На главную страницу Библиотеки

Исмо Парикка, Гладцын В., Нилов А. "75 пенни 1863 г. или "призрак финской нумизматики"".

Исмо Парикка, Гладцын В., Нилов А. "75 пенни 1863 г. или "призрак финской нумизматики"".

Многими коллекционерами одним из наивысших раритетов «Русской Финляндии» считается «пробная» серебряная монета достоинством в 75 пенни (Илл. 1):








75 пенни 1863 г.
Илл. 1. 75 пенни, проходившая на одном из аукционов

Время от времени она проходит на российских и зарубежных аукционах за весьма серьёзные суммы, попадает в каталоги, считается одним из образцов, отчеканенных в 1863 году, но по каким-то причинам не пошедших в серию. Попробуем разобраться в её происхождении и статусе.
Немного истории.
Для начала обратимся к «первоисточникам». Для нас ими, прежде всего, является знаменитый «Корпус» Великого Князя Георгия Михайловича, а именно том «Русские монеты, чеканенные для Пруссии (1759–1762), Грузии (1804–1833), Польши (1815–1841), Финляндии (1864–1890). СПб., 1893.», содержащий, в том числе, большинство правоустанавливающих документов, касающихся выпуска денежных знаком на территории Российской Империи и иных территориях, находящихся с ней в личной унии. Итак, по порядку (тексты документов приводятся в современной орфографии, но сохранением стилистики и пунктуации оригинала):
1) 12 июня 1860 года. Высочайшее Его Императорского Величества постановление «О чеканке особой серебряной монеты для Великого Княжества Финляндского и о выпуске там бумажных денег разных достоинств».
<…>
Объявляем через сие: Высочайшим Манифестом от 4 апреля (23 марта) сего года установив для Великого Княжества Финляндского особую под названием «марка» монетную единицу, которая подразделяясь на сто частей, именуемых «пенни», равнялась бы четверти российского серебряного рубля установленной законами пробы, и разрешив Финляндскому Банку, применяясь к этой монетной единице, чеканить разменную медную монету, а также выпускать впредь до времени бумажные деньги в одну и три марки, Мы, согласно Высочайшему Объявлению от 19-го числа вышеупомянутого месяца, повелели Нашему Финляндскому Сенату войти со всеподданнейшим отзывом не только о выпуске билетов высших достоинств, но и касательно оснований, на которых может быть чеканена особая для Великого Княжества серебряная монета.
При докладе Нам всеподданнейшего представления Сената по означенным предметам, Мы признали за благо постановить следующее:
1. Финляндскому Правительству разрешается, соображаясь с установленною упомянутым Высочайшим Манифестом для Великого Княжества монетною единицею и её подразделением, чеканить серебряную монету в одну и две марки, а также в семьдесят пять, пятьдесят и двадцать пять пенни.
2. Из означенных денег, монета в одну и две марки, по количеству содержащегося в ней чистого серебра, должна совершенно соответствовать её нарицательной цене и чеканиться из металлического сплава, заключающего в себе 83 1/3 доли чистого серебра и 12 2/3 доли меди, монета же в семьдесят пять, пятьдесят и двадцать пять пенни по внутреннему своему достоинству имеет быть 15% ниже нарицательной цены и вычеканена из металла, содержащего в себе семьдесят две части чистого серебра и двадцать четыре части меди.
При чеканке монеты допускается следующая терпимость или ремедиум в весе, а именно:
– для 2-марковой монеты на кружок 3 доли;
– для 1-марковой монеты на кружок 2 доли;
– для 75 пенни на кружок 2 доли;
– для 50 пенни на кружок 1 1/2 доли;
– для 25 пенни на кружок 1 1/2 доли.
В пробе же металла, или в содержании чистого серебра ремедиум не допускается, а также не полагается никакого уменьшения на передельные расходы, которые принимаются на счёт казны.
Так как монета в 75, 50 и 25 пенни, как означено выше, по своему внутреннему достоинству ниже нарицательной цены, то обращение её, равно как и дозволенной пред сим к выпуску медной монеты, ограничивается тем, что частные лица при каждом расчёте не обязаны принимать более десяти марок; казённые же кассы не могут отказываться от приёма этой монеты в каком бы то ни было количестве.
<…>
2) 8 мая 1861 года. Высочайшее Его Императорского Величества объявление «О Всемилостивейше утверждённых рисунках новой серебряной и медной монеты Великого Княжества Финляндского.
<…>
Объявляем через сие: Всемилостивейшим манифестом от 23 марта (4 апреля) минувшего года повелев чеканить в Финляндии особую разменную медную монету в один, пять, десять и двадцать пенни, с соблюдением при чеканке относительно ценности заключающейся в них меди, тех же правил, кои утверждены касательно русской медной монеты, и установив потом Высочайшим постановлением от 12 июня того же года основания для чеканки особой в Великом Княжестве Финляндии серебряной монеты в одну и две марки, в семьдесят пять, пятьдесят и двадцать пять пенни, Мы 14 (26) минувшего марта признали за благо утвердить приложенные к сему рисунки (см. илл. 2 – авторы) означенной монеты, которая по устройстве в Финляндии монетного двора, имеет быть там чеканена.
<…>
2 марки 1861, 1 марка 1861, 75 пенни 1861, 50 пенни 1861. 25 пенни 1861, 20 пенни 1861, 10 пенни 1861, 5 пенни 1861, 1 пенни 1861
Илл. 2. «Указные рисунки» монет для Финляндии
2 марки 1861, 1 марка 1861, 75 пенни 1861, 50 пенни 1861. 25 пенни 1861, 20 пенни 1861, 10 пенни 1861, 5 пенни 1861, 1 пенни 1861

