Реклама. Рекламодатель ИП Багичев Р.Р. ИНН 504903094924.

Реклама. Рекламодатель: ИП Зольников Дмитрий Владимирович ИНН 772900240228.
   


Реклама. Рекламодатель: ООО «Инновационные интернет платформы» ИНН 7721330248.


На главную страницу Библиотеки

Пухов Е.В. "Тайны ефимков Фукса".

Пухов Е.В. "Тайны ефимков Фукса".

В данной главе, как это еще совсем недавно ни казалось бы бессмыс­ленным и даже абсурдным, будет проведено обсуждение подлинности ефимков знаменитой коллекции Вилли Фукса (W. Fuchs). В последнее время эта сложная, противоречивая, с флером таинственности тема становится все более актуальной. И мы, с учетом тематики данной книги, просто обязаны предпринять попытку ее освещения. В отно­шении обозначенной проблемы нами будут представлены различные, в том числе неоднозначные факты, отмечены выявленные несоответ­ствия, обращено внимание на неясные, а порой и загадочные обстоя­тельства. При этом, понимая отсутствие возможности исчерпывающе познать эту сложную тему и полностью раскрыть ее в рамках одной главы, мы выделим только главные моменты и ограничимся миниму­мом наших комментариев и выводов.
Известный западногерманский коллекционер В. Фукс (1917-1994) - человек незаурядной судьбы. Офицером вермахта он был участником Второй мировой войны. В 1945-1949 годах находился в советском пле­ну, во время которого работал инженером на эвакуированном пред­приятии. Неоднократно посещал Советский Союз. Являлся одним из основателей и президентом «Ассоциации по изучению истории между­народного денежного обращения» (Франкфурт-на-Майне).
В. Фукс активно коллекционировал российские монеты, особое внимание уделяя ефимкам. Он сформировал коллекцию ефимков, в свое время считавшуюся самой обширной за пределами СССР. В. Фукс был хорошо знаком с И. Г. Спасским и вел с ним обширную переписку. Почти все ефимки из коллекции В. Фукса вошли в ката­лог книги И. Г. Спасского «Русские ефимки» (1988), тем самым, как казалось, приобретя весьма надежный провенанс.
Основная часть коллекции В. Фукса в составе 199 ефимков (включая 7 полуефимков) в 1997 году была выставлена его наследниками на тор­ги аукциона «Sotheby's» (Лондон) и вызвала большой интерес. В ката­логе аукциона при описании представленных к продаже ефимков есть ссылки на их прежние приобретения В. Фуксом у отдельных нумизма­тов и на различных аукционах Европы и Америки с 1960 по 1990 годы.
И тут сразу проявляется явное несоответствие. Так, в каталоге «Sotheby's» лишь в отношении 23 ефимков приводятся ссылки на их предыдущую принадлежность известному дилеру и коллекционеру из Хельсинки Л. Содерману (L. Sodermann), тогда как существуют сведе­ния, согласно которым более сотни ефимков из коллекции В. Фукса ранее принадлежали именно ему.
Попробуем подвергнуть анализу этот значимый момент. И. Г. Спасский в книге «Русские ефимки» пишет, что в период до 1920-го года в г. Люботин (возле Харькова) был найден клад, содер­жащий более сотни ефимков. Там же указано, что большинство монет из этого клада было приобретено Л. Содерманом, а впоследствии уже его наследники продали 106 ефимков из этого клада В. Фуксу. Таким образом, получается, что согласно приведенным сведениям, в собра­нии В. Фукса находилось более сотни ефимков, ранее принадлежав­ших Л. Содерману и происходящих из «Люботинского клада». Поэто­му совершенно непонятно, почему в каталоге аукциона «Sotheby's» всего лишь 23 ефимка отмечены как относящиеся к собранию Л. Содермана, а в отношении остальных ефимков даны ссылки на их приобретение В. Фуксом из всевозможных других источников (вклю­чая разные аукционы) в период с 1960 по 1990 годы? Т.е., исходя из этих данных, ефимки В. Фуксу поступали дискретно и с большим разбросом во времени, в чем просматривается явное противоречие с информацией о комплексной покупке им ефимков «Люботинского клада», ранее бывших у Л. Содермана.
При этом весьма странно, что уникальный «Люботинский клад» практически не известен науке. Он не описан, не установлены дата и точное место его изъятия. И. Г. Спасский в книге «Русские ефимки», приводя данные о десятках известных кладах, содержащих ефимки, о «Люботинском кладе» упоминает весьма уклончиво, без предостав­ления каких-либо уточняющих сведений. Там же, в каталоге книги, при описании всех ефимков, принадлежавших В. Фуксу, только в от­ношении 5 монет И. Г. Спасский указывает, что они происходят из «Люботинского клада». В каталоге аукциона «Sotheby's», где продава­лись 199 ефимков из коллекции В. Фукса, «Люботинский клад» вооб­ще ни разу не упоминается.
