - старшим членом.

Нельзя, также, обойти вниманием особый вид Георгиевской награды - Георгиевское Оружие, украшенное бриллиантами. Это отличие было очень редким. Им за все время войны были награждены только восемь человек - Верховный Главнокомандующий Его Императорское Высочество Великий Князь Николай Николаевич, генерал-лейтенант Владимир Александрович Ирманов (Ирман), генерал-лейтенант Самед-Бек Садык-Бек Мехмандаров, генерал-лейтенант Сергей Федорович Добротин, генерал-от-инфантерии Платон Алексеевич Лечицкий, генерал-от-кавалерии Петр Петрович Калитин, генерал-от-кавалерии Алексей Алексеевич Брусилов и генерал-лейтенант Антон Иванович Деникин.

После Февральской Революции 1917 г. начался быстрый развал Русской Армии. На волне «демократизации» вышел приказ Верховного Главнокомандующего генерала-от-кавалерии А. А. Брусилова №534 от 28 июня 1917 г. о порядке награждения офицеров солдатскими Георгиевскими крестами и солдат орденом Св. Георгия. Этот приказ вводил т.н. «Георгий с веточкой», т.к. на ленту Георгиевского креста и ордена Святого Георгия 4-й степени помещалась лавровая ветвь, как своеобразный знак отличия от обычных Георгиевских наград. На сегодняшний день известно более 2000 случаев награждения офицеров Георгиевскими крестами с лавровой веткой и всего лишь два случая награждения нижних чинов офицерским орденом Святого Георгия 4-й степени - подпрапорщик Осетинского конного полка Константин Сокаев и подпрапорщик 1-й батареи 71-й артиллерийской бригады Иосиф Стратонович Фирсов.
Известны случаи представления и утверждения, с выходом в свет соответствующих приказов с описаниями подвигов Кавалеров на Румынском и Кавказском фронтах в 1918 г. Эти награждения, особенно длительное время осуществлявшиеся Георгиевской Думой Кавказского фронта (последние отмечены в сентябре 1918 г.) рассматривали и утверждали старые представления, еще за время Великой войны, хотя в нескольких случаях имеют место пожалования орденов Святого Георгия 4-й степени за бои с турками весной 1918 г.

С зарождением сопротивления красным на Севере России летом 1918 г., Верховным Управлением Северной Области, наряду с возрождением учреждений по образцу дореволюционной России, восстанавливают и старые ордена, в том числе орден Святого Георгия и Георгиевское Оружие. Все представления попадали в Георгиевские Думы, созданные по образцу старой русской, и утверждались приказами генерал-губернатора Северной области. Известны, как минимум, две Думы - при штабе Главнокомандующего и при штабе Командующими русскими войсками на Мурмане. Для награждений на Севере России характерно то, что все награды были пожалованы за текущую войну, т.е. против большевиков.

С награждениями на Востоке России до сих пор остается много неясного. Известно, что при Верховном Правителе и Верховном Главнокомандующем Адмирале Колчаке существовала Георгиевская Дума, о заседаниях которой извещалось в газете «Русская Армия», выходившей в г. Омске и являвшейся официальным органом правительства. Известны также награждения по удостоению Георгиевской Думы при Ставке Верховного Главнокомандующего в г. Омске (Постоянная Георгиевская Дума), Главнокомандующим Восточным фронтом и Командующих Сибирской и Западной армий. Существовали ли Георгиевские Думы при других крупных воинских формированиях на Востоке России - пока неизвестно. Есть только косвенные данные о существовании Георгиевской Думы при Атамане генерал-лейтенанте Григории Михайловиче Семенове.

Совершенно недавно были получены косвенные данные о награждении орденом Святого Георгия участников борьбы против большевиков на Северо-Западе России в составе германских добровольческих подразделений, но документы, подтверждающие эти награждения, пока, увы, не найдены.