3) 1 марта 1865 года. Высочайший Его Императорского Величества «Устав о Монетном Дворе Финляндии».
<…>
 § 15. По началам, установленным Высочайшим манифестом об изменении монетной единицы от 23 марта (4 апреля) 1860 года и постановлением о чеканке особой серебряной монеты от 12 июня 1860 года, вес серебряной монеты составляет:
– в монете, достоинством в 2 марки, 2 з. 41,28 д. = 233,28 д.
– в монете, достоинством в 1 марку, 1 з. 20,64 д. = 116,64 д.
– в монете, достоинством в 75 пенни, 86,0625 д.
– в монете, достоинством в 50 пенни, 57,375 д.
– в монете, достоинством в 25 пенни, 28,6875 д.
§ 16. Терпимость в пробе серебра не допускается.
§ 17. Терпимость в весе допускается, согласно постановлению Нашему от 12 июня 1860 года, в следующем количестве, а именно:
– для монеты в 2 марки на кружок 3 доли;
– для монеты в 1 марку на кружок 2 доли;
– для монеты в 75 пенни на кружок 2 доли;
– для монеты в 50 пенни на кружок 1 1/2 доли;
– для монеты в 25 пенни на кружок 1 1/2 доли
(более или менее указанного веса).
 или же по исчислению указанного веса в тысячных долях терпимость составляет:
– для монеты в 2 марки на кружок 12,86;
– для монеты в 1 марку на кружок 17,14;
– для монеты в 75 пенни на кружок 23,23;
– для монеты в 50 пенни на кружок 26,14;
– для монеты в 25 пенни на кружок 52,28 тысячных долей более или менее указанного веса.
Касательно терпимости в весе для монеты в одну и две марки постановляется, кроме того, что вес 2 000 кружков монеты в 2 марки, взвешенных разом, не должен представлять противу указного веса разницу свыше 7/10 000 и вес 4 000 кружком монеты в одну марку, также взвешенных, не выше 15/10 000. Равным образом при взвешивании за один раз могут уклоняться от указного веса:
– 5 400 кружков монеты в 75 пенни не свыше 7/1 000;
– 8 000 кружков монеты в 50 пенни не свыше 10/1 000;
– 16 000 кружков монеты в 25 пенни не свыше 15/1 000.
<…>
Напомним, что регулярная чеканка монет на Гельсингфорсском монетном дворе началась только в конце 1864 года, таким образом, вышеприведённые документы касаются только «теории» и общих вопросов постановки монетного дела в Финляндии. При этом отметим, что что монеты достоинством 75 пенни таже упоминаются в Высочайшем постановлении от 8 ноября 1865 года «О металлической монете, как единственной законно действительной в Финляндии» (п. 2), Высочайшем Е.И.В. объявлении от 6 декабря 1865 года «Касательно приёма по казённому сбору обращающейся в Финляндии серебряной 72-й пробы и медной монеты», Высочайшем Е.И.В. постановлении от 28 февраля 1866 года «Касательно обращения низкопробной серебряной и медной монеты», то есть во времена, когда регулярная чеканка монет в 1 и 2 марки, а также 25 и 50 пенни производилась в достаточном количестве (общими тиражами, исчисляющимися сотнями тысяч штук).
Однако, начиная с Закона «О монете Великого Княжества Финляндского» от 9 августа 1877 года (регламентирующем, прежде всего, ввод золотых монет достоинством в 10 и 20 марок), среди обращающихся в Финляндии серебряных монет упоминаются как единственно составляющие серебряную разменную монету, только «серебряные кружки в одну и две марки и в пятьдесят и двадцать пять пенни» (§ § 6–8). В более поздних документах иные серебряные номиналы, чеканенные ранее или продолжающие чеканиться на Монетном дворе, также не упоминаются, в том числе и в обновлённом «Высочайшем Е.И.В. Уставе Монетного Двора Финляндии» от 13 ноября 1878 года.
Сведения о практической чеканке монет в 75 пенни отсутствуют и в «Ведомости количеству монеты, отчеканенной на Гельсингфорсском Монетном Дворе с 1864–1890», нет её ни описаний, ни изображений среди иллюстраций в соответствующем томе В.К. Георгия Михайловича, хотя в нём приведены, в частности, пробные монеты достоинством в 20 и в 2 пенни.
Таким образом, можно сделать вывод, что, хотя 75-пенниевая монета и планировалась к чеканке, её регулярный выпуск никогда не производился и в обращение она официально никогда не выпускалась.
Были ли пробные варианты?
Что касается возможных, пробных вариантов, обратимся к другому, не менее авторитетному первоисточнику. Известный финский учёный-нумизмат Т. Талвио в своём классическом труде (T. Talvio. «The coins and banknotes of Finland”: Hki: Suomen Pankki, 2003) отмечает, что известны пробные экземпляры нескольких номиналов, датированные 1863 годом, изготовленные по заказу российского правительства на Стокгольмском монетном дворе в белом металле. Среди них известен 1 экземпляр одномарочника (сейчас находится в музее г. Куопио (1)) и 2 экземпляра двухмарочника (фото одного из них, находящегося в частном собрании, было представлено в статье «О коллекционировании финских двухмарочников 1865–1908» в № 3 за 2020 журнала «Петербургский коллекционер»), и чеканенные в медном сплаве 20 (Илл. 3), 10, 5 и 1 пенни (авторам доступны иллюстрации и этих монет, но они отличаются только размером и номиналом, и не соответствуют тематике настоящей статьи). Сведения о чеканке в Стокгольме пробных монет достоинством в 75 пенни отсутствуют.
Пробная монета в 20 пенни 1863, отчеканенная в Стокгольме по правительственному заказу
Илл. 3. Пробная монета в 20 пенни, отчеканенная в Стокгольме по правительственному заказу