В этой связи интересна информация, приведенная американским нумизматом с русскими корнями В. Арефьевым (V. Arefiev) при ос­вещении на нумизматическом сайте «Старая Монета» биографии Л. Содермана, которого он охарактеризовал как одного из видных, но одновременно и самым загадочным коллекционером-нумизматом русского зарубежья. В. Арефьев указывает, что судя по возра­сту, Л. Содерман мог покинуть Россию после революции вместе с родителями, будучи подростком. А в отношении «Люботинского клада» В. Арефьев отмечает, что он был найден еще до револю­ции. При сопоставлении этих обстоятельств следует, что ефимки «Люботинского клада» Л. Содерман мог приобрести никак не под­ростком, а находясь уже в зрелом возрасте, т.е. спустя годы с мо­мента обнаружения клада.
Возникает ряд вопросов. Где находились эти ефимки до поступле­ния их Л. Содерману? Почему ефимки из этого клада за прошедшее время не рассеялись по свету? Понятно - войны, революции, смутное время, экспроприации, разгул преступности. Все припрятывалось, вывозилось. Но, тем не менее, хоть какие-то уточняющие сведения в отношении обнаружения, состава и дальнейшей судьбы уникального «Люботинского клада» должны были бы обязательно появиться в тру­дах нумизматов той эпохи, пусть даже в более поздних публикациях. Ведь речь идет о нумизматике, где такие моменты чрезвычайно важны и тщательно отслеживаются, тем более, что клад, согласно приведен­ным сведениям, был найден еще до революции, когда в Российской империи нумизматика находилась в самом расцвете.
В нумизматической литературе «Люботинский клад» впервые «всплыл» лишь в 1988 году в книге И. Г. Спасского «Русские ефимки». Откуда и когда И. Г. Спасский получил сведения об этом кладе - неясно. Так, в его книге «Талеры врусском денежном обращении 1654-1659 го­дов», вышедшей в 1960 году, где описано более 900 известных на то вре­мя ефимков, никакой информации в отношении монет из «Люботин­ского клада», как и о самом кладе, еще нет. Логика подсказывает, что эти сведения И. Г. Спасскому были предоставлены значительно позднее самим В. Фуксом, когда его ефимки вносились в каталог готовящейся к печати книги «Русские ефимки». В свою очередь В. Фукс, наверняка услышал «увлекательную» историю о «Люботинском кладе» из уст тех, кто продал ему большую партию ефимков, связав их с этим кладом.
Итак, уважаемый читатель, не кажется ли весьма странным, что уникальный клад, содержащий более сотни ефимков, который яко­бы был найден к моменту первого упоминания о нем в публикации И. Г. Спасского более 70 лет назад, ранее ни разу не упоминался в нумизматической литературе? И вообще, не возникает ли мысль о мифическом происхождении этого клада? Это впечатление не может не усиливаться еще и тем, что скудные и разрозненные сведения о наличии удивительно большого количества ефимков в «Люботин­ском кладе», о предшествующем владении большинством из них Л. Содерманом, о времени и источнике поступления этих монет В. Фуксу, полны нестыковок, противоречий и недомолвок. Поэтому, например, в нашем восприятии «Люботинский клад» имеет явный налет призрачности, и его существование не может быть расцене­но как достоверный факт. К тому же, и участие Л. Содермана в этой истории тоже не является подтвержденным эпизодом и его вовлече­ние сюда вполне может быть расценено лишь как использование в определенных целях имени известного коллекционера. И эти момен­ты являются исходными загадками данной темы.
После весьма активных торгов на аукционе «Sotheby's», ефимки из коллекции В. Фукса постоянно появлялись на других нумизматиче­ских аукционах мира, успешно проходили трейдинг и слабирование.
Всегда было принято считать, что ефимки из собрания В. Фукса, тем более те, которые включены в каталог И. Г. Спасского, являются га­рантированно подлинными. Правда, вскоре после прошедшего аукци­она «Sotheby's», Р. Зандер, представляя отчет по его итогам в выходя­щем в США периодическом издании «Journal of the Russian Numismatic societe» (№ 63, 1997 г.), высказал сомнение в подлинности четырех проданных там ефимков (№№ 14,16, 27, 49). Но эта информация про­шла незамеченной основной массой нумизматов. И интерес к ефим­кам из коллекции В. Фукса оставался высоким.
Однако в последние годы вокруг этих ефимков стали происходить весьма загадочные события. В качестве иллюстрации можно приве­сти пример в отношении 11 ефимков (включая 1 полуефимок), сна­чала выставленных на торги на аукционе «Sincona A.G» (№12 (2), 2013, Цюрих), а затем без объяснения причин снятых с продажи, что вызвало озабоченность среди нумизматов и разговоры о якобы под­дельности этих ефимков. В частности, высказывалось предположе­ние, что данные ефимки ни что иное как подделки, качественно ско­пированные с подлинных ефимков В. Фукса. Уточним, что все эти 10 ефимков и 1 полуефимок И. Г. Спасским в свое время были включе­ны в каталог книги «Русские ефимки», а впоследствии продавались в составе коллекции В. Фукса на аукционе «Sotheby's» (1997 г.). При­водим изображения некоторых ефимков из каталога «Sincona A.G» (рис. 95, 96, 97).