Наконец, 8 августа 2000 г. Указом № 1463 Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин утвердил Статут ордена Святого Георгия и знак отличия - Георгиевский крест. В этом Указе даны лишь описания наград, а также их порядок ношения, в силу того, что:

"Орденам Святого Георгия награждаются военнослужащие из числа старших и высших офицеров за проведение боевых операций по защите Отечества,
при нападении внешнего противника, завершившихся полным разгромом врага…".
Кузьмин А.В., Мазяркин Г.Н., Максимов Д.Н., Юшко В.Л. "Кавалеры Военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия за период с 1914 по 1918 г.". Формат А4, твердая тканевая обложка с золотым тиснением, корешок с золотым тиснением, кофр черного цвета из твердого картона с золотым тиснением, шикарно изданное массивное энциклопедическое издание, 540 с., Москва, 2008 г. Тираж: 350 экз.Издание представляет собой наиболее полный на настоящее время перечень кавалеров Военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия, награжденных в период с 1914 по 1918 год - то есть в годы Первой мировой, или как ее раньше называли, Великой войны. В книге впервые приводятся подробные описания конкретных отличий и подвигов. послуживших основанием для награждения орденом Св. Георгия. В издании также помещены портреты кавалеров ордена Св. Георгия (около 15% от общего числа награжденных). Книга может быть использована как справочное пособие и будет интересна всем любителям отечественной истории, музейным работникам, коллекционерам, любителям русской военной старины.
Знак ордена Святого Великомученика и Победоносца 4-й степени в оригинальной коробке. Золото, эмаль. Санкт-Петербург, 1908-1916 гг., фирма "Эдуард". Размеры: 40х36 мм.


Статистические данные пожалования Военным орденом Святого Великомученика и Победоносца Георгия (за период с 1914 по 1918 г.)
За период с 1913 по 1918 г. пожаловано:
1-й степени - не было
2-й степени - 4
3-й степени - 72
4-й степени - 4989
Кузьмин А.В., Мазяркин Г.Н., Максимов Д.Н., Юшко В.Л. "Кавалеры Военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия за период с 1914 по 1918 г.".
 
Источник: Кузьмин А.В., Мазяркин Г.Н., Максимов Д.Н., Юшко В.Л. "Кавалеры Военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия за период с 1914 по 1918 г.".
[DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] => Военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия был основан 26-го ноября (по ст.ст.) 1769 года Императрицей Екатериной II и считался самой высшей и почетной военной наградой Императорской России. Как отмечалось в первом статуте:

"Ни высокая порода, ни полученные пред неприятелем раны не дают права быть пожалованным сим орденом, но дается оный тем, кои не только должность свою исправляли во всем по присяге, чести и долгу своему, но сверх того отличили еще себя особливым каким мужественным поступком, или подали мудрые и для Нашей воинской службы полезные советы". [~PREVIEW_TEXT] => Военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия был основан 26-го ноября (по ст.ст.) 1769 года Императрицей Екатериной II и считался самой высшей и почетной военной наградой Императорской России. Как отмечалось в первом статуте:

"Ни высокая порода, ни полученные пред неприятелем раны не дают права быть пожалованным сим орденом, но дается оный тем, кои не только должность свою исправляли во всем по присяге, чести и долгу своему, но сверх того отличили еще себя особливым каким мужественным поступком, или подали мудрые и для Нашей воинской службы полезные советы". [PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_PICTURE] => Array ( [ID] => 2210622 [TIMESTAMP_X] => 01.07.2023 12:28:54 [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 58 [WIDTH] => 100 [FILE_SIZE] => 5973 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/f4f/pq94irvty2n963f15enpa0g180cx3gkj [FILE_NAME] => 7.jpg [ORIGINAL_NAME] => 7.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => 7e7981ad23f2a72058d4864192254c6c [VERSION_ORIGINAL_ID] => [META] => [SRC] => /upload/iblock/f4f/pq94irvty2n963f15enpa0g180cx3gkj/7.jpg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/f4f/pq94irvty2n963f15enpa0g180cx3gkj/7.jpg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/f4f/pq94irvty2n963f15enpa0g180cx3gkj/7.jpg [ALT] => Кузьмин А.В., Мазяркин Г.Н., Максимов Д.Н., Юшко В.Л. "Из истории Военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия". [TITLE] => Кузьмин А.В., Мазяркин Г.Н., Максимов Д.Н., Юшко В.Л. "Из истории Военного ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия". ) [~PREVIEW_PICTURE] => 2210622 [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [CODE] => [~CODE] => [EXTERNAL_ID] => 223571 [~EXTERNAL_ID] => 223571 [IBLOCK_TYPE_ID] => st [~IBLOCK_TYPE_ID] => st [IBLOCK_CODE] => library [~IBLOCK_CODE] => library [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [LID] => s1 [~LID] => s1 [EDIT_LINK] => [DELETE_LINK] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => [FIELDS] => Array ( [SHOW_COUNTER] => 172 ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( ) [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) ) ) [ELEMENTS] => Array ( [0] => 230064 [1] => 229175 [2] => 226485 [3] => 225974 [4] => 225959 [5] => 225942 [6] => 225479 [7] => 225302 [8] => 224499 [9] => 223571 ) [NAV_STRING] => Начало | Пред. | 1 2 3 4 5 | След. | Конец [NAV_CACHED_DATA] => [NAV_RESULT] => CIBlockResult Object ( [arIBlockMultProps] => Array ( ) [arIBlockConvProps] => Array ( ) [arIBlockAllProps] => Array ( ) [arIBlockNumProps] => Array ( ) [arIBlockLongProps] => Array ( ) [nInitialSize] => [table_id] => [strDetailUrl] => [strSectionUrl] => [strListUrl] => [arSectionContext] => [bIBlockSection] => [nameTemplate] => [_LAST_IBLOCK_ID] => 6 [_FILTER_IBLOCK_ID] => Array ( [6] => 1 ) [result] => mysqli_result Object ( [current_field] => 0 [field_count] => 3 [lengths] => [num_rows] => 10 [type] => 0 ) [arResult] => Array ( [0] => Array ( [ID] => 230064 [IBLOCK_ID] => 6 [SORT] => 500 ) [1] => Array ( [ID] => 229175 [IBLOCK_ID] => 6 [SORT] => 500 ) [2] => Array ( [ID] => 226485 [IBLOCK_ID] => 6 [SORT] => 500 ) [3] => Array ( [ID] => 225974 [IBLOCK_ID] => 6 [SORT] => 500 ) [4] => Array ( [ID] => 225959 [IBLOCK_ID] => 6 [SORT] => 500 ) [5] => Array ( [ID] => 225942 [IBLOCK_ID] => 6 [SORT] => 500 ) [6] => Array ( [ID] => 225479 [IBLOCK_ID] => 6 [SORT] => 500 ) [7] => Array ( [ID] => 225302 [IBLOCK_ID] => 6 [SORT] => 500 ) [8] => Array ( [ID] => 224499 [IBLOCK_ID] => 6 [SORT] => 500 ) [9] => Array ( [ID] => 223571 [IBLOCK_ID] => 6 [SORT] => 500 ) ) [arReplacedAliases] => [arResultAdd] => [bNavStart] => 1 [bShowAll] => [NavNum] => 1 [NavPageCount] => 24 [NavPageNomer] => 1 [NavPageSize] => 10 [NavShowAll] => [NavRecordCount] => 238 [bFirstPrintNav] => 1 [PAGEN] => 1 [SIZEN] => 10 [SESS_SIZEN] => [SESS_ALL] => [SESS_PAGEN] => [add_anchor] => [bPostNavigation] => [bFromArray] => [bFromLimited] => 1 [sSessInitAdd] => [nPageWindow] => 5 [nSelectedCount] => 238 [arGetNextCache] => [bDescPageNumbering] => [arUserFields] => [usedUserFields] => [SqlTraceIndex] => [DB] => CDatabase Object ( [db_Conn] => mysqli Object ( [affected_rows] => 1 [client_info] => mysqlnd 7.4.29 [client_version] => 70429 [connect_errno] => 0 [connect_error] => [errno] => 0 [error] => [error_list] => Array ( ) [field_count] => 16 [host_info] => Localhost via UNIX socket [info] => [insert_id] => 0 [server_info] => 5.7.39-42-log [server_version] => 50739 [sqlstate] => 00000 [protocol_version] => 10 [thread_id] => 4978916 [warning_count] => 0 ) [version] => [type] => MYSQL [escL] => ` [escR] => ` [alias_length] => 256 [DBName] => sitemanager0 [DBHost] => localhost [DBLogin] => root [DBPassword] => [debug] => [DebugToFile] => [ShowSqlStat] => [db_Error] => [db_ErrorSQL] => [result] => [column_cache] => Array ( ) [bModuleConnection] => [bNodeConnection] => [node_id] => [obSlave] => [connection:protected] => Bitrix\Main\DB\MysqliConnection Object ( [engine:protected] => [transactionLevel:protected] => 0 [sqlHelper:protected] => Bitrix\Main\DB\MysqliSqlHelper Object ( [connection:protected] => Bitrix\Main\DB\MysqliConnection Object *RECURSION* [idCache:protected] => Array ( [main_site] => `main_site` [LID] => `LID` [SORT] => `SORT` [DEF] => `DEF` [ACTIVE] => `ACTIVE` [NAME] => `NAME` [DIR] => `DIR` [LANGUAGE_ID] => `LANGUAGE_ID` [DOC_ROOT] => `DOC_ROOT` [DOMAIN_LIMITED] => `DOMAIN_LIMITED` [SERVER_NAME] => `SERVER_NAME` [SITE_NAME] => `SITE_NAME` [EMAIL] => `EMAIL` [CULTURE_ID] => `CULTURE_ID` [b_lang] => `b_lang` [main_site_domain] => `main_site_domain` [LD_LID] => `LD_LID` [DOMAIN] => `DOMAIN` [LD_DOMAIN] => `LD_DOMAIN` [b_lang_domain] => `b_lang_domain` [main_localization_language] => `main_localization_language` [CODE] => `CODE` [b_language] => `b_language` [main_localization_culture] => `main_localization_culture` [ID] => `ID` [FORMAT_DATE] => `FORMAT_DATE` [FORMAT_DATETIME] => `FORMAT_DATETIME` [FORMAT_NAME] => `FORMAT_NAME` [WEEK_START] => `WEEK_START` [CHARSET] => `CHARSET` [DIRECTION] => `DIRECTION` [SHORT_DATE_FORMAT] => `SHORT_DATE_FORMAT` [MEDIUM_DATE_FORMAT] => `MEDIUM_DATE_FORMAT` [LONG_DATE_FORMAT] => `LONG_DATE_FORMAT` [FULL_DATE_FORMAT] => `FULL_DATE_FORMAT` [DAY_MONTH_FORMAT] => `DAY_MONTH_FORMAT` [DAY_SHORT_MONTH_FORMAT] => `DAY_SHORT_MONTH_FORMAT` [DAY_OF_WEEK_MONTH_FORMAT] => `DAY_OF_WEEK_MONTH_FORMAT` [SHORT_DAY_OF_WEEK_MONTH_FORMAT] => `SHORT_DAY_OF_WEEK_MONTH_FORMAT` [SHORT_DAY_OF_WEEK_SHORT_MONTH_FORMAT] => `SHORT_DAY_OF_WEEK_SHORT_MONTH_FORMAT` [SHORT_TIME_FORMAT] => `SHORT_TIME_FORMAT` [LONG_TIME_FORMAT] => `LONG_TIME_FORMAT` [AM_VALUE] => `AM_VALUE` [PM_VALUE] => `PM_VALUE` [NUMBER_THOUSANDS_SEPARATOR] => `NUMBER_THOUSANDS_SEPARATOR` [NUMBER_DECIMAL_SEPARATOR] => `NUMBER_DECIMAL_SEPARATOR` [NUMBER_DECIMALS] => `NUMBER_DECIMALS` [b_culture] => `b_culture` [CONDITION] => `CONDITION` [prominado_redirect_redirect] => `prominado_redirect_redirect` [OLD_URL] => `OLD_URL` [NEW_URL] => `NEW_URL` [b_prominado_redirects] => `b_prominado_redirects` [main_user_field] => `main_user_field` [ENTITY_ID] => `ENTITY_ID` [FIELD_NAME] => `FIELD_NAME` [USER_TYPE_ID] => `USER_TYPE_ID` [XML_ID] => `XML_ID` [MULTIPLE] => `MULTIPLE` [b_user_field] => `b_user_field` [catalog_catalog_iblock] => `catalog_catalog_iblock` [IBLOCK_ID] => `IBLOCK_ID` [catalog_catalog_iblock_iblock] => `catalog_catalog_iblock_iblock` [b_iblock] => `b_iblock` [PRODUCT_IBLOCK_ID] => `PRODUCT_IBLOCK_ID` [SKU_PROPERTY_ID] => `SKU_PROPERTY_ID` [VERSION] => `VERSION` [UALIAS_0] => `UALIAS_0` [b_catalog_iblock] => `b_catalog_iblock` [iblock_inherited_property] => `iblock_inherited_property` [b_iblock_iproperty] => `b_iblock_iproperty` [TEMPLATE] => `TEMPLATE` [ENTITY_TYPE] => `ENTITY_TYPE` [iblock_element] => `iblock_element` [IBLOCK_SECTION_ID] => `IBLOCK_SECTION_ID` [b_iblock_element] => `b_iblock_element` ) ) [sqlTracker:protected] => [trackSql:protected] => [version:protected] => [versionExpress:protected] => [host:protected] => localhost [database:protected] => sitemanager0 [login:protected] => root [password:protected] => [initCommand:protected] => [options:protected] => 2 [nodeId:protected] => 0 [utf8mb4:protected] => Array ( ) [tableColumnsCache:protected] => Array ( ) [lastQueryResult:protected] => mysqli_result Object ( [current_field] => 0 [field_count] => 2 [lengths] => Array ( [0] => 0 [1] => 6 ) [num_rows] => 1 [type] => 0 ) [queryExecutingEnabled:protected] => 1 [disabledQueryExecutingDump:protected] => [resource:protected] => mysqli Object ( [affected_rows] => 1 [client_info] => mysqlnd 7.4.29 [client_version] => 70429 [connect_errno] => 0 [connect_error] => [errno] => 0 [error] => [error_list] => Array ( ) [field_count] => 16 [host_info] => Localhost via UNIX socket [info] => [insert_id] => 0 [server_info] => 5.7.39-42-log [server_version] => 50739 [sqlstate] => 00000 [protocol_version] => 10 [thread_id] => 4978916 [warning_count] => 0 ) [isConnected:protected] => 1 [configuration:protected] => Array ( [className] => \Bitrix\Main\DB\MysqliConnection [host] => localhost [database] => sitemanager0 [login] => root [password] => [options] => 2 [include_after_connected] => /home/bitrix/www/bitrix/php_interface/after_connect_d7.php ) ) [cntQuery] => 0 [timeQuery] => 0 [arQueryDebug] => Array ( ) [sqlTracker] => ) [NavRecordCountChangeDisable] => [is_filtered] => [nStartPage] => 1 [nEndPage] => 5 [resultObject] => ) [NAV_PARAM] => Array ( ) )

На главную страницу Библиотеки



  Маркетъ-плейсъ СМ:

Монеты царской (императорской) России до 1917 Монеты РСФСР, СССР 1918-1991, Новой России с 1992  Медали, награды до 1917, знаки, жетоны России Подарочные и коллекционные наборы Боны России 1769-2023 Антиквариат Литература по коллекционированию. Книги и каталоги Аксессуары для хранения и работы с коллекцией

 Нумизматический клуб "Старая Монета" - победитель в номинации "За продвижение нумизматики в сети интернет".   Сайт "Старая Монета" - знак высокой степени вовлеченности и лояльности пользователей по данным Яндекса