Кроме того, все известные на сегодня монетовидные кружки, номинированные как 75 пенни, отчеканены в серебре и, несмотря на датировку 1863 года, имеют одну характерную деталь: на аверсе всех кружков изображён герб Великого Княжества Финляндского, который стал чеканиться монетах лишь с 1872–73 годов (2) (Илл. 4):
Варианты гербов на аверсе серебряных монет до и после 1873 года (образцы 1863–1872 гг. и 1872–1917 гг.)
Илл. 4. Варианты гербов на аверсе серебряных монет до и после 1873 года (образцы 1863–1872 гг. и 1872–1917 гг.)

Герб, изображённый на аверсе 75-пенниевика, соответствует более новому варианту, введённому по инициативе директора Монетного двора А. Ф. Сольдана, которым таковой считался исторически и геральдически более правильным. Изменения коснулись двуглавого орла и герба Великого Княжества Финляндского, корона была стилизована по образцу западноевропейских княжеств, лев получил «раздвоенный» хвост и стал опираться на саблю двумя задними лапами, а на щите появилось 8 розеток. Таким образом, подобный аверс никак не мог попасть на пробную монету в 1863 году.
Ещё раз повторимся, что до середины XX века ни в российской (за исключением упоминавшихся нормативных актов), ни в финской литературе, доступной авторам (включая аукционные каталоги) монета достоинством 75 пенни не фигурирует. Единственным исключением является предисловие к книге «Nägra anteckningar om Äbo mynten», изданной Хеллбергом в 1926 году, в котором данная монета упоминалась в паре строк без какой-либо конкретики, вероятно, на основании материалов, почерпнутых в трудах Великого Князя. О том, что подобная монета существует, ходили лишь отдельные «байки», слухи и шутки в среде финских нумизматов. Каким же образом такие монеты стали появляться на аукционах? Для этого придётся окунуться в криминалистику.
«Нумизматика и криминал»
Для дальнейшего исследования обратимся к финскому полицейскому делу и последующему судебному расследованию от 1959 года № r/10/59, известному как «Дело Монетного двора», основным обвиняемым по которому был тогдашний его директор П.У. Хелле (Peippo Uolevi Helle, 1912–1971, занимал пост директора Монетного двора в период с 1948 по 1958 или, по некоторым сведениям, 1959 год).
Как известно, Банк Финляндии вплоть до введения евро был обязан принимать всю отчеканенную на территории Финляндии монету, номинированную в марках и пенни. Кроме этого, поскольку до 1966 года, помимо памятных монет, производилась регулярная чеканка 1-марочников из серебра, на монетном дворе регулярно проводились ревизии остатков драгоценных металлов. При этом надо отметить, что дела в послевоенные годы на самом Монетном дворе велись достаточно небрежно, что видно из ряда всплывших впоследствии отчётных материалов, хранящихся теперь в Национальном архиве.
Начало делу дали два факта: недостача казённого серебра, а также официальный запрос в Банк Финляндии, почему он отказывается принять монету достоинством в 75 пенни.
Итак, дадим слово полицейским протоколам.