Рис. 95. Ефимок, выставленный на аукционе «Sincona A.G». И. Г. Спасский «Русские ефимки», №1149. «Sotheby's», коллекция В. Фукса, №122.
Рис. 95. Ефимок, выставленный на аукционе «Sincona A.G». И. Г. Спасский «Русские ефимки», №1149. «Sotheby's», коллекция В. Фукса, №122.

Рис. 96. Ефимок, выставленный на аукционе «Sincona A.G». И. Г. Спасский «Русские ефимки», №1153. «Sotheby's», коллекция В. Фукса, №124.
Рис. 96. Ефимок, выставленный на аукционе «Sincona A.G». И. Г. Спасский «Русские ефимки», №1153. «Sotheby's», коллекция В. Фукса, №124.

Рис. 97. Ефимок, выставленный на аукционе «Sincona A.G». И. Г. Спасский «Русские ефимки», №1731. «Sotheby's», коллекция В. Фукса, №199.
Рис. 97. Ефимок, выставленный на аукционе «Sincona A.G». И. Г. Спасский «Русские ефимки», №1731. «Sotheby's», коллекция В. Фукса, №199.

Нами была предпринята попытка прояснить данную ситуацию. С этой целью фотографии всех ефимков, выставленных и снятых с продажи аукциона «Sincona A.G», мы тщательно сопоставили с анало­гичными фотографиями из книги И. Г. Спасского «Русские ефимки» и из каталога «Sotheby's», где продавалась коллекция ефимков В. Фукса.
В результате проведенного сравнения установлено, что абсолют­но все ефимки, снятые на аукционе «Sincona A.G», полностью соот­ветствуют таковым, отраженным в указанных печатных материалах. Другими словами, это те же самые монеты, а не их копии. Впрочем, заинтересованный читатель в этом может убедиться самостоятельно, так как вся исходная информация для этого указана. И таким обра­зом, снятие этих ефимков с аукциона, как тогда нам казалось, было связано с какими-то иными обстоятельствами, но не с сомнениями в их подлинности.
Приведенные выше сведения были представлены и в первом изда­нии нашей книги. А уже после ее выхода в свет имело место продол­жение событий, связанных с этими монетами. На аукционе «The New York Sale» (№ 38, 2016 г.) были выставлены 5 ефимков из 11 ранее снятых с торгов на аукционе «Sincona A.G». И все они в Нью-Йорке были успешно проданы. Причем, нам удалось побеседовать с автори­тетными участниками этого аукциона, которые засвидетельствовали, что все ефимки, особенно с учетом провенанса, вызвали серьезный интерес и их продажи были реальными. На последующих аукционах «The New York Sale» (№41, 2017 г, № 44, 2018 г.) также в заметном ко­личестве (9 и 6 соответственно) были выставлены уже другие ефим­ки, происходящие из коллекции В. Фукса.
Изложенное наглядно демонстрирует, что ефимки из собрания В. Фукса остаются востребованными на нумизматическом рынке, несмотря на появившуюся вокруг них атмосферу смутной неопреде­ленности. При этом обращает на себя внимание тот факт, что ефим­ки из этого собрания все чаще стали появляться в открытой прода­же. И это вызывает не только удивление, но и недоверие, так как обычно хороший нумизматический материал, к тому же с провенансом, плотно «оседает» в серьезных коллекциях. На фоне подобных событий, в нумизматических кругах стали появляться и усиливаться слухи, что среди ефимков В.Фукса имеется много подделок, однако конкретной информации в виде каких-либо публикаций на этот счет не было.
Прервала литературное безмолвие в этой теме вышедшая в 2015 году книга К. М. Темираева с остроумным названием «Осторожно, ефимок! Или ефимки с призраком», в которой автор утверждает, что 85 (43%) из 199 ефимков, проданных на аукционе «Sotheby's» в составе коллекции В. Фукса, являются поддельными. С сожалени­ем приходится констатировать, что материал в книге подан бегло и весьма схематично, к тому же без должной аргументации при­веденных выводов. Издание проиллюстрировано слишком мел­кими и недостаточно качественными фотографиями надчеканов без предоставления четкой систематизации и детализации их осо­бенностей, хотя именно своеобразие ряда надчеканов на ефимках В. Фукса является основой, на которой выстроена концепция кни­ги. Кроме того, как нам представляется, автор рассматривает в ка­честве поддельных, ряд копеечных клейм и клейм даты, которые не имеют заметных отличий от подлинных. Может быть, именно поэтому книга не смогла убедительно донести до основной массы читателей адресованную им информацию, в результате чего она довольно прохладно была принята нумизматическим сообществом и в частности на нумизматическом форуме «Старая Монета». При­знаться, мы тоже вначале не восприняли книгу всерьез, тем более что она кардинальным образом расходилась со взглядом самого И. Г. Спасского на коллекцию ефимков В. Фукса. Но, со временем, более обстоятельно вникнув в суть изложенного материала, нам стало ясно, что К. М. Темираев имеет довольно веские основания для высказывания своей позиции.
Поэтому после длительных размышлений мы решили, несколько упростив и стандартизировав подход, попытаться перепроверить этот серьезный и достаточно смелый вывод. Уточним - мы не стави­ли перед собой цель определить подлинность абсолютно всех ефим­ков из коллекции В. Фукса. Эта задача, по объему и сложности, явно выходит за пределы возможности отдельной главы книги. Да и по фотографиям это достоверно сделать нереально. Мы решили огра­ничиться поиском ответа на главный вопрос - действительно ли в коллекции В. Фукса могли оказаться поддельные ефимки, несмотря на то, что И. Г. Спасским они были включены, по сути, во всемирный каталог ефимков? И для этого нужно было найти простой, нагляд­ный и легко воспроизводимый способ получения искомого резуль­тата.
В ходе подобных раздумий вспомнилось, что еще в ходе работы над первым изданием нашей книги, при изучении ефимков коллекции В. Фукса,, нам показалось странным наличие некоторых своеобраз­ных и повторяющихся элементов на надчеканах, которые ярко выра­жены на ефимке, представленном ниже в качестве примера (рис. 98).
Так, в собрании В. Фукса обращала на себя внимание большая ча­стота ефимков с копеечным клеймом (рис. 99а), в целом соответству­ющем копеечному клейму 1-го типа, но на котором у коня имеется дополнительная передняя нога («пятиногий конь»). Впрочем, это обстоятельство тогда нами воспринималось как результат двойного удара при переводе изображения с маточника на штемпель, тем бо­лее, что на этом копеечном клейме также просматривалось нечеткое удвоение копья.
Также нам тогда бросилась в глаза довольно большая частота в со­брании В. Фукса ефимков, имеющих не совсем обычное клеймо даты (рис. 99а). Это проявлялось особой графикой цифры «6» и второй цифры «5», что не соответствует ни одному их трех известных типов клейм даты, описанных Р. Зандером. В частности, у цифры «6» вер­хушка короткая и заканчивается подобием «ласточкиного хвоста», а вторая цифра «5» имеет верхнюю часть, направленную резко вверх. И хотя это клеймо даты имеет определенное сходство с 1-м типом (по Р. Зандеру), при целенаправленном рассмотрении вышеуказанные от­личия определяются без особого труда, что позволяет данное необыч­ное клеймо даты довольно легко идентифицировать. В тот период эти особенности клейма даты нами воспринимались как результат прав­ки штемпеля из-за его износа.

Ефимок из коллекции В. Фукса
Ефимок из коллекции В. Фукса.

ис. 99. Клейма ефимка из коллекции В. Фукса в сравнении с таковыми обычного ефимка. А - Копеечное клеймо с «пятиногим конем» на ефимке из собрания В. Фукса. Клеймо даты с особым начертанием цифры «6» и второй цифры «5» на ефимке В. Фукса. Б - Копеечное клеймо 1-го типа обычного ефимка. Клеймо даты 1-го типа обычного ефимка.
Рис. 99. Клейма ефимка из коллекции В. Фукса в сравнении с таковыми обычного ефимка. А - Копеечное клеймо с «пятиногим конем» на ефимке из собрания В. Фукса. Клеймо даты с особым начертанием цифры «6» и второй цифры «5» на ефимке В. Фукса. Б - Копеечное клеймо 1-го типа обычного ефимка. Клеймо даты 1-го типа обычного ефимка.