29 апреля 1959 года Ааме Хальме, помощник апелляционного суда, направил запрос в Банк Финляндии следующего содержания (вся переписка даётся с незначительными сокращениями):
«Настоящим прошу уведомить, принимает ли Банк Финляндии серебряные монеты номиналом 75 пенни, описанные в Высочайшем объявлении Е.И.В. от 8 мая 1860 года (и впоследствии утверждённые Уставом 1861 года). Насколько мне известно несмотря на то, что подобная монета фигурирует в упомянутом Уставе, она никогда официально не производилась, не заказывалась для чеканки и не доставлялась в Банк Финляндии. Если Банк Финляндии выкупает данные монеты, то на каком основании он это делает. Если, с другой стороны, Банк Финляндии не их не выкупает, также прошу указать соответствующие основания».
В ответ от руководства Банка Финляндии поступило следующее письмо:
«На ваш запрос сообщаем, что Банк Финляндии обязан без ограничений принимать монеты в соответствии с Законом «О денежно-кредитном регулировании», действующем с 21 декабря 1925 года. С юридической точки зрения, монетами, упомянутыми в Законе, являются монеты, отчеканенные и выпущенные в порядке, предусмотренном статьёй 11, а также монеты, обмениваемые на основании нормативных документов, изданных позже. Как явствует из статьи 6 Закона от 9 августа 1877 года «О монете Великого Княжества Финляндского», денежная единица достоинством 75 пенни, упомянутая в Императорском объявлении от 8 мая 1860 года, никогда не производилась и не вводилась в обращение на законных основаниях и поэтому не является предметом Закона от 21.12.1925. Таким образом, Банк Финляндии не имеет оснований для её приёма. Э. Лейнонен, А. Симонен».
Далее началось длительное расследование, наиболее интересными в материалах которого являются показания и обращения свидетелей. Приведём некоторые из них.
В показаниях свидетеля М.В. Руохо (Matias Valentin Ruoho) в томах дела r/10/59 (стр. 34) и r/10/4/59 сообщается, что он, вместе с гравёром Р.О. Ниеми (Reino Olavi Niemi) в начале весны 1953 года на основе найденного гербового пуансона от монеты в 1 марку (3) изготовил штемпель с изображением герба. Тот же свидетель вместе с мастером Хухтала (Huhtala) изготовили по имевшемуся в архиве Монетного двора, но никогда не применявшемуся в деле, маточнику штемпель реверса и рифлёное гуртильное кольцо подходящего размера. Ниеми также участвовал в самом производстве монетных кружков, используя пресс. В имевшейся у них сигарной коробке было уложено примерно два слоя заготовок, которые и были проштампованы. Откуда взялись заготовки, свидетель не знал, но при этом вспомнил, что получил приказ от директора Хелле отчеканить их, что и осуществил. Свидетель пояснил далее, что не знал, изготавливались ли подобные монеты ранее.
Габаритные сравнения орлов на монетах 2 марки образца 1874–1908 гг. и 75 пенни 1863 г. (шкала дана в миллиметрах)
Илл. 5. Габаритные сравнения орлов на монетах 2 марки образца 1874–1908 гг. и 75 пенни 1863 г. (шкала дана в миллиметрах).