Необходимо признаться, у нас в то время не возникло особых со­мнений в подлинности этих ефимков В. Фукса, даже с учетом заме­ченных неясных моментов, тем более что им, вроде бы, сразу нашлось приемлемое объяснение. Наверняка в тот момент на нас влиял и авто­ритет И. Г. Спасского, который рассматривал эти ефимки в качестве бесспорно подлинных, включив их в каталог своей книги «Русские ефимки». Но после публикации К. М. Темираева, мы вынуждены были существенно скорректировать свой подход к ефимкам из собрания В. Фукса и предпринять попытку более тщательного изучения и ос­мысления этого вопроса.
На этот раз мы решили попытаться рассмотреть указанные нети­пичные детали на клеймах ефимков из коллекции В. Фукса как воз­можные признаки их поддельности. С целью получения исходной ин­формации для проведения последующего анализа, в первую очередь необходимо было определить частоту встречаемости этих признаков в собрании ефимков В.Фукса.
В результате изучения особенностей копеечных клейм 199 ефимков коллекции В. Фукса по весьма информативным фотографиям катало­га аукциона «Sotheby's», нами был выявлен 51 ефимок (26%) с отличи­тельным признаком в виде «пятиногого коня».
Для сравнительной оценки была предпринята попытка опреде­лить частоту встречаемости таких же копеечных клейм с «лиш­ней» ногой у коня среди известных нам достоверно подлинных ефимков, совокупность которых составила «контрольную груп­пу». Всего в нее вошли 282 ефимка - из них 220 ефимков из книги И. Г. Спасского «Талеры в русском денежном обращении 1654- 1659 годов», 39 ефимков из «Прибалтийского клада» и 23 кладо­вых ефимка, изображения которых нам были присланы различны­ми нумизматами с просьбой оказания им помощи в определении подлинности монет.
При этом важно напомнить, что книга И. Г. Спасского «Талеры в русском денежном обращении 1654-1659 годов» была издана в 1960 году, и в нее еще не были включены ефимки из коллекции В. Фукса. Последнее обстоятельство обеспечило «чистоту эксперимента». Ка­чество приведенных в книге фотографий оказалось вполне приемле­мым для осуществления поставленной цели.
Весьма неожиданно для нас, среди всех просмотренных ефимков «контрольной группы» выявлен только один экземпляр с таким явле­нием, как наличие дополнительной передней ноги у коня. Изобра­жение этого ефимка (№ 875) присутствует в книге И. Г. Спасского «Талеры в русском денежном обращении 1654-1659 годов» (рис. 100). Представлен этот ефимок (№ 101) и в книге И. Г. Спасского «Русские ефимки». Хранится он в Эрмитаже, но в двух указанных выше изданиях имеется существенное расхождение в отношении источника поступления в музейное собрание этого ефимка, что за­трудняет его идентификацию. С учетом некоторых отличий этого ко­пеечного надчекана от похожих копеечных клейм ефимков В. Фукса, мы полагаем, что наиболее вероятным объяснением своеобразия копеечного клейма у этого единичного ефимка, является двойной удар копеечного штемпеля при надчеканке. Именно двойной удар обычного штемпеля, а не результат серийного применения штемпе­ля с «пятиногим конем», как в случаях с ефимками В. Фукса. К тому же, надчекан даты у него вполне соответствует подлинному клейму 1-го типа.

Рис. 100. Ефимок из книги И. Г. Спасского «Талеры в русском денежном обращении1654-1659 годов».
Рис. 100. Ефимок из книги И. Г. Спасского «Талеры в русском денежном обращении 1654-1659 годов».

Достаточно показательной оказалась ситуация и в отношении ефимков В. Фукса с клеймом даты, на котором имели место указанные выше отличия в цифрах «6» и «5». Среди 199 ефимков его коллекции, таких монет выявлено 29 (15%), тогда как в «контрольной группе» по­добных клейм даты не обнаружено.
Полученные данные о частоте встречаемости ефимков с описан­ными признаками в коллекции В. Фукса и в «контрольной группе» подверглись математическому расчету достоверности результатов, в ходе которого установлена очень высокая достоверность (т.е. неслу­чайность) этих различий.
Итак, в коллекции В. Фукса из 199 ефимков нами выявлено 70 мо­нет (в том числе 4 полуефимка) с одним или обоими отмеченными признаками, что составило 35%. Уточним - всего данных признаков было выявлено 80 (51 - на копеечных клеймах и 29 - на клеймах даты), но на 10 ефимках имело место их сочетание. Примечательно, что на стильной обложке каталога аукциона «Sotheby's», где на торги выставлялись ефимки В. Фукса, также отражен ефимок с «пятиногим конем» на копеечном клейме и с особой графикой цифр «6» и «5» на клейме даты (рис. 101).

Рис. 101. Каталог аукциона «Sotheby's».
Рис. 101. Каталог аукциона «Sotheby's».

Мы настойчиво пытались найти хоть какое-нибудь приемлемое, не обусловленное деятельностью фальсификаторов, объяснение такой высокой частоты встречаемости копеечных клейм с «пятиногим ко­нем» и клейм даты с особой графикой цифр «6» и «5» среди ефимков собрания В. Фукса, при фактически полном отсутствии таковых у под­линных ефимков вне его коллекции. Однако никакой иной трактовки указанных особенностей клейм, кроме того, что они, вероятнее всего, являются свидетельством поддельности этих ефимков, нам найти не удалось. И в таком случае наши данные о 35% встречаемости ефимков в коллекции В. Фукса с указанными особенностями (рассматривая их как признаки поддельности клейм) вполне сопоставимы со сведени­ями К. М. Темираева о наличии 43% подделок в этом собрании. При­чем, наши сведения получены более простым и, что важно, весьма наглядным способом.
Впрочем, не все так просто. В частности, нелегко объяснить тот факт, что вышеописанные необычные копеечные клейма на некото­рых ефимках В. Фукса порой сочетаются с клеймами даты, визуально почти неотличимыми от подлинных. Например, на совместном аук­ционе НФ «Русское наследие» и АД «Александр» (№1, 2016 г.) был вы­ставлен ефимок на редком итальянском талере из собрания В. Фукса, у которого копеечное клеймо с «пятиногим конем» сочетается с визу­ально почти безупречным клеймом даты 1-го типа (рис. 102).
Рис. 102. Ефимок из собрания В. Фукса. Копеечное клеймо с «пятиногим конем». Клеймо даты соответствует 1-му типу.
Рис. 102. Ефимок из собрания В. Фукса. Копеечное клеймо с «пятиногим конем». Клеймо даты соответствует 1-му типу.

Безусловно, если опытным взглядом присмотреться к надчекану даты данного ефимка В. Фукса, то можно увидеть нехарактерное для подлинных монет чрезмерно правильное очертание его прямоуголь­ника и слишком ровное поле самого клейма. Возможно, и единица в дате выглядит несколько шире, чем обычно. При этом остальные циф­ры даты смотрятся весьма убедительно.
Конечно же, так как копеечное клеймо этого ефимка имеет явное несоответствие с клеймами подлинных ефимков в виде наличия «пя- тиногого коня», то и сам ефимок должен рассматриваться в качестве, как минимум, весьма сомнительного, несмотря на наличие довольно добротно выполненного клейма даты. Но если предполагаемые фаль­сификаторы так качественно изготовили это клеймо даты, то почему они подобным образом не сделали и копеечное клеймо, не удосужив­шись на штемпеле убрать эту самую пресловутую дополнительную ногу у коня? Что это, леность, нерадивость, скудоумие? Или абсолют­ная уверенность в том, что покупатель-дилетант очередную, мягко выражаясь, сомнительную вещь купит и в таком виде? Вероятнее все­го - последнее.
Далее, почему у самого В. Фукса не возникло сомнений по поводу того, что у многих ефимков его коллекции имеются явно нетипичные клейма, причем повторяющиеся в разных сочетаниях? А заметить это, особенно при возможности одновременного осмотра всей коллекции, было вполне реально.
Таким образом, при всем желании избежать неприятных выводов, способных еще больше дискредитировать тему ефимков в целом, мы вынуждены согласиться с мнением К. М. Темираева о том, что кол­лекция ефимков В. Фукса содержала большую долю подделок. Мы в этом вполне убедились. Предлагаем удостовериться в этом и нашим читателям, с учетом того, что указанные на клеймах признаки, ис­пользованные в ходе нашего исследования, являются весьма узнава­емыми и легко могут быть идентифицированы, а полученные нами результаты - перепроверены.
В данной теме есть и другие важные моменты. Например, обраща­ет на себя внимание тот факт, что в коллекции В. Фукса основой 13 ефимков (6,5%) являются низкопробные левендаальдеры. При этом, 8 из них имеют упомянутые признаки в виде «пятиногого коня» на ко­пеечном клейме или особой графики цифр «6» и «5» на клейме даты. В одном случае (рис. 103) имеет место сочетание этих признаков. То есть, все эти 8 ефимков на левендаальдерах, с учетом особенностей их клейм, по нашему мнению являются подделками.
Рисунок: file:///C:/Users/User/AppData/Local/Temp/msohtmlclip1/01/clip_image014.jpgРис. 103. Ефимок на левендаальдере из коллекции В. Фукса с «пятиногим конем» на копеечном клейме и с особой графикой цифр «6» и «5» на клейме даты.
Рис. 103. Ефимок на левендаальдере из коллекции В. Фукса с «пятиногим конем» на копеечном клейме и с особой графикой цифр «6» и «5» на клейме даты.

К подделкам, безусловно, следует отнести и 3 ефимка с левендаальдерами в основе, в подлинности которых после их продажи в соста­ве коллекции В. Фукса на аукционе «Sotheby's», усомнился Р. Зандер (рис. 104).
Действительно, достаточно даже беглого взгляда на клейма даты данных ефимков, которые абсолютно не соответствуют ни одному из известных 3-х типов, чтобы стало понятно - они нанесены одним и тем же, но уже совершенно другим поддельным штемпелем.

Рисунок: file:///C:/Users/User/AppData/Local/Temp/msohtmlclip1/01/clip_image016.jpgРис. 104. Ефимки В. Фукса. Из каталога аукциона «Sotheby's (лоты 14,16, 27).
Рис. 104. Ефимки В. Фукса. Из каталога аукциона «Sotheby's (лоты 14,16, 27).

Таким образом, в коллекции В. Фукса, кроме других отмеченных выше негативных моментов, как минимум 11 из 13 ефимков, имею­щих в основе левендаальдеры, являются подделками. Остальные два - тоже крайне сомнительны.
Интересно, что в ходе предпринятой нами попытки ознакомиться с подлинными ефимками, изготовленными из левендаальдеров, сре­ди монет, представленных в книге И. Г. Спасского «Талеры в русском денежном обращении 1654-1659 годов» (куда еще не вошли ефимки В. Фукса), а также среди других известных нам, безусловно подлин­ных ефимков (т.е. среди 282 ефимков вышеописанной «контрольной группы»), удалось выявить лишь один подобный ефимок.
Он представлен в указанной книге И. Г. Спасского (№ 787). В опи­сании ефимка отмечено, что данный экземпляр находится на хране­нии в Эрмитаже, куда поступил в 1938 году в составе собрания мо­нет известного ленинградского коллекционера А. М. Михайлова. Нам удалось получить в Отделе нумизматики Эрмитажа изображение этой монеты (рис. 105). Несмотря на довольно плохую прочеканку копееч­ного клейма, его подлинность с учетом провенанса, вроде бы не долж­на вызывать сомнения.
Рис. 105. Ефимок из коллекции А. М. Михайлова. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург.
Рис. 105. Ефимок из коллекции А. М. Михайлова. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Удивительно, но кроме этого экземпляра, не только в упомянутой нашей «контрольной группе», но и в различных других источниках, включая ресурс интернета, подлинных ефимков с левендаальдерами в качестве основы нам обнаружить не удалось.
Приведенные выше данные весьма показательны. Во-первых, они свидетельствуют, что практически все ефимки в коллекции В. Фукса, имеющие в основе левендаальдеры, являются поддельными. Во-вто- рых - указывают на необходимость дальнейшего углубленного иссле­дования этого вопроса и, возможно, переосмысления существующего мнения (видимо, обусловленного большим количеством подобных поддельных ефимков в коллекции В. Фукса, внесенных затем в ката­лог И. Г. Спасского), что попадание на монетный двор низкопробных левендаальдеров для превращения их в ефимки было явлением чуть ли не обыденным. Напротив, у нас в ходе изучения данного вопроса сложилось впечатление, что подобное если и происходило, то исклю­чительно редко. И это вполне соотносится с существовавшим доволь­но серьезным контролем за содержанием чистого серебра в талерах на этапе их закупки заготовителями для государственной казны.
Важно поделиться также следующим наблюдением. В коллекции В. Фукса выявлено несколько ефимков с сохраненным выраженным рельефом основного рисунка талера на оборотной стороне места надчеканки клейм (рис. 98, 106). Уточним, в каталоге «Sotheby's» пред­ставлены только те стороны ефимков из коллекции В. Фукса, на кото­рых нанесены надчеканы, поэтому их оборотные стороны стали нам доступными из иных источников (каталоги других аукционов, интер­нет). В частности, ефимок, представленный на рис. 106, нам удалось осмотреть визуально (в слабе «PCGS»). Примечательно, что выражен­ный рельеф оборотной стороны места надчеканов у ефимков, пред­ставленных на рис. 98 и 106, сочетается с наличием у них указанных выше необычных клейм (с «пятиногим конем» на копеечном клейме и особой графикой цифр «6» и «5» - на годовом).
Рис. 106. Ефимок из коллекции В. Фукса.На оборотной стороне места надчеканки клейм хорошо сохранен рельеф рисунка талера. Копеечное клеймо с «пятиногим конем», клеймо даты с характерными особенностями у цифры «6» и второй цифры «5».
Рис. 106. Ефимок из коллекции В. Фукса.
На оборотной стороне места надчеканки клейм хорошо сохранен рельеф рисунка талера. Копеечное клеймо с «пятиногим конем», клеймо даты с характерными особенностями у цифры «6» и второй цифры «5».