Р.О. Ниеми в своих показаниях (дело № r/10/59, стр. 35) добавил, что потратил на указанную работу около двух дней, выполняя термическую обработку инструмента, и последующую его доводку, включая гуртильное оборудование. Оператор станка Хухтала изготовил штемпель для реверса, после чего совместно с Ниеми изготовил отчеканенные с обеих сторон серебряные монеты. Работы выполнялись по приказу директора Хелле.
Уже из данных свидетельств ясно, что штемпеля и оборудования для «монет» в 75 пенни были изготовлены заново и не имели официальных оснований. Не менее интересен для читателей и исследователей вопрос о том, какое же количество кружков было изготовлено. Точного ответа на данный вопрос нет. Есть лишь некоторые свидетельства о примерном количестве партии.
Р.О. Ниеми показал на допросе, что монеты в обращение не выпускались, но их было отчеканено порядка 25 штук. Однако свидетель Т. Пекканен (Tuomas Pеkkanen) сообщает, что М.В. Руохо заявил ему, что в общей сложности было изготовлено 60 монет. Сам М.В. Руохо сначала пишет об изготовлении 20–30 монет, однако впоследствии на допросе следователю Сойкканену передаёт более размытые сведения: «было сделано 10–60 экземпляров». Ещё один свидетель, сотрудник Монетного двора С. Салми (Sulo Einari Salmi), сказал, что он работал в том же помещении, что и Руохо, когда последний изготавливал рассматриваемые серебряные монеты. Они были отчеканены с помощью штатного пресса, и в этой работе принимал участие гравер Ниеми. Рассказчик не заметил, сколько экземпляров было сделано, но отметил, что все они были сложены в коробку сигарет или сигар, кажется марки «KLUB». Он бы заметил, если бы коробка была наполнена целиком.
Р.О. Ниеми также сказал, что как монеты, так и заготовки, кажется, держались в сигарной коробке с надписью «KLUB» на всех этапах работы и содержали не более двух слоёв, вероятно – около 20 штук.
Так или иначе, серебряные 75 пенни в результате этих событий попали в руки коллекционеров: прежде всего, их преподносил в качестве эффектного презента своим знакомым сам директор монетного двора П.У. Хелле (4).
25 мая 1959 года Б.Э. Таммеландер (Bertel Eino Tammerlander), член муниципалитета г. Эспоо, также был вызван в качестве свидетеля. На допросе он сообщил следующее: «Когда я однажды посетил Монетный двор, кажется, в 1953 году, то встречался с директором Хелле в его офисе. На столе лежали две серебряные монеты номиналом в 75 пенни 1863 года. Директор Хелле передал их мне, сказав только: «Возьмите, пожалуйста». Кроме этого, Хелле рассказал ему, что нашёл на Монетном дворе старую оснастку, пригодную для изготовления этих монет, и использовал её, чтобы сделать несколько штук. На допросе рассказчик предъявил два 75-пенниевика, которые он получил от Хелле. Таммеландер был не единственным получателем такого подарка. В архивах прокуратуры есть сведения о том, что для заслушивания по делу таже вызывались, в числе прочих, Арно Вейкко Вильгельм Миккола, ректор и магистр философии, Аарре Илмари Вуорийоки, магистр философии, предприниматель Фьялар Аксельсон Орнхьельм, Райне Эрик Саарно, магистр наук и Арла Регина Аспин, жена рекламного менеджера, причём упомянутые пять человек после допроса и конфискации «монет» написали следующее заявление:
«В Апелляционный суд Хельсинки.
В связи с тем, что уголовная полиция Хельсинки по делу, связанному с Монетным двором, изъяла у нас в качестве доказательств серебряные монеты в 75 пенни, датированные 1863 годом, сообщаем, что каждый из нас, будучи нумизматом, приобрёл их, не нарушая закона. Поскольку рассматриваемые монеты имеют небольшую ценность, кроме коллекционной, мы почтительно просим, чтобы суд по делам о защите прав счёл целесообразным вернуть каждому из нас изъятые монеты, которые мы хотим сохранить в своих коллекциях. Одновременно сообщаем, что по 2 экземпляра упомянутых монет были изъяты у Вуорийоки и Саарно, и по 1 экземпляру – у прочих нижеподписавшихся.
Хельсинки, 16 апреля 1959 г. A. V.V. Mikkola, A. Vuorijoki, F. Örnhjelm, R. Saarno, A. Asp.
Было ли удовлетворено настоящее ходатайство, а также где оказались остальные монеты, точных данных нет. Известно лишь, что в архивах Монетного двора есть как минимум два их экземпляра (Илл. 6):
Экземпляры 75 пенни из архива Монетного двора Хельсинки
Илл. 6. Экземпляры 75 пенни из архива Монетного двора Хельсинки.