Интересно, что подобный, хорошо сохранившийся рисунок талера в месте оборотной проекции клейм для подлинных ефимков, не вхо­дящих в коллекцию В.Фукса, совершенно не характерен, за исключе­нием редких случаев, указанных ранее в соответствующей главе при описании технологии клеймения ефимков (слабый удар штемпеля при надчеканке, высокий исходный рельеф рисунка талера). У основ­ной массы подлинных ефимков рисунок на месте оборотной проек­ции клейм существенно смят как результат осуществления надчекан­ки на стальной наковальне. И это является очередным проявлением своеобразия ефимков из собрания В. Фукса. Отметим, что подобный эффект может свидетельствовать о применении не чеканки, а тисне­ния (давления), нередко используемого при изготовлении различных поддельных монет. Возможно, этот прием также применялся при из­готовлении ряда поддельных ефимков В. Фукса.
Следует также обратить внимание на то обстоятельство, что сре­ди ефимков из собрания В. Фукса довольно часто попадаются экзем­пляры со странной патиной - ровной, имеющей очень темный, почти черный цвет (рис. 95, 96, 97, 98). Вместе с тем, хорошо известно, что подобная патина на серебряных монетах зачастую носит искусствен­ное происхождение, что и имеет место в данных случаях.
Итак, хотя в этой теме вроде бы все уже предельно ясно, тем не ме­нее, с учетом ее важности и сложности, есть смысл лишний раз утвер­диться в правомерности вывода о наличии существенного количества подделок среди ефимков В. Фукса. Поэтому, на примере наиболее ча­сто встречающегося на копеечных клеймах ефимков В. Фукса коло­ритного признака в виде «пятиногого коня», попробуем окончательно убедиться, что он является свидетельством фальсификации, а не ре­зультатом какого-либо иного обстоятельства, например, технологиче­ской погрешности в процессе производства ефимков.
Вначале еще раз озадачимся вопросом - почему среди ефимков В. Фукса так часто встречаются экземпляры (каждый четвертый) с «пятиногим конем» на копеечном клейме при фактически полном отсутствии такого явления у подлинных ефимков вне его коллекции? Понятно, что это может быть свидетельством только одного - ефимки с этим признаком являются подделками. Но для большей убедитель­ности хотелось бы найти дополнительные обоснования этого, что мы и попытаемся сделать.
Напомним очень значимый момент - в каталоге аукциона «Sotheby's», на котором продавалась коллекция ефимков В. Фукса, при описании 23 монет есть ссылки на то, что ранее они принадлежали Л. Содерману. Как уже указывалось, представляется весьма странным, что из 199 выстав­ленных на продажу ефимков, есть ссылки на Л. Содермана только лишь в отношении 23 монет, тогда как по имеющимся сведениям В. Фуксом приобретено более сотни его ефимков. Впрочем, в свете рассматрива­емого вопроса чрезвычайно важно другое - у 10 из этих 23 ефимков, которые, в соответствии с имевшейся информацией у организаторов аукциона, ранее принадлежали Л. Содерману, копеечное клеймо имен­но то, на котором у коня имеет место «лишняя» нога. (Примечательно, что у 2 из этих 10 ефимков копеечное клеймо с «пятиногим конем» со­четается с клеймом даты, имеющим описанные особенности цифр «6» и «5»). Все это дает основание считать полностью прослеженной некую связь между ефимками В. Фукса с «пятиногим конем» на копеечном клейме, Л. Содерманом и «Люботинским кладом».
Предпримем попытку выяснить - эта связь существовала на самом деле или она была сфабрикована наряду с поддельными ефимками с це­лью придания им лучшей ликвидности за счет созданного яркого провенанса? А для исключения всяких сомнений в отношении отсутствия подлинности у рассматриваемых ефимков В. Фукса, попробуем исполь­зовать следующий нестандартный прием. На этот раз будем искать не очередное подтверждение поддельности клейм с «пятиногим конем», а наоборот попытаемся найти сколько-нибудь возможное, иное, «некри­минальное» объяснение причины большой частоты встречаемости ко­пеечного клейма с указанным признаком среди этих ефимков. И если вдруг такая попытка окажется успешной, то факт отсутствия подлинно­сти у этих ефимков В. Фукса может быть подвергнут сомнению. В против­ном случае данный вопрос можно будет считать окончательно закрытым.
Итак, гипотетически обилие копеечных клейм с «пятиногим конем» среди ефимков В. Фукса можно попробовать объяснить только тем, что ему большое количество монет с этим устойчивым признаком поступи­ло через наследников Л. Содермана, ранее купившего их в виде «Любо­тинского клада», куда в свою очередь ефимки попали в составе одной партии монетного двора. При этом, в упомянутой гипотетической пар­тии монетного двора каким-то образом должны были оказаться в очень большой концентрации ефимки с указанным копеечным клеймом (с «пятиногим конем»). Допустим, опять же теоретически, на монет­ном дворе это могло произойти при использовании в течение корот­кого периода для надчеканки только входящих в эту партию ефимков отдельного копеечного штемпеля с «пятиногим конем», получившего рассматриваемый признак в результате, например, двойного удара при переводе изображения с маточника на данный штемпель. И при всем этом, обязательно должно было состояться условие, чтобы ефим­ки с этим копеечным клеймом («пятиногим конем») совокупно попали только в «Люботинский клад» и никоим образом не вышли за пределы монетного двора другими путями и не рассеялись по свету. А затем из «Люботинского клада» эти ефимки должны были быть проданы именно Л. Содерману и, в конце концов, опять же в виде сохранившегося кладо- вого комплекса - оказаться у В. Фукса.