а также оригинальные маточники аверса (заметим, что на нём орёл «старого» образца. Почему он не использовался при чеканке в 1953 году – неизвестно; возможно, его просто не обнаружили) и реверса, на основе которого и были изготовлены штемпели (Илл. 7):
Маточники аверса и реверса 75 пенни
Илл. 7. Маточники аверса и реверса 75 пенни.

фото лучшего качества которых авторам, к сожалению, недоступно. Сам П. У. Хелле вышел из этой истории удивительно легко для себя, хотя ему инкриминировалось незаконное изготовление ещё одной редкой монеты, а также памятных медалей. По результатам расследования он избежал тюремного срока, но был окончательно отстранён от должности и покинул Монетный двор навсегда. Что же имеем в остатке? Резюмируя, можно сказать, что отчёты расследования показали: 75 пенни 1863 года официально не являются ни пробными, ни новодельными монетами, даже к предметам коллекционирования их можно отнести с большой натяжкой. Сами нумизматы, заполучившие их в 1950-е годы, рассматривали их как забавную диковинку. Монеты были изготовлены кустарно, и вращались в кругах ограниченного «элитарного клуба» друзей П.У. Хелле, их первоначальные владельцы были осведомлены об их происхождении и не продавали или покупали их. Именно такой вывод можно сделать, прочитав сборник из тысяч страниц судебных документов. Юридически серебряная монета в 75 пенни не является ни официальной, ни пробной, а представляет собой фантастический новодел, изготовленный в сувенирных целях.
____________________
1).  Авторы будут благодарны за предоставление изображения пробной монеты номиналом в 1 марку, датированной 1863 годом.
2). Во все периоды чеканки серебряных монет Финляндии возможны несущественные вариации мелких деталей гербовых орлов, связанные с работой резчика и не определяющие тип герба как таковой.
3). На самом деле, простые замеры показывают, что прототипом послужил орёл 2-марочника образца 1874–1908 гг. (Илл. 5), свидетель или следователь, по-видимому, допустили ошибку при составлении протокола допроса.
4). Это лишний раз показывает, как просто можно было в 1940–1950 гг. заниматься «нумизматикой» в Финляндии. Возможно (но это лишь догадка авторов), так же попали к коллекционерам и монеты, изготовленные по технологии «proof», в последнем случае – разница лишь в использовании не новодельных, а доработанных подлинных штемпелей.

PDF
Полный текст статьи в формате PDF (нажмите ссылку)

Смотрите также:
Монеты Великого княжества Финлядского (Русской Финляндии) в проекте "Маркетъ-плейсъ СМ"


Автор:  Исмо Парикка (г. Ювяскюля, Финляндия) Вадим Гладцын, Анатолий Нилов (С.-Петербург)

Смотрите другие статьи по ТЕМАМ:

Монеты России 1700-1917 серебро Иностранные монеты и медали

На главную страницу Библиотеки











  Маркетъ-плейсъ СМ:

Монеты царской (императорской) России до 1917 Монеты РСФСР, СССР 1918-1991, Новой России с 1992  Медали, награды до 1917, знаки, жетоны России Подарочные и коллекционные наборы Боны и банкноты Антиквариат Литература по коллекционированию. Книги и каталоги Аксессуары для хранения и работы с коллекцией

 Нумизматический клуб "Старая Монета" - победитель в номинации "За продвижение нумизматики в сети интернет".   Сайт "Старая Монета" - знак высокой степени вовлеченности и лояльности пользователей по данным Яндекса