Если откровенно, то нам почему-то кажется, что далеко не каждо­му нашему читателю хватило терпения до конца мысленно пройти по вышеприведенной замысловатой цепочке с должным усердием и сделать свой вывод. В таком случае, предлагаем принять во внима­ние нашу интерпретацию данного фрагмента текста, в соответствии с которой приведенная череда умозрительно состоявшихся событий является надуманной, чрезвычайно причудливой и абсолютно невоз­можной в реальности. И это притом, что и сам факт существования «Люботинского клада» является весьма сомнительным, так как нет никаких объективных свидетельств его обнаружения. Наконец, все это четко коррелируется с главным обстоятельством - указанные ко­пеечные клейма с «пятиногим конем» встречаются фактически толь­ко среди ефимков В. Фукса и явно отличаются от копеечных клейм подлинных ефимков, что следует расценивать как неоспоримый при­знак их поддельности. Так что, наша заключительная попытка реаби­литировать в плане подлинности рассматриваемые ефимки В. Фукса с «пятиногим конем», оказалась в полной мере несостоявшейся.
Следовательно, теперь уже можно окончательно констатировать, что ефимки В. Фукса с «пятиногим конем» на копеечном клейме яв­ляются подделками. Этот вывод необходимо экстраполировать и на его ефимки с характерными особенностями цифр «6» и «5» на клейме даты. Нет оснований считать реальным и придуманный фальсифика­торами мифический путь перемещения этих монет по схеме: Монет­ный двор - «Люботинский клад» - Л. Содерман - В. Фукс.
Сделаем еще одну попытку реабилитации, теперь уже самого В. Фукса как коллекционера. Казалось бы, нельзя исключить, что он мог сознательно, наряду с подлинными ефимками, покупать и попа­давшиеся ему поддельные экземпляры с целью углубленного изучения особенностей их изготовления и создания своеобразной коллекции таких фальсификатов (подобная практика довольно распространена среди коллекционеров). Затем, по недоразумению, эти поддельные ефимки оказались на аукционе «Sotheby's» среди подлинных монет. Вроде бы все выглядит возможным. Однако тут стоит напомнить, что ранее с подачи самого В. Фукса все они в качестве подлинных попали в каталог ефимков И. Г. Спасского. Таким образом, и эта попытка ре­абилитации не удалась.
Впрочем, может быть уже пора отбросить излишнюю деликат­ность, которой мы по возможности старались придерживаться до сих пор и назвать вещи своими именами? Наверное, даже начинающий вдумчивый нумизмат, внимательно читая данную главу, уже давно рассмотрел во всем этом следующий, относительно незамысловатый сценарий. Так, сначала были сфальсифицированы десятки ефимков посредством надчеканки подлинных талеров ограниченным набором поддельных клейм, в том числе с «пятиногим конем» и с характерны­ми цифрами «б» и «5». Затем, создав привлекательную легенду, инфор­мационно сымитировали «Люботинский клад», и воспользовавшись именем известного коллекционера Л. Содермана (якобы первым ку­пившего этот клад), подделки целенаправленно продали азартному состоятельному коллекционеру ефимков В. Фуксу. Причем, создается впечатление, что вся эта масштабная затея с поддельными ефимками из мифического «Люботинского клада» была задумана и реализована, как в таких случаях говорится, под конкретного клиента, которым и стал доверчивый В. Фукс. Следует добавить, что город Люботин зна­менит своими древними городищами и курганами, на которых, на­чиная с 20-х годов прошлого столетия, периодически работали мно­гочисленные археологические экспедиции. Вероятно, именно данные сведения и навели на мысль в меру образованных фальшивомонетчи­ков создать легенду о «Люботинском кладе» с ефимками, используя название города в качестве своеобразного бренда.
Учитывая все вышеизложенное, становится совершенно ясно, что в отношении В. Фукса недобросовестными дилерами проведе­но планомерное насыщение его коллекции ефимков подделками. Произошло это в период между выходом двух основополагающих книг о ефимках И. Г. Спасского, так как в первой книге «Талеры в русском денежном обращении 1654-1659 годов» (изданной в 1960 году), ефимков В. Фукса не было, а во второй - «Русские ефимки» (вышедшей в 1988 году) они появились. И, судя по всему, эта афера осуществлена в вольготные восьмидесятые годы.
И тут возникает очередной острый вопрос, от которого невозмож­но уклониться - как эти поддельные ефимки могли оказаться в ката­логе И. Г. Спасского? И попытаться ответить на него можно только следующим образом. Являясь человеком высокой нравственности, И. Г. Спасский просто слишком доверчиво отнесся к ефимкам своего старого знакомого В. Фукса и к его легенде о «Люботинском кладе». К тому же, не секрет, что в те годы к иностранцам, особенно запад­ным, у советских людей было чрезмерное доверие. Причем, нельзя не принять во внимание, что И. Г. Спасский эти ефимки, вероятнее всего, видел только на фотографиях, а информацию о «Люботинском кладе» он не имел возможности перепроверить.
Безусловно, в коллекции ефимков В. Фукса было много безупречных монет, происходящих из надежных источников и радующих их нынеш­них обладателей, а также высоко востребованных на нумизматическом рынке. Но нельзя не отметить, что с учетом приведенных здесь сведе­ний, предыдущее пребывание ефимка в коллекции В. Фукса не являет­ся, как раньше считалось, абсолютной гарантией его подлинности.
Мы отдаем себе отчет в том, насколько представленная в данной главе информация может озадачить коллекционеров, владеющих ефимками из собрания В. Фукса, и до какого уровня она в очередной раз способна понизить доверие к ефимкам в целом. Но после длитель­ных размышлений мы все-таки предприняли попытку, по возможно­сти, взвешенно и беспристрастно коснуться этой темы. При этом, мы, безусловно, не являемся носителем абсолютной истины и ни в коем случае не пытаемся никому навязывать наши взгляды и транслиро­вать свои сомнения. И уж тем более не хотим примеривать на себя мантию третейского судьи. Но приведенные выше многочисленные острые факты относительно ефимков коллекции В. Фукса существуют объективно, и их совокупность требует изучения и соответствующей трактовки, что мы, по мере сил, и попытались сделать.
Конечно же, мы затронули далеко не все аспекты данной темы. На­верняка имеются и другие характерные признаки поддельных клейм на ефимках В. Фукса, не отмеченные нами, и которые требуют своего целенаправленного изучения. Например, копеечное клеймо с «пяти­ногим конем» имеет варианты с незначительными отличиями между собой (в частности - формой плаща всадника), возможно, обусловлен­ными правкой поддельного штемпеля. Поэтому будем считать, что мы в большей степени обозначили проблему, чем смогли ее разрешить.
И еще - даже если расценивать определенные ефимки из собрания В. Фукса поддельными, тем не менее, уже приобретя за прошедшее время своеобразный провенанс, они наверняка должны быть инте­ресны многим коллекционерам в качестве яркого свидетельства ин­тригующего нумизматического заблуждения, распространившегося и на некоторых известных нумизматов прошлого. И с такой точки зре­ния, да еще с учетом их относительной редкости, на наш взгляд, эти монеты вполне могут собой дополнить самую серьезную коллекцию ефимков. Может быть, здесь даже уместно провести некоторую ана­логию, вспомнив ажиотаж вокруг легендарных антикварных подде­лок «Константиновского рубля» князя А. В. Трубецкого.
Таким образом, не вызывает сомнений тот очевидный факт, что коллекция ефимков В. Фукса является нумизматической загадкой ми­рового масштаба, суть которой отдельные нумизматы-любители пы­таются постигнуть только в последнее время. К сожалению, профес­сиональными исследователями эта тема вообще обойдена. При этом в ней по-прежнему остается множество неразрешенных вопросов. Хочется надеяться, что с возможным появлением дополнительной информации, привлечением к этой теме новых, в том числе заинте­ресованных профессиональных исследователей, имеющих открытый доступ к музейным собраниям ефимков и архивным документам (на­пример, к переписке И. Г. Спасского и В. Фукса), многолетний туман вокруг коллекции ефимков В. Фукса развеется окончательно. А до тех пор, по нашему мнению, каждый нумизмат, при желании приняв во внимание приведенную нами информацию, вправе определить для себя свое собственное отношение к этим монетам.
Ну и последнее - наверное, в заключение нельзя уклониться от прямой демонстрации нашего личного, принципиально изменивше­гося отношения к коллекции ефимков В. Фукса. На основании изуче­ния 199 ефимков из коллекции В. Фукса, выставленных на аукционе «Sotheby's», мы считаем, что среди них, как минимум 73 экземпляра (37%), включая 3 ефимка на левендаальдерах с еще одним поддель­ным клеймом даты (рис. 104), являются фальсифицированными. По­этому мы бы отнеслись к приобретению ефимков, бывших в собра­нии В. Фукса, очень осторожно и строго избирательно. И совершенно точно отказались бы рассматривать в качестве подлинных ефимки с «пятиногим конем» на копеечном клейме и с отмеченными особенно­стями цифры «6» и второй цифры «5» на клейме даты. Сюда мы отнес­ли бы и ефимки, бывшие в коллекции В. Фукса, имеющие в качестве основы левендаальдеры.
* * *
Нумизматов, особенно интересующихся темой ефимков, не может не интересовать вопрос - кем же на самом деле был господин В. Фукс? Истинным и искренним почитателем русской нумизматики, служив­шим ей верой и правдой, десятилетиями собирая по всему миру и изучая ефимки, или же излишне доверчивым и недостаточно квали­фицированным собирателем, ставшим невольным инициатором мас­штабного нумизматического заблуждения, существенно ей навредив­шего?
А быть может, он был и тем и другим? Остается лишь надеяться, что беспристрастное время сможет ответить на эти вопросы. А сей­час, как нам представляется, несмотря на неоднозначность роли В. Фукса в русской нумизматике, в конце главы, посвященной ефим­кам его собрания, будет вполне уместным явить облик этого человека отечественным нумизматам, так его имя наверняка знают все люби­тели ефимков, а его образ большинству из них не знаком.
Вилли Фукс (1917-1994), коллекционер "ефимков с признаком"


Глава из книги:
Пухов Е.В. "Монета "Ефимок с признаком" ". 2-е издание, переработанное и дополненное. С автографом автора!


Источники:  "Монета "ефимок с признаком"".
Автор:  Пухов Е.В.
Прочитано 1559 раз(а)

Смотрите другие статьи по ТЕМАМ:

Допетровские монеты Ефимки

На главную страницу Библиотеки

Другие статьи автора:

Пухов Е.В. "История ефимков".

Пухов Е.В. "Ценник на ефимки".

Все статьи автора


Если понравилась статья, поделитесь в соцсетях






  Маркетъ-плейсъ СМ:

Монеты царской (императорской) России до 1917 Монеты РСФСР, СССР 1918-1991, Новой России с 1992  Медали, награды до 1917, знаки, жетоны России Подарочные и коллекционные наборы Боны России 1769-2024 Антиквариат Литература по коллекционированию. Книги и каталоги Аксессуары для хранения и работы с коллекцией

 Нумизматический клуб "Старая Монета" - победитель в номинации "За продвижение нумизматики в сети интернет".   Сайт "Старая Монета" - знак высокой степени вовлеченности и лояльности пользователей по данным Яндекса